Решение от 25 ноября 2016 г. по делу № А51-20345/2016


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

690091, г. Владивосток, ул. Светланская, 54

Именем Российской Федерации


РЕШЕНИЕ


Дело № А51-20345/2016
г. Владивосток
25 ноября 2016 года

Резолютивная часть решения объявлена 21 ноября 2016 года .

Полный текст решения изготовлен 25 ноября 2016 года.

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Галочкиной Н.А.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Кравченко В.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «АртБонд» (ИНН 2508110303, ОГРН 1122508001384, дата государственной регистрации юридического лица 27.04.2012)

к Владивостокской таможне (ИНН 2540015767, ОГРН 1052504398484, дата государственной регистрации юридического лица 15.04.2005)

о признании незаконным решения от 10.07.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров по ДТ №10702020/180516/0011849

при участии: стороны – не явились, надлежаще извещены.

установил:


Общество с ограниченной ответственностью «АртБонд» (далее – заявитель, декларант, общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решение Владивостокской таможни (далее – ответчик, таможенный орган, таможня) от 10.07.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров, задекларированных в декларации на товары № 10702020/180516/0011849 (далее – спорная ДТ).

Ходатайствует о взыскании с Владивостокской таможни расходов по оплате услуг представителя в размере 15 000 руб.

Стороны, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, в заседание суда своих представителей не направили. Заявителем направлено суду ходатайство, в котором просит рассмотреть дело в отсутствие его представителя, указав, что настаивает на заявленных требованиях в полном объеме. В соответствии с частью 3 статьи 156, частью 2 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) суд считает возможным рассмотреть настоящий спор в отсутствие не явившихся сторон по имеющимся в деле доказательствам.

Общество в заявление указало, что его требования основаны на несогласии с корректировкой таможенной стоимости товаров, ввезенных им по спорной ДТ, поскольку обоснованных доводов недостоверности предоставленных таможне документов либо заявленных в них сведений в оспариваемом решении не указано. Полагает, что для подтверждения таможенной стоимости им были представлены все необходимые документы и в полном объеме выполнена обязанность по подтверждению заявленной таможенной стоимости, определенной по первому методу таможенной стоимости. Кроме того, на запрос таможни в ходе проведения дополнительной проверки, обществом в их адрес были направлены дополнительно испрашиваемые документы для подтверждения заявленной таможенной стоимости, а также пояснения причин, ввиду которых не могут быть представлены некоторые интересующие таможенный орган документы. В связи с чем, считает, что таможня незаконно произвела корректировку таможенной стоимости и доначислила таможенные платежи по спорной, чем нарушены права и законные интересы общества в сфере внешнеэкономической деятельности. Просит признать незаконным оспариваемое решение.

В части заявленных требований о судебных расходах заявитель полагает, что факт оказания и оплаты им расходов на представителя подтверждается письменными доказательствами, представленными в материалы дела.

Таможенный орган в предоставленном суду письменном отзыве не согласился с требованиями заявителя. Полагает, что декларант в ходе таможенного контроля спорной ДТ не воспользовался правом доказать правомерность избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность предоставляемых им документов. В связи с чем, считает, что решение о корректировке таможенной стоимости принято законно, обоснованно и отмене не подлежит. Изложенные обстоятельства, по мнению таможни, свидетельствует об отсутствии оснований для удовлетворения требований заявителя.

В части заявленных требований о судебных расходах таможня в письменном отзыве своей правовой позиции не выразили, заявленную к взысканию сумму не оспорили.

Изучив материалы дела, суд установил следующее.

В мае 2016г. во исполнение внешнеторгового контракта купли-продажи от 18.03.2015 № JLD2016, заключенного между заявителем (покупатель) и иностранной компанией (продавец), на таможенную территорию Таможенного союза на условиях поставки FOB НИНГБО были ввезены товары из Китая общей суммой по счету 46 385 долларов США и задекларированы посредством системы электронного деклараирования по ДТ № 10702020/180516/0011849. Таможенная стоимость заявлена декларантом с применением основного метода определения таможенной стоимости «по стоимости сделки с ввозимыми товарами».

В подтверждение заявленной таможенной стоимости были представлены в формализованном виде документы и сведения, необходимые для таможенного оформления ввезенного товара, в том числе: контракт от купли-продажи от 18.03.2015 № JLD2016, проформа-инвойс от 01.04.2016 № TDSJH-1602, коммерческий инвойс от 22.04.2016 № TDSJH-1602-2, упаковочный лист от 22.04.2016 № TDSJH-1602-2, коносамент от 06.06.2016 № MLVLV591658077, заявление на перевод денежных средств от 06.04.2016 № 16, договор на транспортно-экспедиторское обслуживание от 01.03.2016 № ИТ-018/16, счет на оплату от 05.05.2016 № 522 транспортно-экспедиционных услуг и платежное поручение от 17.05.2016 № 100 по его оплате, а также другие документы, согласно сведений графы 44 спорной ДТ и дополнений к ней и описи документов к спорной ДТ.

Декларантом оформлена и направлена 18.05.2016 в таможню декларация таможенной стоимости по форме ДТС-1, в которой в графах 3, 4, 5 указаны сведения о внешнеэкономическом контракте, инвойсе и об условиях поставки, аналогичные со сведениями, указанными в спорной ДТ, в графе 17 и 20 указаны расходы по перевозке (транспортировке) товаров, которые включены в структуру таможенной стоимости.

По результатам контроля таможенной стоимости ввезенного по спорной ДТ товара, таможенный орган выявил с использованием СУР риски недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров, в связи с чем, было принято решение от 19.05.2016 о проведении дополнительной проверки для таможенной стоимости, которым у декларанта запрошены дополнительные документы, сведения и пояснения, необходимые, по мнению таможенного органа, для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров, а также предложено предоставить обеспечение уплаты таможенных платежей, согласно расчета размера обеспечения.

Во исполнение указанного решения, обществом направлены в адрес таможни письменные пояснения и сведения, относительно запрашиваемых документов, даны пояснения о невозможности предоставления части документов, а также предоставлены копии коммерческих документов по поставке товара на бумажном носителе.

По результатам контроля таможенной стоимости товара по спорной ДТ, таможенным органом 10.07.2016 принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров, по тем основаниям, что декларантом не подтверждена заявленная таможенная стоимость, что исключает использование основного метода определения таможенной стоимости товара и обществу было предложено откорректировать заявленную стоимость товаров в соответствии с требованиями Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза», на основе, имеющейся в распоряжении таможенного органа ценовой информации, по третьему методу определения таможенной стоимости.

По итогам контроля таможенная стоимость по спорной ДТ была откорректирована и таможней принято окончательное решение по таможенной стоимости товаров, в результате чего, сумма таможенных платежей, подлежащих уплате, увеличилась и повлекла за собой доначисление таможенных платежей.

Полагая, что первоначально представленный пакет документов, а также предоставленные дополнительно испрашиваемые таможней документы подтверждали заявленную таможенную стоимость товаров, определенную по первому методу таможенной оценки, а решение таможни о корректировке таможенной стоимости товаров не соответствует требованиям действующего законодательства и нарушает права и законные интересы, общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Исследовав материалы дела, оценив доводы сторон, проанализировав законность оспариваемого решения, суд полагает, что заявленное требование подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 198, части 4 статьи 200 АПК РФ для признания ненормативного акта государственного органа недействительным, его действий (бездействия) незаконными суду необходимо одновременно установить как несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту, так и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу пункта 1 статьи 112 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (далее – Закон № 311-ФЗ) определение таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза при их ввозе в Российскую Федерацию, осуществляется в соответствии с международным договором государств - членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, с учетом особенностей его применения в случаях, установленных Таможенным кодексом Таможенного союза.

Декларирование, контроль и корректировка таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза при ввозе в Российскую Федерацию, осуществляются в соответствии с главой 8 Таможенного кодекса Таможенного союза (часть 3 статьи 112 Закона № 311-ФЗ).

В соответствии с частью 1 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТК ТС) таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств - членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.

Декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов (пункт 2 статьи 65 ТК ТС).

Согласно части 1 статьи 2 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза», ратифицированного Федеральным законом от 22.12.2008 № 258-ФЗ (далее – Соглашение), основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.

Частью 1 статьи 4 настоящего Соглашения установлено, что таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 указанного Соглашения.

Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. То есть основным методом определения таможенной стоимости является метод по цене сделки с ввозимым товаром, который в данном случае и применен декларантом.

Согласно пункту 4 статьи 65 ТК ТС заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. Аналогичная норма содержится в пункте 3 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости товара.

Статьей 66 ТК ТС таможенному органу в рамках проведения таможенного контроля предоставлено право осуществлять контроль таможенной стоимости товаров, по результатам которого, согласно статьи 67 ТК ТС, таможенный орган принимает решение о принятии заявленной таможенной стоимости товаров либо решение о корректировке заявленной таможенной стоимости.

Учитывая, что согласно пункту 1 статьи 68 ТК ТС единственным основанием для принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости является ее недостоверное заявление декларантом, в том числе, в связи с использованием сведений, не отвечающих требованиям пункта 4 статьи 65 ТК ТС и пункта 3 статьи 2 Соглашения, при разрешении споров о правомерности корректировки таможенной стоимости судам следует учитывать, какие признаки недостоверного заявления таможенной стоимости были установлены таможенным органом и нашли свое подтверждение в ходе проведения таможенного контроля, в том числе с учетом документов (сведений), собранных таможенным органом и дополнительно представленных декларантом (пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18)).

В силу статьи 69 ТК ТС в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с ТК ТС. Для этого таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения и установить срок для их представления, который должен быть достаточен для этого, но не превышать срока, установленного статьей 170 ТК ТС.

Выявление таможенным органом признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров, в том числе перечисленных в пункте 11 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376 «О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров» (далее – Порядок № 376) служит поводом к проведению дополнительной проверки, поскольку выявление признаков недостоверности заявленных декларантом сведений о таможенной стоимости товара означает лишь возникновение у таможенного органа предположений о недостоверности таких сведений.

Декларант обязан представить запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы и сведения либо предоставить в письменной форме объяснение причин, по которым они не могут быть представлены (пункт 3 статьи 69 ТК ТС).

Обязанность по доказыванию наличия оснований, исключающих применение первого метода определения таможенной стоимости товара, а также невозможности применения иных методов в соответствии с установленной законом последовательностью лежит на таможенном органе (часть 1 статьи 65, часть 5 статьи 200 АПК РФ, пункт 6 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18).

Основания невозможности применения основного метода таможенной оценки перечислены в подпунктах 1-4 пункта 1 статьи 4 Соглашения. Доказательства наличия предусмотренных оснований, препятствующих применению основного метода оценки таможенной стоимости товаров, в материалах дела отсутствуют в силу следующих обстоятельств.

Из материалов дела следует, что в ходе контроля заявленной таможенной стоимости по спорной ДТ в соответствии с пунктом 14 Порядка № 376, таможенным органом были выявлены признаки, указывающие на то, что заявленные обществом при декларировании товаров сведения и представленные к таможенному оформлению документы могут являться недостоверными либо должным образом не подтверждены, следовательно, недостаточны для подтверждения заявленной таможенной стоимости товара по первому методу.

В связи с этим, таможенным органом проведена дополнительная проверка с целью выяснения обстоятельств рассматриваемой сделки и условий продажи товаров, обусловливающих расхождение между величиной таможенной стоимости товара и ценовой информацией, имеющейся в таможенном органе, а также получении разъяснений относительно выявленных признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров. Обществу предложено представить дополнительные документы для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров и устранения выявленных противоречий.

Во исполнение решения таможенного органа о проведении дополнительной проверки декларант представил таможне сведения и пояснения по запрашиваемым дополнительным документам, в том числе сообщив причины невозможности представления отдельных документов, а также предоставив копии коммерческих документов по спорной ДТ на бумажном носителе.

Таким образом, во исполнение обязанности, предусмотренной пунктом 3 статьи 69 ТК ТС, декларант представил пояснения и сведения по запрашиваемым дополнительным документам, а также соответствующие объяснения объективной невозможности представления иных документов.

Указание таможни в оспариваемом решении на то обстоятельство, что декларантом представлены документы в ответ на решение о проведение дополнительной проверки по таможенной стоимости частями в нарушение Порядка контроля таможенной стоимости, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376, тем самым ограничив таможенный орган во времени на проведение более полного и всестороннего анализа представленных документов и проверки их сведений в сторонних организациях, судом расценивается как необоснованное и незаконное, исходя из установленного Разделом III Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376 порядка проведения дополнительной проверки.

В соответствии с пунктом 12 указанного Порядка контроля таможенной стоимости товаров (далее – Порядок № 376), срок проведения дополнительной проверки исчисляется со дня принятия решения о проведении дополнительной проверки до дня принятия решения в отношении заявленной таможенной стоимости товаров.

Пунктом 14 Порядка № 376 также установлено, что в решении о проведении дополнительной проверки таможенным органом указывается разумный (достаточный) срок их представления, который не может превышать 60 (шестидесяти) календарных дней со дня регистрации декларации на товары. Декларант вправе представить дополнительные документы раньше срока, установленного для их представления таможенным органом.

Пунктом 15 Порядка № 376 определено, что декларант (таможенный представитель) имеет право доказать правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность представленных им документов и сведений. Для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров декларант (таможенный представитель) обязан представить запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы, сведения и пояснения либо предоставить в письменной форме объяснение причин, по которым они не могут быть представлены (пункт 3 статьи 69 ТК ТС) (абзац 1). Одновременно с запрошенными таможенным органом документами, сведениями и пояснениями могут быть представлены другие документы и сведения в подтверждение заявленной таможенной стоимости товаров (абзац 2). Документы, сведения и пояснения, указанные в первом и втором абзацах настоящего пункта, должны быть представлены декларантом (таможенным представителем) в таможенный орган одним комплектом (не частями) до истечения срока их представления (абзац 3 пункт 15 Порядка № 376).

При этом в соответствии с пунктом 19 Порядка № 376 не позднее чем через 30 (тридцать) календарных дней со дня, следующего за днем представления декларантом (таможенным представителем) дополнительно запрошенных документов, сведений и пояснений, должностным лицом принимается решение либо о принятии заявленной таможенной стоимости товаров, либо о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров.

Если в установленный таможенным органом срок декларантом (таможенным представителем) не представлены дополнительно запрошенные документы, сведения, пояснения и в письменной форме не дано объяснение причин, по которым они не могут быть представлены, либо такие документы и сведения не устраняют основания для проведения дополнительной проверки, то должностное лицо принимает решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки (абзац 1 пункт 21 Порядка № 376).

Судом установлено, что таможенным органом принято решение о проведении дополнительной проверки таможенной стоимости от 19.05.2016 с целью выяснения обстоятельств рассматриваемой сделки, условий продажи товаров, а также получении разъяснений относительно выявленных признаков недостоверности заявленных сведений о структуре таможенной стоимости товаров, которым установлен срок для предоставления дополнительно запрашиваемых документов и сведений до 08.07.2016.

Во исполнение указанного решения обществом 10.06.2016 представлены таможне письменные пояснения по конкретно запрашиваемым таможней дополнительным документам, а также 15.06.2016 сопроводительным письмом направлен таможне пакет коммерческих документов на бумажном носителе, который ранее был предоставлен в формализованном виде, в связи с декларированием партии товара по спорной ДТ посредством системы электронного декларирования, что соответствует установленному абзацами 1 и 2 пункта 15 Раздела III Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 № 376 порядка проведения дополнительной проверки.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что у таможни до даты 10.07.2016 принятия решения о корректировке таможенной стоимости имелось достаточно времени для анализа и контроля сведений, указанных в представленных декларантом дополнительно пакетах документов.

Как следует из абзаца 2 пункта 6 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18, принимая во внимание публичный характер таможенных правоотношений, при оценке соблюдения декларантом требований пункта 4 статьи 65 ТК ТС и пункта 3 статьи 2 Соглашения суда следует исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения, которой лежит на таможенном органе.

Сведения, подлежащие указанию в декларации на товары, перечислены в статье 181 ТК ТС. Перечень документов, представляемых таможенному органу при таможенном декларировании товаров, приведен в статьях 183 - 184 ТК ТС, а также содержится в Приложении № 1 к Порядку № 376.

Анализ положений внешнеторгового контракта, предоставленного заявителем в материалы дела, показывает, что при заключении сделки стороны согласовали все существенные условия (в том числе ее предмет), а также предусмотрели механизм определения ассортимента, цены и условий поставки, оплаты партии товара.

В соответствии с пунктом 12 статьи 4 ТК ТС счет-фактура (инвойс), спецификации, отгрузочные и упаковочные листы и другие документы относятся к коммерческим документам, используемым при осуществлении внешнеторговой и иной деятельности, а также для подтверждения совершения сделок, связанных с перемещением товаров через таможенную границу таможенного союза.

Судом установлено, что при декларировании товара общество представило таможне предусмотренные условиями контракта (пункты 1.1, 1.3, 3.3, 4.1) проформу инвойс на поставленную партию товара, подтверждающую обстоятельство согласования сторонами условий поставки и ассортимент товара, а также его количество и стоимость поставляемого товара, в том числе, которая содержит сведения о реквизитах банковского счета получателя оплаты за товар, а также согласно пункта 1.3 контракта коммерческий инвойс, упаковочный лист, в которых согласовано окончательное количество поставляемого товара и коносамент (пункт 4.6 контракта).

При этом, все коммерческие документы содержат ссылку на реквизиты контракта и сведения о продавце и покупателе товара, а также данные документы свидетельствуют об исполнении продавцом по упомянутому внешнеторговому контракту принятых обязательств и отсутствие каких-либо замечаний по их исполнению со стороны общества.

Доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможня не представила.

Вышеуказанные документы оценены судом основными документами, идентифицирующими поставку товаров, оформленных по спорной ДТ, поскольку являются взаимосвязанными, определяющими и подтверждающими стоимость произведенной поставки.

Указанная обществом в графе 22 спорной ДТ стоимость товара совпадает с ценой, указанной в коммерческих документах, и, как следствие, с ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате продавцу согласно формулировке статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости

С учетом изложенного, судом отклоняется довод таможни, изложенный в оспариваемом решении о том, что в предоставленном декларантом инвойсе и проформе инвойсе отсутствует информация о способе оплаты по данной поставке, поскольку как следует из материалов дела порядок взаиморасчетов согласован сторонами в пунктах 3.1-3.3 контракта, при этом, ассортимент и количество товара были согласованы сторонами в ходе переписки покупателя и продавца путем направления заказа, тогда как условия поставки и ассортимент, количество и стоимость товара были определена в проформе-инвойсе, что не противоречит условиям контракта (пункт 1.1, 1.3, 3.3, 4.1).

При этом, указание таможни в оспариваемом решении на не предоставлении декларантом указанной заявки, суд считает несостоятельным, поскольку таможенный орган не обосновал, каким образом данный факт влияет на заявленные декларантом сведения о таможенной стоимости товара по спорной ДТ.

Обязанность согласовывать сторонами условий оплаты в коммерческом инвойсе и проформе инвойсе внешнеторговым контрактом не предусмотрена.

В пункте 3.2 внешнеторгового контракта стороны согласовали порядок расчетов в виде предоплаты в размере не менее 10% до даты прибытия в порт Владивосток. Оставшаяся часть стоимости товара подлежит уплате в течение 180 дней с даты прибытия в порт Владивосток. Возможна оплата с отсрочкой платежа до 180 дней с даты поставки, при этом в соответствии с пунктом 4.1 контракта поставка товара производится на основании проформы-инвойса.

Таким образом, стороны внешнеэкономической сделки согласовали несколько условий взаиморасчетов.

Нормами международного права и законодательством Российской Федерации предусмотрена возможность для самостоятельного определения сторонами договора сроков проведения оплаты за поставленный товар. При этом стороны гражданско-правовой сделки свободны в своем волеизъявлении при выборе условий ее осуществления.

Кроме того, в соответствии со статьями 1.1, 1.2, 1.3 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА стороны свободны вступать в договор и определять его содержание, при этом, указанные Принципы не устанавливают никаких требований к форме договора, он может быть изменен по соглашению сторон или иным образом в соответствии с настоящими Принципами.

Факт перечисления обществом иностранному контрагенту денежных средств за полученный товар согласно согласованных условий порядка расчетов по внешнеторговой сделке, подтверждается представленными в материалы дела заявлением на перевод денежных средств от 06.04.2016 № 16, в котором имеются сведения о номере проформы инвойса, оформленной в отношении поставки товара по спорной ДТ.

Данные обстоятельства идентифицируются с исполнением заявителем своих обязательств в рамках исполнения договора купли-продажи и таможенным органом документально не опровергнуты.

В связи с чем, указание таможни в оспариваемом решении на отсутствие в заявлении на перевод номера проформы инвойса судом расценивается как надуманное.

Также судом отклоняется довод таможни, изложенный в оспариваемом решении о том, что в проформе инвойсе и заявлении на перевод денежных средств указан номер банковского счета продавца, не согласованный в пункте 12 контракта и который также не был согласован сторонами с обязательным составлением письменного документа согласно пункта 11.1 контракта, поскольку данные ссылки противоречат согласованным сторонами внешнеторговой сделки условиям порядка взаиморасчетов, согласно которых, оплата производится покупателем банковским переводом на счет продавца по реквизитам, указанным в проформе инвойсе.

При поступлении партии товара в адрес декларанта у контрагентов не возникло претензий друг к другу по выставленным проформе инвойсу и коммерческому инвойсу, а также пункту доставки партии товара.

Как следует из заявления на перевод денежных средств покупателем перечислены на счет продавца банковским переводом денежные средства на банковский счет, указанный в проформе инвойсе, что не противоречит условиям внешнеторговой сделки.

Судом отклоняются доводы таможни, изложенные в оспариваемом решении о том, что, по их мнению, представленный декларантом на бумажном носителе контракт содержит подпись продавца, которая отличается от подписи продавца, проставленной в инвойсе, поскольку носят предположительный характер, не подкрепленный какими-либо доказательствами, при этом судом отмечается, что доказательством отличия подписей может являться только заключение эксперта, однако, как следует из материалов дела, экспертиза по данному вопросу не проводилась.

Таким образом, в силу статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) факт заключения декларантом контракта с иностранной компанией подтвержден материалами дела. Форма контракта не противоречит статьям 160 и 434 ГК РФ. Представленные заявителем сведения позволяют идентифицировать декларируемый товар с товаром по заявленным условиям сделки. Юридическая сила контракта подтверждается также тем, что он принят сторонами и исполнялся, согласно его условиям. В настоящий момент он не оспорен и не признан недействительным в установленном законом порядке.

Фактическое исполнение сделки сторонами также устраняет сомнения в достижении сторонами договоренности по всем существенным условиям поставки партии товара.

По мнению суда, представленные декларантом таможне документы (в совокупности) выражают содержание сделки, содержат ценовую информацию, относящуюся к количественно определенным характеристикам товара, информацию об условиях поставки и оплаты за товары по спорной ДТ.

На основании подпункта 4 пункта 1 статьи 5 Соглашения при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются расходы по перевозке товаров до аэропорта, морского порта или иного места прибытия товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза.

Согласно Перечню документов, необходимых для подтверждения заявленной таможенной стоимости, утвержденному Порядком № 376, при определении таможенной стоимости по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами лицом, заполнившим ДТС, должны быть, в числе прочих, представлены договор по перевозке, счет-фактура за перевозку (транспортировку), банковские документы (если счет-фактура оплачен).

Из материалов дела следует, что сторонами внешнеэкономической сделки согласовано условие поставки товара FOB НИНГБО, аналогичное условие указано в инвойсе, а также в графе 20 спорной ДТ, в связи с чем, в целях определения таможенной стоимости товаров на основании пункта 3 статьи 5 Соглашения обществом были произведены дополнительные начисления на сумму транспортных расходов, размер которых документально был подтвержден декларантом и включен в структуру таможенной стоимости, что подтверждается графой 17 ДТС-1.

Указание в оспариваемом решении на то обстоятельство, что в связи с не предоставлением декларантом договора на транспортно-экспедиторское обслуживание от 01.03.2016 № ИТ-018/16, счета на оплату от 05.05.2016 № 522 транспортно-экспедиционных услуг и платежного поручения от 17.05.2016 № 100 по его оплате на бумажном носителе у таможни возникли сомнения в достоверности заявленных сведений о дополнительных расходах, обязательных для включения в структуру таможенной стоимости, судом отклоняется, как необоснованное.

Пунктом 4 статьи 183 ТК ТС предусмотрено, что при таможенном декларировании товаров представляются оригиналы документов либо их копии. Таможенный орган вправе проверить соответствие копий представленных документов их оригиналам в случаях, установленных законодательством государств - членов Таможенного союза.

При таможенном декларировании товаров документы могут представляться в виде электронных документов в соответствии с пунктом 5 статьи 183 ТК ТС.

Из материалов дела следует, что поскольку спорная ДТ была оформлена посредством системы электронного декларирования документы, подтверждающие несение обществом транспортных расходов были предоставлены таможне в формализованном виде. Данный способ представления документов соответствует части 5 статьи 183 ТК ТС и основанием для корректировки таможенной стоимости без доказательств того, что заявленные в данных документах сведения недостоверны или недостаточны, являться не может.

Более того, выставленный Экспедитором по договору на транспортно-экспедиторское обслуживание от 01.03.2016 № ИТ-018/16 счет за оказание транспортно-экспедиционных услуг оплачен обществом платежным поручением и товар передан обществу, что подтверждается коносаментом и данные обстоятельства исключает какие-либо сомнения в том, что между сторонами договора на транспортно-экспедиторское обслуживание было достигнуто согласие относительно размера фрахта и вознаграждения Экспедитору в отношении поставки товара по спорной ДТ.

Фактическое исполнение условий договора устраняет сомнения в оказании экспедиторских услуг по спорной поставке и отсутствие претензий по их исполнению Клиентом – обществом. При этом, таможней данные обстоятельства не оспариваются в решении о корректировке таможенной стоимости.

Кроме того, иные существенные сведения, подтверждающие перевозку спорного товара и стоимость соответствующих услуг документально подтверждены обществом имеющимися в его распоряжении документами, которые были предоставлены таможне в ходе таможенного контроля спорной ДТ.

При этом, судом отмечается, что в рамках проведения дополнительной проверки у декларанта таможней какие-либо пояснения относительно требующих уточнения сведений по оплате транспортных расходов дополнительно не запрашивались.

Тем не менее, как указано в пункте 3 Постановления Пленума ВС РФ №18, исходя из положений статьей 1, 16 Закона № 311-ФЗ, согласно которым к целям таможенного регулирования и обязанностям таможенных органов относится обеспечение соблюдения прав и законных интересов лиц, осуществляющих деятельность, связанную с ввозом товаров в Российскую Федерацию, при проведении дополнительной проверки в соответствии со статьей 69 ТК ТС таможенный орган обязан предоставить декларанту реальную возможность устранения возникших сомнений в достоверности заявленной им таможенной стоимости.

Таким образом, не подтверждение таможенным органом факта запроса соответствующего коммерческого документа при выявлении его отсутствия в пакете представленных декларантом документов, указывает на несоблюдение таможней процедуры, установленной статьей 69 ТК ТС, в целях предоставления декларанту возможности доказать правомерность применения заявленного им метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Помимо вышеизложенного, в соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 8 Постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18, в целях надлежащей реализации прав декларанта таможенный орган обязан известить его об основаниях, по которым представленные при проведении дополнительной проверки в соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 69 Кодекса документы и сведения о товаре не устраняют имеющиеся сомнения в достоверности заявленной таможенной стоимости, в том числе с учетом иных собранных таможенным органом документов и полученных сведений (например, сведений, полученных от лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации товара, контрагентов декларанта и таможенных органов иностранных государств).

Получив такое извещение, декларант вправе представить возражения (пояснения) по выявленным таможенным органом признакам недостоверного декларирования таможенной стоимости (абзац третий пункта 3 статьи 69 ТК ТС), которые должны быть учтены таможенным органом при принятии окончательного решения.

Доказательств того, что таможенный орган уведомлял декларанта о недостаточности и недостоверности представленных документов в подтверждение заявленной таможенной стоимости, совершал действия по получению недостающих документов и сведений, а также дополнительных разъяснений по возникшим у таможни вопросам, в том числе по транспортным расходам, в материалах дела отсутствуют.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что коносамент, счет на оплату транспортных расходов и платежное поручение по его оплате, идентифицируются с поставкой товаров по спорной ДТ, указывают на маршрут следования, номер контейнера, сумму понесенных фактических расходов декларанта на транспортировку товара.

Что касается ссылки таможни в оспариваемом решении на неполучение от перевозчика (Экспедитора) ответа на запрос в целях проверки полноты включения обществом расходов по транспортировке товаров до таможенной территории Таможенного союза в таможенную стоимость товара по спорной ДТ, то она судом не принимается на том основании, что данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о недостоверности заявленных в спорной ДТ, ДТС-1 и товаросопроводительных и бухгалтерских документах сведений, о понесенных декларантом расходов по транспортировке партии товара по спорной ДТ.

Оценив в совокупности и на основании статьи 71 АПК РФ имеющиеся в материалах дела доказательства в части оплаты заявителем расходов по поставке товаров по спорной ДТ, суд считает, что декларант документально подтвердил расходы по транспортировке товара, подлежащие включению в заявленную таможенную стоимость товара и указав их суммы в соответствующих графах ДТС-1, в связи с чем, суд полагает недоказанным довод таможенного органа в оспариваемом решении о том, что из документов, выражающих стоимость доставки товара не представилось возможным произвести проверку полноты включения в структуру таможенной стоимости транспортных расходов.

Соответственно структура заявленной таможенной стоимости, исходя из условий поставки, определена декларантом правильно.

Таким образом, из материалов дела следует, что в подтверждение правильности определения таможенной стоимости товара по цене сделки декларант представил в таможенный орган коммерческие документы, предусмотренные Порядком № 376. При этом, представленный пакет документов подтверждал цену сделки, содержал сведения о наименовании, количестве и фиксированной цене товара, согласованных между сторонами внешнеэкономической сделки. Факт перемещения указанного в спорной ДТ товара и реального осуществления сделки между участниками внешнеторгового контракта таможней не оспаривается.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что всю необходимую информацию о партии товара таможня имела возможность получить из представленных декларантом коммерческих и иных сопроводительных товар документов, в которых содержатся все необходимые сведения о товаре: ассортимент, наименование, количество, цена за единицу товара, общая стоимость. Описание товаров в указанных документах соответствует воле сторон и позволяет идентифицировать товар.

Доказательства, объективно свидетельствующие об отклонении сторон внешнеэкономической сделки от условий ее исполнения, таможенный орган в нарушение пункта 5 статьи 200 АПК РФ в материалы дела не представил.

Судом установлено, материалами дела подтверждается, что представленные в процессе таможенного оформления и таможенного контроля документы позволяют однозначно сделать вывод о структуре таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, а также подтверждают заявленные декларантом сведения.

При изложенных обстоятельствах суд считает, что доказательств несоблюдения декларантом установленного пунктом 2 статьи 65 ТК ТС условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности стоимости сделки с ввозимыми товарами и наличия предусмотренных пунктом 1 статьи 4 Соглашения оснований, препятствующих применению основного метода оценки таможенной стоимости товаров, таможенный орган не представил.

Предусмотренные в статье 111 ТК ТС полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров.

Между тем, доказательств недостоверности сведений, содержащихся в пакете документов, представленном декларантом в подтверждение заявленной таможенной стоимости, суд также не установил. Невозможность использования документов, представленных декларантом в обоснование таможенной стоимости товара при таможенном оформлении спорной ДТ, в их совокупности и системной оценке таможенным органом не подтверждена.

Утверждение таможенного органа в оспариваемом решении, положенное в одно из оснований для его принятия, о том, что по итогам сравнительного анализа были выявлены значительные расхождения между заявленными декларантом сведениями о величине таможенной стоимости со сведениями, имеющимися в распоряжении таможенного органа, полученными с использованием системы управления рисками, не может быть принят судом во внимание, поскольку эти данные не являются нормативными правовыми актами, регулирующим порядок определения таможенной стоимости.

Информация, содержащаяся в базах данных ДТ, носит учетно-статистический характер и не обладает необходимыми признаками, установленными законом, позволяющими использовать ее в качестве основы для определения таможенной стоимости по методам по цене сделки с идентичными или однородными товарами.

Кроме того, на формирование рыночной цены может оказывать влияние система факторов, в том числе: технические, функциональные и качественные характеристики товара, коммерческие условия сделки, налоги страны импорта, и прочие. Эти причины могут привести к объективным расхождениям в уровне цен на один и тот же товар.

То обстоятельство, что определенная заявителем таможенная стоимость товаров оказалась ниже ценовой информации, само по себе не влечет корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в Соглашении в качестве основания для корректировки.

В этом смысле различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.

Как следует из решения о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ, в представленных декларантом коммерческих документах, таможня не установила расхождений в наименовании товара, количестве ввезенных товаров, стоимости за единицу товара, общей стоимости товара, условиях и оплаты поставки.

Доказательств того, что продавцу за поставленный товар был оплачен иной размер денежной суммы, чем указан в сопроводительных документах, таможенным органом не представлено.

Кроме того, таможенный орган не представил в материалы дела копии деклараций на товары, указанных в оспариваемом решении, использованных им в качестве источника ценовой информации.

В связи с этим суд не имеет возможности сделать обоснованный вывод о том, являются ли товары, заявленные в указанных ДТ, коммерчески сопоставимыми с товарами, задекларированными по спорной ДТ, в том числе, не имеет возможности установить, на каких условиях осуществлялась поставка товаров по данным ДТ, следовательно, не может установить, могли ли быть указанные ДТ использованы в качестве источника ценовой информации.

Таким образом, таможенным органом не доказана правомерность использования в качестве источника ценовой информации указанных ДТ.

Поскольку декларант надлежаще оформленными документами подтвердил правомерность определения им таможенной стоимости товара по спорной ДТ по первоначально заявленному им методу, то у таможенного органа отсутствовали основания для корректировки таможенной стоимости ввезенного товара.

Решение о корректировке таможенной стоимости товаров должно содержать обоснование принятого решения, включающее в себя, в том числе, информацию о том, какие документы и сведения являются недостоверными, недействительными либо не подтверждающими заявленные при декларировании сведения о таможенной стоимости товаров.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что таможня не доказала отсутствие в представленных заявителем при декларировании товара и входе проведения дополнительной проверки документах сведений, необходимых для определения таможенной стоимости по избранному им первоначальному методу. При таких обстоятельствах, корректировка таможенной стоимости произведена таможней при отсутствии правовых оснований.

При этом, оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, исчисляемых в соответствии с таможенной стоимостью товаров, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере внешнеэкономической деятельности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие), в том числе государственных органов не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Учитывая изложенное, суд, в порядке части 2 статьи 201 АПК РФ признает решение таможни от 10.07.2016 о корректировке таможенной стоимости товара, заявленного по ДТ № 10702020/180516/0011849 незаконным, а требование общества подлежащим удовлетворению.

Как следует из пункта 3 части 5 статьи 201 АПК РФ, понуждение органа, осуществляющего публичные полномочия, принять решение или иным образом устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя, не относится к исковым требованиям, а является способом устранения нарушенного права.

Положения части 3 статьи 201 АПК РФ направлены на обеспечения устранения допущенных нарушений прав и законных интересов заявителя.

В соответствии с частью 1 статьи 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, самостоятельно определив способы их судебной защиты соответствующих статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется заявителем и должен действительно привести к восстановлению нарушенного материального права или реальной защите законного интереса.

При этом суд вправе самостоятельно определять способ восстановления нарушенного права заявителя.

Исходя из пункта 30 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18, в случае признания судом незаконным решения таможенного органа, влияющего на исчисление таможенных платежей, либо отказа (бездействия) таможенного органа во внесении изменений в декларацию на товар и (или) в возврате таможенных платежей, в целях полного восстановления прав плательщика на таможенные органы в судебном акте возлагается обязанность по возврату из бюджета излишне уплаченных (взысканных) платежей, окончательный размер которых определяется таможенным органом на стадии исполнения решения суда. При этом отдельного обращения плательщика с заявлением о возврате соответствующих сумм в порядке, предусмотренном статьей 147 Закона о таможенном регулировании, в этом случае не требуется.

Если при рассмотрении дела установлена сумма таможенных платежей, излишне уплаченных (взысканных) в связи с принятием таможенным органом оспоренного решения, совершенными им действиями (бездействием), обязанность по возврату из бюджета соответствующих сумм платежей может быть возложена судом на таможенный орган в конкретном размере, который в таком случае указывается в резолютивной части судебного акта.

Принимая во внимание разъяснения пункта 30 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18, суд обязывает таможню возвратить обществу излишне взысканные таможенные платежи по ДТ № 10702020/180516/0011849, окончательный размер которых таможне определить на стадии исполнения судебного решения.

Рассмотрев заявление общества о взыскании с таможни судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 15 000 руб., суд находит его подлежащим удовлетворению частично в силу следующего.

Согласно статье 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Согласно статье 106 АПК РФ к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), расходы юридического лица на уведомление о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления, и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

В силу части 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В соответствии с разъяснением, изложенным в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» (далее - Постановление Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1), лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек.

Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства (пункт 13 Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1).

Доказательства, подтверждающие разумность понесенных расходов должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов (статья 65 АПК РФ).

Согласно статье 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Заявителем в материалы дела представлен договор на оказание юридических услуг от 12.07.2016 № 61, счет от 12.07.2016 № 76 на сумму 15 000 руб. и платежное поручение от 28.07.2016 № 171, в том числе по его плате.

Таким образом, обстоятельство фактического несения заявителем расходов на оплату услуг представителя, их размер в связи с рассмотрением настоящего дела арбитражным судом, подтверждается материалами дела.

Однако, принимая во внимание сложность дела, период времени, затраченный на подготовку к делу, объем письменных документов, составленных и подготовленных представителем по настоящему делу, характер рассматриваемого спора и категорию дела, оказание услуг представителя по настоящему делу путем составления, подачи заявления, а также сложившуюся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов, арбитражный суд приходит к выводу о том, что требования о взыскании расходов на оплату услуг представителя в сумме 15 000 руб. являются чрезмерными, неразумными, не соответствующими объему фактически оказанных услуг представителя, в связи с чем, данные требования подлежат удовлетворению частично - в сумме 10 000 руб., что соответствует разумной стоимости услуг представителя по настоящему делу.

С учетом изложенного, в удовлетворении требований о взыскании расходов на оплату услуг представителя в остальной части следует отказать.

В соответствии с правилами статьи 110 АПК РФ судебные расходы по уплате госпошлины по делу суд относит на таможенный орган, поскольку требование заявителя удовлетворено судом в полном объёме, а положениями главы 25.3 НК РФ не предусмотрено освобождение от уплаты госпошлины государственных органов при совершении соответствующих процессуальных действий по делам, по которым данные органы выступают в качестве ответчика, и судебный акт вынесен судом не в их пользу.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:


Признать незаконным решение Владивостокской таможни от 10.07.2016 о корректировке таможенной стоимости товаров по ДТ №10702020/180516/0011849 как несоответствующее Таможенному кодексу Таможенного союза.

В данной части решение подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Владивостокской таможни в пользу общества с ограниченной ответственностью «АртБонд» судебные расходы в размере 13 000 (тринадцать тысяч) рублей, в том числе 3 000 (три тысячи) рублей госпошлины по заявлению, 10 000 (десять тысяч) рублей судебных расходов на оплату услуг представителя.

Во взыскание 5 000 рублей судебных расходов ООО «АртБонд» отказать.

Исполнительный лист на взыскание судебных расходов выдать после вступления решения в законную силу.

Обязать Владивостокскую таможню возвратить обществу с ограниченной ответственностью «АртБонд» излишне взысканные таможенные платежи по декларации на товары №10702020/180516/0011849, окончательный размер которых Владивостокской таможне определить на стадии исполнения судебного решения.

Решение может быть обжаловано через Арбитражный суд Приморского края в течение месяца со дня его принятия в Пятый арбитражный апелляционный суд и в Арбитражный суд Дальневосточного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в законную силу, при условии, что оно было предметом рассмотрения апелляционной инстанции.


Судья Галочкина Н.А.

Суд:

АС Приморского края (подробнее)

Истцы:

ООО "АртБонд" (подробнее)

Ответчики:

ВЛАДИВОСТОКСКАЯ ТАМОЖНЯ (подробнее)


Судебная практика по:

Признание договора незаключенным
Судебная практика по применению нормы ст. 432 ГК РФ