Решение от 24 ноября 2016 г. по делу № А51-20313/2016


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

690091, г. Владивосток, ул. Светланская, 54

Именем Российской Федерации


РЕШЕНИЕ


Дело № А51-20313/2016
г. Владивосток
24 ноября 2016 года

Резолютивная часть решения объявлена 22 ноября 2016 года. Полный текст решения изготовлен 24 ноября 2016 года.

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Черняк Л.М., при ведении протокола судебного заседания секретарем Мясниковой О.В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Ладыгина Валерия Викторовича (ИНН 253804897009; ОГРНИП 310253832100011; дата рождения: 01.12.1970 года; место рождения: гор. Кола Мурманской обл.; дата регистрации в качестве ИП: 17.11.2010; адрес: ул. Овчинникова, д. 10, офис 16, г. Владивосток, Приморский край, 690048)

к Находкинской таможне (ИНН 2508025320; ОГРН 1022500713333; дата регистрации 10.12.2002; адрес: ул. Портовая, д. 17, г. Находка, Приморский край, 692904)

о признании незаконным решения от 28.06.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров задекларированных по ДТ № 10714040/300516/0016050;

при участии в заседании:

представители сторон не явились;

установил:


индивидуальный предприниматель Ладыгин Валерий Викторович (далее – заявитель, предприниматель, декларант) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с заявлением к Находкинской таможне (далее – ответчик, таможенный орган, таможня) о признании незаконным решения от 28.06.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров задекларированных по ДТ №10714040/300516/0016050.

Стороны в судебное заседание представителей не направили, о месте и времени судебного заседания извещены надлежащим образом, в связи с чем, руководствуясь статьями 156, 200 АПК РФ, суд рассмотрел дело в их отсутствие по имеющимся в деле документам.

В обоснование заявленных требований предприниматель указал, что считает неправомерным отказ таможни в применении декларантом таможенной стоимости на основе цены сделки, поскольку для подтверждения заявленной таможенной стоимости, определенной по первому методу «по стоимости сделки с ввозимыми товарами», таможенному органу были представлены все необходимые документы в достаточном объеме, и даны соответствующие пояснения.

Заявитель также указал, что увеличение таможенной стоимости со стороны таможни необоснованно увеличивает размер подлежащих уплате таможенных платежей, что нарушает его права и законные интересы в сфере внешнеэкономической деятельности, а также нарушает право предпринимателя на определение действительной таможенной стоимости ввезенного товара по методам, предусмотренным действующим законодательством.

Таможенный орган в письменном отзыве указал, что документы и сведения, использованные заявителем при определении таможенной стоимости, не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации, а декларант не воспользовался правом доказать правомерность избранного им метода определения таможенной стоимости и достоверность представленных им документов.

Из материалов дела следует, в адрес в мае 2016 года во исполнение внешнеэкономического контракта № IРВ/201506/001 от 20.06.2015, заключенного между ИП Ладыгиным Валерием Викторовичем и компанией «Брубек Инкорпорейтед», на территорию России, предприниматель ввез товар в ассортименте, изготовленный из черных металлов на условиях поставки FOB Янтиань.

При таможенном оформлении таможенная стоимость товаров по ДТ № 10714040/300516/0016050 определена заявителем на основании метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами (первый метод), предусмотренного статьей 4 Соглашения об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза от 25.01.2008, и заявлена в размере 2 635 243,61 руб.

В целях подтверждения заявленной таможенной стоимости в таможенный орган были предоставлены документы и сведения, необходимые для таможенного оформления ввезенного товара.

При анализе поданных в таможню документов, таможенным органом были выявлены значительные расхождения между заявленными сведениями, принято решение о проведении дополнительной проверки от 31.05.2016, были запрошены документы, декларанту было предложено предоставить обеспечение уплаты таможенных пошлин, налогов по ДТ № 10714040/300516/0016050.

В установленные законом сроки декларантом был представлен ответ на дополнительную проверку, а также копии запрошенных на проверку документов.

28.06.2016 таможенным органом было принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров, заявленной в декларации на товары № 10714040/300516/0016050.

В результате произведенной корректировки, увеличилась сумма начисленных таможенных платежей.

Не согласившись с решением о корректировке таможенной стоимости товаров, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативного акта таможни незаконным.

Оценив доводы сторон, законность оспариваемого решения, суд находит требование заявителя подлежащим удовлетворению в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 112 Федерального закона № 311-ФЗ от 27.11.2010 «О таможенном регулировании в Российской Федерации» определение таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза при их ввозе в Российскую Федерацию, осуществляется в соответствии с международным договором государств - членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, с учетом особенностей его применения в случаях, установленных Таможенным кодексом Таможенного союза.

В соответствии с пунктом 1 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС) таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств - членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.

Согласно пункту 1 статьи 2 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза» (далее - Соглашение от 25.01.2008), основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами.

Пунктом 1 статьи 4 Соглашения от 25.01.2008 установлено, что таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза.

Ценой, фактически уплаченной или подлежащей к уплате за ввозимые товары, является сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей Стороны (часть 2 данной статьи).

В соответствии с пунктом 4 статьи 65 ТК ТС, пунктом 3 статьи 2 Соглашения от 25.01.2008 таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации.

Пунктом 2 статьи 64 ТК ТС предусмотрено, что таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется, если товары фактически пересекли таможенную границу и такие товары впервые после пересечения таможенной границы помещаются под таможенную процедуру, за исключением таможенной процедуры таможенного транзита. Таможенная стоимость товаров определяется декларантом либо таможенным представителем, а в случаях, установленных ТК ТС - таможенным органом.

Согласно пункту 1 статьи 68 ТК ТС, решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров.

Перечень документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом, утвержден Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376 «О порядке декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров».

Как установлено судом, в целях документального подтверждения применения метода по стоимости сделки с ввозимым товаром декларант вместе со спорной декларацией представил все предусмотренные законодательством документы, при анализе которых, суд не усматривает оснований согласиться с утверждением таможенного органа об отсутствии документального подтверждения сделки, поскольку доказательств несоблюдения декларантом установленного пунктом 1 статьи 68 ТК ТС условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности стоимости сделки с ввозимыми товарами, таможенный орган не представил. Материалами дела подтверждается, что заявитель представил все необходимые документы, поименованные в этом перечне, а также документы, выражающие содержание сделки и информацию по условиям ее оплаты.

Вместе с тем, проанализировав документы, представленные предпринимателем в подтверждение заявленной таможенной стоимости ввезенного товара, таможня пришла к выводу о том, что заявленная декларантом таможенная стоимость товаров и представленные заявителем сведения, относящиеся к ее определению, в нарушение пункта 4 статьи 65 ТК ТС, пункта 3 статьи 2 Соглашения не основаны на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации, в связи с чем применение в рассматриваемом случае метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами не представляется возможным.

Оценивая данную позицию таможенного органа, суд приходит к следующим выводам.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 6 Постановления от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее - Постановление Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18), при оценке соблюдения декларантом требований пункта 4 статьи 65 Кодекса и пункта 3 статьи 2 Соглашения судам, принимая во внимание публичный характер таможенных правоотношений, следует исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.

Из пункта 7 названного Постановления следует, что таможенная стоимость, определяемая по стоимости сделки с ввозимыми товарами, не может считаться документально подтвержденной и количественно определяемой, если декларант не представил доказательства совершения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в представленных им документах информация о цене (здесь и далее также - предусмотренных статьей 5 Соглашения дополнительных начислениях к цене) не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара.

Из материалов дела усматривается, что согласно коммерческому инвойсу № MI-160503-DV47/1-NHK от 01.04.2016 стороны договорились о наименовании, ассортименте, количестве и стоимости реализуемого товара на общую сумму 2 635 243,61 руб.

Указанная заявителем в графе 22 спорной декларации стоимость товара совпадает с ценой, указанной в коммерческих документах, и, как следствие, с ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате продавцу согласно формулировке статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.

Суд отклоняет довод таможенного органа о не подтверждении стоимости фрахта по спорной поставке.

Базисным условием поставки товара по спорной декларации является FOB, что в соответствии с Международными правилами толкования торговых терминов «Инкотермс» означает, что продавец обязан оплатить: все расходы, относящиеся к товару до момента фактического его перехода через поручни судна в согласованном порту отгрузки; все расходы, связанные с выполнением таможенных формальностей, оплатой всех пошлин, налогов и иных официальных сборов, взимаемых при вывозе.

Согласно пункту 1 Перечня документов при определении таможенной стоимости по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами лицом, заполнившим ДТС, должны быть представлены, в том числе: договор по перевозке (договор транспортной экспедиции, если такой договор заключался), погрузке, разгрузке или перегрузке товаров; счет-фактура (инвойс) за перевозку (транспортировку), погрузку, разгрузку или перегрузку товаров; банковские документы (если счет-фактура оплачен) или документы (информация) о транспортных тарифах или бухгалтерские документы, отражающие стоимость перевозки (если перевозка товара осуществлялась собственным транспортом декларанта).

Из материалов дела видно, что заявителем в таможенный орган, а затем и в суд представлены перечисленные выше документы, подтверждающие понесенные им транспортные расходы по перевозке товара.

Предприниматель при формировании таможенной стоимости включил в структуру таможенной стоимости расходы по перевозке (транспортировке) товаров до порта Российской Федерации в общем размере 49 244,89 руб., что нашло отражение в графе 17 декларации таможенной стоимости по форме ДТС-1, представленной в материалы дела.

Вознаграждение экспедитора по договору оказания транспортных услуг не предусмотрено, в связи с этим отсутствуют и документы и сведения, доказательств обратного таможенным органом не представлено.

Также является ошибочным и указание таможенного органа о том, что при проведении дополнительной проверки был представлен Акт об оказании услуг № 54 от 02.06.2016 (экспедиторское вознаграждение) на сумму 4 000 руб., которое не было включено в расчет таможенной стоимости, так как данный акт составлен во исполнение Агентского договора № ТМ05/15 от 01.04.2015 заключенного между ООО «Техномакс-ДВ» и ИП Ладыгиным В.В., являющимся агентом для общества. В силу чего данная сумма не подлежит включению в расчет таможенной стоимости согласно п.1 ст.5 Соглашения от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза».

Довод таможенного органа о том, что в расчет таможенной стоимости не включено вознаграждение агента, в связи с тем, что ИП Ладыгин В.В. осуществляет поставку товаров во исполнение Агентского договора № ТМ05/15 от 01.04.2016 противоречит п. 1 ст. 5 Соглашения от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза», а именно при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются:

1) следующие расходы в размере, в котором они осуществлены или подлежат осуществлению покупателем, но не включены в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за ввозимые товары:

а) вознаграждение посредникам (агентам) и вознаграждение брокерам, за исключением вознаграждения за закупку, уплачиваемого покупателем своему агенту (посреднику) за оказание услуг по его представлению за рубежом, связанных с покупкой оцениваемых (ввозимых) товаров.

Согласно пунктам 1.1, 1.2 агентского договора № TM05/15 от 01.04.2015, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью «Техномакс-ДВ» (принципал) и Ладыгиным В.В. (агент), агент оказывает принципалу услуги по оформлению и декларированию товара с оплатой таможенных платежей на таможенных постах Находкинской и Владивостокской таможен, предназначенных принципалу. Агент осуществляет поиск товара в Китае и других странах Юго-Восточной Азии на основании заявок принципала, от своего имени заключает контракты с иностранными компаниями, а также осуществляет декларирование и таможенную очистку товара.

Таким образом, предприниматель, являясь агентом ООО «Техномакс-ДВ», фактически при заключении контракта № IРВ/201506/001 от 20.06.2015 и декларировании спорного товара действовал в его интересах и за его счет, в связи с чем, у заявителя не могли возникнуть расходы по оплате вознаграждения агенту, подлежащие включению в таможенную стоимость, так как Ладыгин В.В. сам является агентом.

В этой связи вывод таможенного органа о необходимости включения в структуру заявленной таможенной стоимости вознаграждения агента за таможенное оформление товара признается судом безосновательным.

Как подтверждается материалами дела, по условиям пункта 2.1 контракта № IPB/201506/001 от 20.06.2015 цены на товар устанавливаются в российских рублях на условиях FOB (наименование порта отгрузки) Китай в редакции Инкотермс 2010.

Соответственно расходы по доставке товара до таможенной территории таможенного союза лежат на покупателе, то есть на Ладыгине В.В.

При этом в спорной ситуации договор оказания транспортных услуг на морскую перевозку грузов заявитель не заключал, поскольку такой договор был заключен непосредственно ООО «Техномакс-ДВ» - лицом, в интересах которого действовал предприниматель, и фактически собственником поставляемого товара, напрямую с перевозчиком – компанией ООО «Маэрск», действующего от имени и по поручению компании «MMC Transport».

Таким образом, заявитель не должен был включать в структуру таможенной стоимости агентское вознаграждение.

Обобщая вышеизложенное, суд считает, что заявителем подтверждена стоимость фрахта, включенная в таможенную стоимость.

Доводы таможенного органа о непредставлении декларантом запрошенных в ходе дополнительной проверки документов не нашли своего подтверждения в материалах дела.

Так, заявителем в таможенный орган были представлены запрошенные документы и пояснения о невозможности представления иных запрошенных документов.

Кроме того, ссылаясь на наличие вышеперечисленных обстоятельств, таможенный орган не указал, каким образом они повлияли на таможенную стоимость ввезенного товара, имелись ли достаточные основания полагать установленным факт несоответствия заявленных сведений фактическим операциям, а также не представил подтверждающих документов, в том числе истребованных им у третьих лиц.

Указанные в контракте, приложении к нему сведения о товаре и об условиях поставки совпадают со сведениями, содержащимися в спорной ДТ.

В этой связи суд считает, что непредставление заявителем в ходе дополнительной проверки части запрошенных документов не могло послужить основанием для корректировки заявленной таможенной стоимости ввиду того, что данные документы не перечислены в приложении № 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением № 376.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации у таможни не имелось препятствий для принятия заявленной декларантом таможенной стоимости товара, ввезенного по спорной ДТ, а также оснований считать указанную таможенную стоимость, определенную по первому (основному) методу, документально неподтвержденной.

Согласно пункту 10 Постановления Пленума ВС РФ № 18 от 12.05.2016 при разрешении споров о правомерности корректировки таможенной стоимости следует учитывать, какие признаки недостоверного заявления таможенной стоимости были установлены таможенным органом и нашли свое подтверждение в ходе проведения таможенного контроля, в том числе с учетом документов (сведений), собранных таможенным органом и дополнительно представленных декларантом.

Непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу.

Соответственно частичное непредставление заявителем дополнительно запрошенных документов, учитывая достаточность представленных декларантом в таможню документов, позволяющих определить заявленную таможенную стоимость товара с учетом выбранного декларантом метода по стоимости сделки, не повлекло указание недостоверной информации о таможенной стоимости товара, и не является основанием в спорном случае для корректировки таможенной стоимости.

Делая указанный вывод, суд отмечает, что доказательств недостоверности сведений, содержащихся в пакете документов, представленном заявителем в подтверждение заявленной таможенной стоимости, равно как невозможность использования документов, представленных декларантом при таможенном оформлении в обоснование таможенной стоимости товара, в их совокупности и системной оценке таможенным органом не подтверждена.

Суд отклоняет ссылку таможенного органа на отличие уровня заявленной декларантом таможенной стоимости от ценовой информации, имеющейся в таможенном органе, так как указанное обстоятельство само по себе не предусматривает право на корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве безусловного основания для корректировки.

Таким образом, определенная заявителем таможенная стоимость товаров не может быть признана существенно ниже ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенного органа по сделкам с идентичными товарами или однородными товарами, что не может свидетельствовать о недостоверности условий сделки.

В то же время материалами дела наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможней не доказано, равно как не представлены доказательства невозможности применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, указанные в части 1 статьи 4 Соглашения.

При таких обстоятельствах различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.

Давая оценку доводу таможни о том, что по результатам проведения сравнительного анализа уровень таможенной стоимости однородных товаров превысил индекс таможенной стоимости по спорной декларации, суд исходит из разъяснений Пленума ВС РФ, изложенных в пункте 5 Постановления от 12.05.2016 № 18 в соответствии с которыми, система оценки ввозимых товаров для таможенных целей, основанная на статье VII ГАТТ 1994, исходит из действительной их стоимости - цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции. При этом за основу определения действительной стоимости в максимально возможной степени должна приниматься договорная цена товаров и не должна приниматься фиктивная или произвольная стоимость.

С учетом данных положений примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 23.12.2015 по делу № 303-КГ15-10774, признаки недостоверности сведений о цене сделки, на основании которой приобретен товар, могут проявляться, в частности, в значительном отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными товарами или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию Таможенного союза при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таких сделок - данных иных официальных или общепризнанных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов.

Вместе с тем, таможенный орган не доказал, что используемые им в оспариваемом решении проверочные величины по ДТ (когда в качестве источника ценовой информации для определения таможенной стоимости таможней избраны ДТ №№ 10216100/230316/0022030, 10702030/140416/0017545, 10130180/110416/0002661) учитывают коммерческий уровень и количество ввезенного предпринимателем товара, а также условия поставки ввозимого товара в рамках контракта по ДТ №10714040/300516/0016050, имея в виду определение таможенной стоимости ввозимых товаров в соответствии с Соглашением, исходя из принципов, установленных Соглашением по применению статьи VII ГАТТ 1994, должно основываться на критериях, совместимых с коммерческой практикой (пункт 9 Постановления № 18).

На основании изложенного суд приходит к выводу, что таможня не доказала наличие обстоятельств, препятствующих применению первого метода определения таможенной стоимости.

Судом установлено, что оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, исчисляемых в соответствии с таможенной стоимостью товаров, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие), в том числе государственных органов не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконным.

Принимая во внимание изложенное, суд находит требование заявителя о признании незаконным решения таможни обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Как следует из пункта 3 части 5 статьи 201 АПК РФ, понуждение органа, осуществляющего публичные полномочия, принять решение или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя, не относится к исковым требованиям, а является способом устранения нарушенного права.

В соответствии с частью 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, самостоятельно определив способы их судебной защиты соответствующих статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется заявителем и должен действительно привести к восстановлению нарушенного материального права или реальной защите законного интереса.

Избранный заявителем способ защиты должен быть соразмерен нарушению и не должен выходить за пределы, необходимые для его применения.

При этом суд вправе самостоятельно определять способ восстановления нарушенного права заявителя.

Исходя из пункта 30 Постановления Пленума ВС РФ № 18, в случае признания судом незаконным решения таможенного органа, влияющего на исчисление таможенных платежей, либо отказа (бездействия) таможенного органа во внесении изменений в декларацию на товар и (или) в возврате таможенных платежей, в целях полного восстановления прав плательщика на таможенные органы в судебном акте возлагается обязанность по возврату из бюджета излишне уплаченных (взысканных) платежей, окончательный размер которых определяется таможенным органом на стадии исполнения решения суда. При этом отдельного обращения плательщика с заявлением о возврате соответствующих сумм в порядке, предусмотренном статьей 147 Закона о таможенном регулировании, в этом случае не требуется.

Принимая во внимание пункт 30 Постановления Пленума ВС РФ № 18, суд обязывает таможню возвратить предпринимателю излишне взысканные таможенные платежи по ДТ № 10714040/300516/0016050, окончательный размер которых таможне определить на стадии исполнения судебного решения.

В соответствии со статьей 110 АПК РФ судебные расходы по уплате государственной пошлины относятся на таможенный орган.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:


Признать незаконным решение Находкинской таможни от 28.06.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров задекларированных по ДТ № 10714040/300516/0016050, как не соответствующее Таможенному кодексу Таможенного союза.

Решение в указанной части подлежит немедленному исполнению.

Обязать Находкинскую таможню возвратить индивидуальному предпринимателю Ладыгину Валерию Викторовичу излишне уплаченные (взысканные) таможенные платежи по декларации на товары № 10714040/300516/0016050, окончательный размер которых таможне определить на стадии исполнения настоящего решения арбитражного суда.

Взыскать с Находкинской таможни в пользу индивидуального предпринимателя Ладыгина Валерия Викторовича судебные расходы по уплате госпошлины по делу в размере 300 (триста) рублей.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано через Арбитражный суд Приморского края в течение месяца со дня его принятия в Пятый арбитражный апелляционный суд и в Арбитражный суд Дальневосточного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в законную силу, при условии, что оно было предметом рассмотрения апелляционной инстанции.


Судья Черняк Л.М.

Суд:

АС Приморского края (подробнее)

Истцы:

ИП ЛАДЫГИН ВАЛЕРИЙ ВИКТОРОВИЧ (подробнее)

Ответчики:

НАХОДКИНСКАЯ ТАМОЖНЯ (подробнее)