Решение от 14 ноября 2016 г. по делу № А63-8406/2016


АРБИТРАЖНЫЙ СУД СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ


Именем Российской Федерации


Р Е Ш Е Н И Е


Дело № А63-8406/2016
14 ноября 2016 года
г. Ставрополь



Резолютивная часть решения объявлена 07 ноября 2016 года.

Решение изготовлено в полном объеме 14 ноября 2016 года.

Арбитражный суд Ставропольского края в составе судьи Быкодоровой Л.В., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Марьевым Н.А., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению

публичного акционерного общества «Сбербанк России», г. Москва в лице Ставропольского отделения № 5230, г. Ставрополь, ОГРН 1027700000132195, ИНН 7707083893,

к Управлению Роспотребнадзора по Ставропольскому краю, г. Ставрополь,

с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора:

Санина Александра Александровича, г. Ставрополь,

о признании незаконным и отмене предписания от 27.04.2016 № 193-пр, вынесенного на основании акта проверки от 27.04.2016 № 236,

при участии представителей заявителя: Малыгина Р.С. по доверенности от 15.06.2016 № 5230/323, Михайленко А.С. по доверенности от 15.06.2016 № 5230/324, представителя заинтересованного лица Бондаренко Е.Н. по доверенности от 11.01.2016 № 05-13, третьего лица Санина А.А. на основании паспорта,

УСТАНОВИЛ:


публичное акционерное общество «Сбербанк России», г. Москва в лице Ставропольского отделения № 5230, г. Ставрополь, (далее – банк, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с заявлением к Управлению Роспотребнадзора по Ставропольскому краю, г. Ставрополь (далее – управление, заинтересованное лицо), о признании незаконным и отмене предписания от 27.04.2016 № 193-пр, вынесенного на основании акта проверки от 27.04.2016 № 236.

Представители общества в судебном заседании поддержали заявленные требования, просили признать оспариваемое предписание незаконным. Полагали, что оспариваемое предписание не соответствует требованиям действующего законодательства, в то время, как рассматриваемый договор соответствует требованиям действующего законодательства.

Поверенный заинтересованного лица возражал против удовлетворения заявленных требований, полагая оспариваемое предписание законным и обоснованным. Утверждал, что заявителем нарушены положения Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и законодательства о защите прав потребителей.

Третье лицо в судебном заседании возражал против удовлетворения заявленных требований, считал, что банком необоснованно установлена неустойка в размере 0,5% от суммы просроченного платежа и навязаны дополнительные условия.

Суд, исследовав материалы дела, выслушав представителей сторон и третьего лица, дав правовую оценку представленным доказательствам, находит заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено из обстоятельств дела, в управление поступило обращение Санина А.А. на неправомерные действия банка по кредитному договору и нарушение его прав.

В связи с поступившим обращением управлением издано распоряжение от 08.04.2016 № 417-р/в о проведении внеплановой документарной проверки.

На основании указанного распоряжения управлением проведена соответствующая проверка.

В ходе проверки установлено, что между банком и Саниным А.А. заключен кредитный договор (далее – Кредитный договор № 1).

Согласно пункту 3.3 указанного договора при несвоевременном перечислении платежа в погашение кредита и/или уплату процентов за пользование кредитом Заемщик уплачивает кредитору неустойку в размере 0,5% от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки с даты, следующей за датой наступления исполнения обязательства, установленной договором, по дату погашения просроченной задолженности (включительно).

Пунктом 3.11 названного договора определено, что суммы поступающие в счет погашения задолженности по договору, в том числе третьих лиц, направляются вне зависимости от назначения платежа, указанного в платежном документе в следующей очередности:

-на возмещение судебных и иных расходов кредитора по принудительному взысканию задолженности по договору;

- на уплату просроченных процентов за пользование кредитом;

- на уплату срочных процентов, начисленных на просроченную задолженность по кредиту;

- на погашение просроченной задолженности по кредиту;

- на уплату срочных процентов, начисленных на срочную задолженность по кредиту;

- на погашение срочной задолженности по кредиту;

- на уплату неустойки.

В пункте 4.2.3 Кредитного договора № 1 предусмотрено право банка потребовать от заемщика досрочно возвратить всю сумму кредита и уплатить причитающиеся проценты за пользование кредитом, неустойку, предусмотренные условиями договора, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения (в том числе однократного) заемщиком его обязательств по погашению кредита и/или уплате процентов за пользование кредитом по договору.

Результаты проверки зафиксированы управлением в акте проверки от 27.04.2016 № 236.

Управление установило, что перечисленные пункты договора не соответствуют действующему законодательству и ущемляют права потребителя, в связи с чем выдало предписание от 27.04.2016 № 193-пр.

Общество посчитало незаконным указанное предписание, что послужило основанием для обращения в суд с данными требованиями в срок, установленный статьей 198 АПК РФ.

Учитывая, что Кредитный договор № 1 заключен до 01.07.2014, то положения Федерального закона от 21.12.2013 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» на него не распространяются (пункт 1 статьи 17 указанного закона).

Согласно положениям статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действующим на момент его заключения.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 23.02.1999 № 4П указал, что исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества гражданам, как экономически слабой и зависимой стороне в правоотношениях с исполнителем услуг в сфере банковской деятельности, которая нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора для банков, а конституционная свобода договора не является абсолютной и не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод.

Статьей 9 Федерального закона от 26.01.1996г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

В силу пункта 4 статьи 12 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее - Закон № 2300-1) необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках оказываемых услуг, то есть заключая кредитный договор с Банком, гражданин полагает, что предоставляемая информация об оказываемых услугах является полной, достоверной и соответствующей закону.

В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона № 2300-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации, признаются недействительными.

Согласно части 3 статьи 10 ГК РФ разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» также указано, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать услуги исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом Российской Федерации от «О защите прав потребителей», другими федеральными законами. При отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

Как установлено из материалов дела, заявителю вменяются несоответствие пунктов 3.3, 3.11, 4.3.4 Кредитного договора № 1 требованиям действующего законодательства.

В соответствии со статьей 395 ГК РФ (действовавшей на момент заключения договор) размер процентов за нарушение срока исполнения денежного обязательства определяется существующей в месте жительства кредитора учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

На момент заключения Кредитного договора № 1 ставка банковского процента (ставка рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации) установлена как 8, 25 % (Указание Банка России от 13.09.2012 № 2873-У), что составляло приблизительно 0, 02% в день.

Однако, из представленных в материалы дела документов следует, что рассматриваемым кредитным договором установлена неустойка в размере 0, 5 % от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки.

Таким образом, установление указанного размера неустойки банком (0,5%), является возложением на заемщика неразумных ограничений и установлением необоснованных условий реализации контрагентами своих прав и свидетельствует о действиях банка вне допустимых пределов осуществления гражданских прав, путем ущемления прав потребителей.

Кроме того, согласно пункту 2 статьи 819 ГК РФ к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 «Заем» Главы 42 ГК РФ, если иное не предусмотрено ГК РФ и не вытекает из существа договора.

В свою очередь, пункт 1 статьи 811 ГК РФ устанавливает, что если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда сумма займа должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 15 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами», проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 811 ГК РФ мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов. На сумму несвоевременно уплаченных процентов за пользование заемными средствами, на основании пункта 1 статьи 811 ГК РФ, проценты не начисляются.

Поскольку, сумма просроченного платежа включает в себя сумму основного долга, подлежащего уплате, сумму процентов, следовательно, условие о взыскании неустойки не только с основного долга по кредитному договору, но и с суммы начисленных процентов, противоречит законодательству Российской Федерации и ущемляет права потребителя.

В пункте 3.11 Кредитного договора № 1 указано, что суммы, поступающие в счет погашения задолженности по договору, в том числе от третьих лиц, направляются, вне зависимости от назначения платежа, указанного в платежном документе, в следующей очередности: на возмещение судебных и иных расходов кредитора по принудительному взысканию задолженности по договору; на уплату просроченных процентов за пользование кредитом; на уплату срочных процентов, начисленных на просроченную задолженность по кредиту; на погашение просроченной задолженности по кредиту; на уплату срочных процентов, начисленных на срочную задолженность по кредиту; на погашение срочной задолженности по кредиту; на уплату неустойки.

Признавая оспариваемое предписание законным и обоснованным в части того, что указанный пункт противоречит требованиям действующего законодательства и нарушает права потребителя, суд исходил из следующего.

В соответствии со статьей 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает, прежде всего, издержки кредитора по получению исполнения, затем проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.

Согласно информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.10.2010 № 141 «О некоторых вопросах применения положений статьи 319 Гражданского кодекса Российской Федерации» в соответствии со статьей 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает, прежде всего, издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.

При этом под издержками кредитора по получению исполнения в названной статье Кодекса понимаются, например, платежи, которые кредитор обязан совершить в связи с принудительной реализацией своего требования к должнику (в частности, сумма уплаченной кредитором государственной пошлины), а под процентами - проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в том числе проценты за пользование суммой займа, кредита.

Таким образом, соглашением сторон может быть изменен порядок погашения только тех требований, которые названы в статье 319 ГК РФ.

Статьей 168 ГК РФ установлено, что соглашение, предусматривающее, что при исполнении должником денежного обязательства не в полном объеме требования об уплате неустойки, процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, или иные связанные с нарушением обязательства требования погашаются ранее требований, названных в статье 319 ГК РФ, противоречит смыслу данной статьи и является ничтожным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона № 2300-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации, признаются недействительными.

С учетом изложенного суд пришел к выводу, что условия Кредитного договора № 1, содержащиеся в пункте 3.11, нарушают требования действующего законодательства и ущемляют права потребителей.

Оспариваемым предписанием банку также вменяется внесение в Кредитный договор № 1 пункта 4.3.4, предусматривающего по требованию банка досрочно, не позднее 15 рабочих дней с даты получения заемщиком уведомления кредитора, включая дату получения уведомления, возвратить всю сумму кредита и уплатить причитающиеся проценты за пользование кредитом, неустойку, предусмотренные условиями договор, в случаях, указанных в пункте 4.2.3 договора. В свою очередь пунктом 4.2.3 установлено, что банк вправе потребовать от заемщика досрочно возвратить всю сумму кредита и уплатить причитающиеся проценты за пользование кредитом, неустойку, предусмотренные условиями договора, а в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения (в том числе однократного) заемщиком его обязательств по погашению кредита и/или уплате процентов за пользование кредитом по договору.

Суд полагает, что указанные пункты договора не соответствуют требованиям действующего законодательства и нарушают права потребителя в связи со следующим.

В соответствии со статьей 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором. Кроме того, по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

Существенным, в свою очередь, признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии со статьей 811 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

При невыполнении заемщиком предусмотренных договором займа обязанностей по обеспечению возврата суммы займа, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые заимодавец не отвечает, в соответствии со статьей 813 ГК РФ заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

Согласно статье 814 ГК РФ, если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления заимодавцем контроля за целевым использованием суммы займа. В случае невыполнения заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа, а также при нарушении обязанностей, предусмотренных пунктом 1 данной статьи, заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

Таким образом, законодательством установлен перечень обстоятельств, при наступлении которых кредитор вправе требовать досрочного возврата кредита от заемщика.

Однократное неисполнение обязательств по погашению задолженности влечет последствия, предусмотренные статьей 395 ГК РФ и не является основанием для досрочного расторжения договора в одностороннем порядке.

Следовательно, условие договора о том, что банк вправе потребовать от заемщика досрочно возвратить всю сумму кредита и уплатить причитающиеся проценты за пользование кредитом, неустойку, предусмотренные условиями договора, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения (в том числе однократного) заемщиком его обязательств по погашению кредита ущемляет его права по сравнению с установленными законом.

Доводы банка о том, что оспариваемое предписание не соответствует требованиям пункта 70 приказа Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 16.07.2012 № 764, поскольку не содержит конкретных действий, которые необходимо совершить банку в целях исполнения предписания, судом отклоняются. В предписании указано, что пункты 3.3, 3.11, 4.3.4, 4.2.3 Кредитного договора № 1 не соответствуют требованиям действующего законодательства, банку необходимо привести их в соответствие с действующим законодательством в области защиты прав потребителей. Выбор способа устранения нарушений лежит на банке: либо исключить указанные пункты из договора, либо изменить их содержание, либо иным способом устранить допущенные нарушения.

При вышеперечисленных обстоятельствах суд пришел к выводу, что условия пунктов 3.3, 3.11, 4.3.4, 4.2.3 Кредитного договора № 1 противоречат требованиям действующего законодательства и ущемляют права потребителей.

В соответствии с частью 1 статьи 198, частью 5 статьи 200, частью 2 статьи 201 АПК РФ, совместным постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Из смысла приведенных норм следует, что для признания ненормативных правовых актов недействительными, а действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными необходимо одновременное наличие двух условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно статьям 65, 198 АПК РФ обязанность по доказыванию нарушений ненормативным правовым актом прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности возлагается на заявителя.

Между тем в нарушение указанных правовых норм заявителем не представлено каких-либо относимых и допустимых доказательств, в смысле статьи 71 АПК РФ, незаконности оспариваемого предписания, равно как не представлено доказательств нарушения его прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности оспариваемым предписанием.

Соответственно, отсутствует совокупность обстоятельств, предусмотренных статьей 198 АПК РФ, для признания незаконным оспариваемого предписания.

При вышеперечисленных обстоятельствах требования заявителя удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь статьями 167170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Ставропольского края

Р Е Ш И Л:


заявленные требования публичного акционерного общества «Сбербанк России», г. Москва в лице Ставропольского отделения № 5230, г. Ставрополь, ОГРН 1027700000132195, ИНН 7707083893, оставить без удовлетворения.

Решение суда может быть обжаловано через Арбитражный суд Ставропольского края в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в месячный срок со дня его принятия (изготовления в полном объеме) и в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа при условии, что оно было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.


Судья Л.В. Быкодорова

Суд:

АС Ставропольского края (подробнее)

Истцы:

ОАО "Сбербанк России в лице Северо-Кавазского банка Сбербанка РФ (подробнее)

Ответчики:

Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по СК (подробнее)

Иные лица:

Санин Александр Александрович (подробнее)


Судебная практика по:

Злоупотребление правом
Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФ

Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ

По кредитам, по кредитным договорам, банки, банковский договор
Судебная практика по применению норм ст. 819, 820, 821, 822, 823 ГК РФ