Приговор от 1 августа 2016 г. по делу № 1-28/2016


Решение по уголовному делу

Дело №1-28/2016


П Р И Г О В О Р


Именем Российской Федерации

1 августа 2016 года г.Уфа


Суд в составе председательствующего, мирового судьи судебного участка №5 по Орджоникидзевскому району г.Уфы Республики Башкортостан Троценко И.Б.,

с участием частных обвинителей <ФИО1>. и <ФИО2>.,

защитника потерпевших по соглашению - адвоката <ФИО3>, действующей на основании <ОБЕЗЛИЧЕНО>,

подсудимых Беляковой <ФИО> и Мусаварова <ФИО>,

защитника подсудимых по назначению адвоката <ФИО6>, действующей на основании <ОБЕЗЛИЧЕНО>,

при секретаре <ФИО7>,

рассмотрев уголовное дело по заявлению Ильясовой <ФИО8> и Сагитовой <ФИО9> о привлечении

Беляковой <ФИО10><ОБЕЗЛИЧЕНО>,

к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ,

Мусаварова <ФИО11><ОБЕЗЛИЧЕНО>

к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч.1 ст.115 УК РФ, ч.1 ст.115 УК РФ,

у с т а н о в и л:


Ильясова <ФИО12>. обратились к мировому судье с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Белякову <ФИО>. и Мусаварова <ФИО>. за умышленное причинение легкого вреда здоровью по следующим основаниям.

Так, 18 марта 2015 года, около 11 часов, <ФИО1>. и <ФИО2>. проходили по коридору общежития, расположенного по адресу: <АДРЕС>, где они проживают. <ФИО14>. и <ФИО15>., имея умысел причинить вред их здоровью, схватили <ФИО2>. и стали заталкивать в комнату <НОМЕР>. <ФИО2>. вцепилась руками за дверной косяк, <ФИО15>. с силой отцепила пальцы рук <ФИО2>., при этом поцарапав пальцы рук последней, а <ФИО14>., державший <ФИО2>. за шею, затем с силой толкнул ее на пол, падая, <ФИО2>. ударилась головой об угол дивана, затем об пол и потеряла сознание. <ФИО1>., испугавшись за жизнь <ФИО2>., и с целью отвлечь от нее внимание <ФИО15>. и Мусаварова <ФИО> крикнула, что снимает их действия на камеру телефона. <ФИО15>. сказала <ФИО14>., чтобы он сначала разобрался с матерью, то есть с <ФИО1>., а потом уже только с <ФИО2>. После этого <ФИО14>. кинулся к <ФИО1>., сорвал телефон, который висел на ее шее и, схватив за волосы, несколько раз ударил головой о стену. Пока <ФИО14>. и <ФИО15>. отбирали телефон у <ФИО1>., <ФИО2>. вышла из комнаты <НОМЕР> и побежала звать на помощь жильцов общежития. Приехавшие сотрудники полиции, собрали со всех объяснения и увезли всех участников происшествия в полицию. В полиции им стало плохо, кружилась голова, тошнило и их направили в травмпункт больницы <НОМЕР> для уточнения диагноза, затем лечение проходили по месту жительства в больнице <НОМЕР>. Действиями Беляковой <ФИО> и Мусаварова <ФИО><ФИО1>. были причинены, согласно заключению СМЭ №<НОМЕР> от 22.04.2015 и заключению СМЭ <НОМЕР> от 12.01.2016, повреждения в виде черепно-мозговой травмы: сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы, которые квалифицируются, как причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем она находилась на листке нетрудоспособности с 19.03.2015 по 08.04.2015 и с 19.10.2015 по 26.10.2015, <ФИО2>. причинены повреждения в виде черепно-мозговой травмы: сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы, которые по своему характеру повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья и квалифицируются, как умышленное причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем она находилась на листке нетрудоспособности с 19.03.2015 по 08.04.2015. Кроме того, <ФИО15>. и <ФИО14>. причинили им моральный вред, они перенесли страх за свою жизнь и здоровье, потерпевшая <ФИО2>., являясь аспиранткой <ОБЕЗЛИЧЕНО>, не смогла принять участие на Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «<ОБЕЗЛИЧЕНО>», так как проходила лечение от полученных побоев. <ФИО15>. и <ФИО14>. за свои действия не извинились, не загладили причиненный вред, вину не признали, в содеянном не раскаялись.

Согласно заключения эксперта <НОМЕР> от 12.01.2016 у <ФИО1>. установлены повреждения: черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы. Указанные телесные повреждения причинены воздействием тупого предмета (предметов), не исключается возможность их образования 18 марта 2015 года и которые по своему характеру влекут за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы и квалифицируются как причинение легкого вреда здоровью. Конкретизировать механизм образования телесных повреждений (при ударе тупым предметом или при падении с высоты собственного роста и ударе о таковые) не предоставляется возможным.

Согласно заключения эксперта <НОМЕР> от 12.01.2016 у <ФИО2>. установлены повреждения: черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы. Указанные телесные повреждения причинены воздействием тупого предмета (предметов), не исключается возможность их образования 18 марта 2015 года и которые по своему характеру влекут за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы и квалифицируются как причинение легкого вреда здоровью. Конкретизировать механизм образования телесных повреждений (при ударе тупым предметом или при падении с высоты собственного роста и ударе о таковые) не предоставляется возможным.

Частные обвинители <ФИО1>. и <ФИО16> квалифицировали действия подсудимой Беляковой <ФИО> по ч.1 ст.115 УК РФ по отношению к <ФИО2>., подсудимого Мусаварова <ФИО> по ч.1 ст.115 УК РФ по отношению к <ФИО2>. и по ч.1 ст.115 УК РФ по отношению к <ФИО1>.

В судебном заседании частные обвинители (потерпевшие) <ФИО1>. и <ФИО2>. настаивали на заявлении о привлечении Беляковой <ФИО> к уголовной ответственности по ч.1 ст.115 УК РФ и Мусаварова <ФИО> к уголовной ответственности по ч.1 ст.115 УК РФ, ч.1 ст.115 УК РФ.

Сторонам при подготовке дела к судебному разбирательству, а так же в процессе рассмотрения дела были разъяснены условия и порядок примирения, однако стороны примирения не достигли, и настаивают на рассмотрении дела по существу.

В судебном заседании частный обвинитель (потерпевшая) <ФИО1>. пояснила, что проживали с дочерью в общежитии по адресу: <АДРЕС>, утром 18 марта 2015 года встали с дочерью около 10 часов, умылись, позавтракали и вместе пошли мыть посуду. Поскольку в их адрес неоднократно были угрозы со стороны Беляковой <ФИО> и Мусаварова <ФИО> они по одной в коридор не выходят, а когда выходят, то только с включенной камерой на телефоне. Так, 18 марта 2015 года, перед тем как выйти из своей комнаты, они с дочерью включили камеры на телефонах, при этом свой телефон она положила в футляр, который висел у нее на шее, а дочь в карман брюк. Дочь первая вышла из комнаты, услышали, как <ФИО15>., что-то сказала <ФИО14>., последний прошел по коридору в сторону входной двери. Дочь сказала, что соседи, что-то затевают, она вышла из комнаты за дочерью, в руках у нее была посуда, закрыла дверь на замок. <ФИО14>. в это время прошел за ее дочерью, <ФИО15>. открыла свою дверь в комнату на 90°, закрыв обзор с противоположной стороны. <ФИО14>. прошел за ними, встал в проходе комнаты <НОМЕР>, вместо Беляковой <ФИО> Она в этот момент шла в сторону кухни и увидела, как <ФИО14>. схватил ее дочь и начал заталкивать в комнату <НОМЕР>. Она остановилась, увидела взгляд дочери, которая была в шоке, они не понимали, что происходит. При этом <ФИО15>., обращаясь к <ФИО14>., сказала: «Давай, заводи ее, были детские игры, теперь начнутся взрослые». Дочь начала руками хвататься за дверной косяк, а <ФИО15>. помогая <ФИО14>., отцепила руки дочери с дверного косяка, при этом поцарапав пальцы <ФИО2>., а <ФИО14>. толкнул ее дочь с силой в комнату. Испугавшись за жизнь дочери, с целью отвлечь внимание Беляковой <ФИО> и Мусаварова <ФИО> крикнула, что снимает их действия на телефон. <ФИО15>. велела <ФИО14>., чтобы он сначала разобрался с ней, то есть <ФИО1>., а затем с ее дочерью <ФИО2>. <ФИО14>. двинулся в ее сторону, подойдя, выбил из ее рук посуду, схватил левой рукой за волосы и 2-3 раза ударил головой о стену. Она сгруппировалась, уклонилась в левую сторону и присела, <ФИО14>. начал бить ее головой о стену левой стороной, примерно 3-4 раза, затем за волосы поднял вверх и схватив правой рукой за телефон, начал срывать его с шеи, но так как веревка была крепкая, то с первого раза не сорвал, а только с 3 или 4 раза. Сорвав телефон, побежал в комнату Беляковой <ФИО> последняя в это время ходила рядом и кому-то звонила, затем пошла за <ФИО14>. Сама <ФИО1>. вышла на лестничную площадку, несколько раз позвала дочь, затем вернулась к комнате, в этот момент с третьего этажа пришла ее дочь, нашла на полу ключи от их комнаты и они зашли к себе, дочь вызвала полицию и скорую помощь, так как ей было плохо, болела голова. Когда в их комнате находился полицейский и врач, <ФИО15>. высказывала слова оскорбляющие честь и достоинство, как ее, так и ее дочери. Приехавшие сотрудники полиции собрали объяснения, увезли всех в полицию, где ей с дочерью стало плохо, их направили в травмпункт. В результате умышленных действий Мусаварова <ФИО> она длительное время, 21 день находилась на листке нетрудоспособности, впоследствии ей был поставлен диагноз: «Тугоухость», не может полноценно общаться с людьми, вынуждена была поменять место работы. Предполагает, что <ФИО14>. удалил записи с ее телефона, в тот момент, когда телефон находился у него. Кроме того, они были вынуждены обратиться за помощью к юристу.

Частный обвинитель (потерпевшая) <ФИО2>. также пояснила, что утром 18 марта 2015 года она с матерью <ФИО1>. проходили по коридору общежития, когда <ФИО14>. и <ФИО15>. схватили ее, стали заталкивать в свою комнату. Они с матерью сильно испугались. Она вцепилась пальцами рук за дверной косяк, <ФИО15>. отцепила с силой пальцы ее рук с дверного косяка, поцарапав ей пальцы, а <ФИО14>. держа ее одной рукой за шею, а второй за талию, толкнул ее в комнату, падая, она ударилась головой о диван и пол. В то время, когда она находилась в комнате подсудимых, слышала, как ее мама, с целью отвлечь внимание Беляковой <ФИО> и Мусаварова <ФИО> крикнула, что снимает их действия на камеру телефона. Слышала, как <ФИО15>. сказала <ФИО14>., чтобы он сначала разобрался с ее мамой, а затем с ней. Со слов матери знает, что <ФИО14>. кинулся к ее маме, сорвал телефон, который висел на ее шее, и, схватив за волосы, ударил головой о стену несколько раз. Когда она вышла из комнаты подсудимых, то побежала звать на помощь жильцов дома, в какие комнаты стучалась, не помнит, поднималась на третий этаж, потом позвонили в полицию и скорую помощь. Фельдшер скорой помощи осмотрел маму, сказал, что она нуждается в госпитализации, а сотрудники полиции в это время отобрали у всех объяснения, увезли всех в полицию, пока ждали приема, им с мамой стало плохо, голова болела, кружилась и тошнило. Их направили в травмпункт. Также пояснила, что, являясь аспиранткой <ОБЕЗЛИЧЕНО>, не смогла принять участие на Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «<ОБЕЗЛИЧЕНО>», так как по вине Беляковой <ФИО> и Мусаварова <ФИО> проходила лечение от полученных телесных повреждений, тем самым морально пострадала. Изначально конфликт начался из-за громкой музыки, которая играла целыми днями в комнате подсудимых, на замечания подсудимые реагировали агрессивно.

Подсудимая <ФИО15>. в судебном заседании вину не признала, пояснила, что утром 18 марта 2015 года проснулись с мужем от громкой музыки из соседней комнаты, пошла на кухню готовить завтрак, когда возвращалась в свою комнату, встретила <ФИО1>. и <ФИО2>, которые, в очередной раз снимали ее на камеру телефона, из-за чего с их стороны была агрессия, пояснить не может, по данным фактам ранее сообщали участковому, чтобы в отношении них были приняты какие-либо меры. Сообщила мужу, что соседи вновь преследуют, он вышел в коридор, подошел к <ФИО1>., сорвал с ее шеи телефон, вернулся в комнату, положил телефон на стол, она в этот момент по просьбе мужа позвонила участковому и описала ситуацию, участковый посоветовал вызвать полицию. Когда муж подошел к <ФИО1>., последняя бросила посуду на пол и начала кричать, <ФИО17>. в этот момент убегала по коридору. <ФИО2>. в свою комнату не заталкивала, за косяк двери она не цеплялась, так как дверного косяка у них нет. В их комнате <ФИО2>. не находилась, ни какого насилия к ней не применялось, в комнате ее не закрывали, дверь их комнаты была открыта. Когда подъехала полицейская машина, в это время к ним выбежала <ФИО1>. Полицейские поднялись к ним на этаж, взяли объяснения со всех, сказали, что необходимо проехать в участок. В полиции им сказали подождать, в это время <ФИО1>. и <ФИО2>. ушли из полиции, с нее и супруга взяли объяснения, но очную ставку не смогли провести, так как <ФИО1>. с дочерью в участок не вернулись. Из полиции они ушли в седьмом часу вечера. <ФИО1>. с дочерью пришли домой примерно в 22 часа. Считает, что <ФИО1>. и <ФИО2>. ее оговаривают, так как у них давно сложились неприязненные отношения по поводу того, что потерпевшие регулярно снимают ее и других жильцов общежития на камеру. В связи с изложенным, просит суд по обвинению в совершении преступления по ч.1 ст.115 УК РФ - ее оправдать, т.к. считает доводы, изложенные в указанном заявлении, надуманными и не соответствующими действительности.

Подсудимый <ФИО14>. в судебном заседании вину не признал, при этом не отрицал наличие конфликта, пояснил, что утром 18 марта 2015 года проснулись с супругой от звука шума в соседней комнате, супруга пошла на кухню готовить завтрак, вернулась без настроения, он понял, что опять что-то произошло с соседями, которые регулярно ведут видеосъемку жильцов. По данному факту неоднократно обращался к участковому для принятия мер. Он сказал супруге, что заберет у них телефон, чтобы она позвонила в полицию, вышел в коридор в тот момент, когда <ФИО1>. с дочерью шли по коридору с посудой. Увидел телефон на шее <ФИО1>. и пошел в ее сторону, последняя бросила посуду, начала кричать. Он схватил за телефон, висящий на ее шее и попытался сорвать, но у него с первого раза не получилось. <ФИО1>. стала прижиматься к стене, чтобы блокировать его действия. <ФИО2>. в этот момент убегала с криком по коридору, у нее телефона не видел. Сорвав телефон с шеи <ФИО1>., вернулся в свою комнату, положил телефон на стол и стал ждать полицию. <ФИО1>. головой о стену не бил, <ФИО2>. в комнату не заталкивал. Просит суд по обвинению в совершении преступления по ч.1 ст.115 УК РФ в отношении <ФИО1>. и по ч.1 ст.115 УК РФ в отношении <ФИО2>. - его оправдать.

По ходатайству частных обвинителей и их адвоката <ФИО18> и в соответствии со ст.281 УПК РФ с согласия подсудимых и других участников судебного заседания были оглашены показания свидетелей со стороны частных обвинителей <ФИО19>, <ФИО20>, <ФИО21>, <ФИО22>, <ФИО23>, допрошенных в рамках уголовного дела частного обвинения по заявлению <ФИО1>. и <ФИО2>. о привлечении к уголовной ответственности <ФИО15>. и Мусаварова <ФИО> по ч.1 ст.116 УК РФ.

Так, из показаний свидетеля <ФИО19> следует, что он является супругом потерпевшей <ФИО2>., с подсудимыми Беляковой <ФИО> и <ФИО14>. лично не знаком, знает, что они являются соседями по общежитию с его тещей <ФИО1>. В марте 2015 года находился на вахте в другом городе, со слов супруги и тещи знает, что в этот период времени на них было совершено нападение со стороны подсудимых. В результате произошедшего его супруга не смогла поехать на конференцию, которая должна была состояться в апреле, которая связана с ее работой и к которой она готовилась, а у тещи начались проблемы со здоровьем, она стала плохо слышать, они обе находились на больничном, у супруги было сотрясение головного мозга. Между подсудимыми и потерпевшими сложились неприязненные отношения из-за того, что подсудимые постоянно слушали громко музыку. В адрес его супруги и тещи были словесные угрозы расправы со стороны подсудимых, поэтому они боялись и снимали все на камеру. <ФИО14>. вел себя вызывающе, не давал проходу, ходил по коридору, как у себя дома, полураздетым, супруге и теще это было не приятно. Также со слов супруги и тещи знает, что подсудимые пытались затащить его супругу в свою комнату, а тещу - избить.

Из показаний свидетеля <ФИО20> следует, что она дала характеристику дочери Беляковой <ФИО> однако по произошедшей конфликтной ситуации ничего пояснить не может.

Из показаний свидетеля <ФИО21>следует, что она является коллегой по работе <ФИО1>., в марте 2015 года до весенних каникул ей позвонила <ФИО1>. и сообщила, что на нее и ее дочь было совершено нападение со стороны соседей, она находится в травмпункте. Когда вышла на работу, жаловалась на головную боль, усталость, слабость.

Из показаний свидетеля <ФИО22> следует, что знает потерпевших <ФИО2>., которая является ее аспиранткой и ее маму <ФИО1>., охарактеризовать их может только с положительной стороны. Также пояснила, что со слов <ФИО2>. знает, что не всегда предоставляется возможность дома выполнить научную работу, так как ее беспокоил шум, громкая музыка от соседей. В марте она рассказала, что знакомый ее соседки, ударил ее, она получила повреждения, которые привели к тому, что ей пришлось пройти лечение, что была сорвана командировка <ФИО9> на конференцию в Москву. По состоянию <ФИО9>, перенесенного ею стресса поняла, что в отношении нее были осуществлены насильственные действия и они возможно окончились хуже, если бы не мама <ФИО9>, которая ее спасла. В этот период <ФИО9> практически не могла работать, находилась на лечении 3 недели, последствия этого наблюдаются до сих пор.

Из показаний свидетеля <ФИО23> следует, что 18 марта 2015 года в первой половине дня находилась на общей кухне в общежитии на третьем этаже, услышала крик девушки, которая поднялась со второго этажа и просила вызвать полицию, говорила, что убивают ее маму, у девушки была истерика, в глазах страх. Она пошла в свою комнату, чтобы взять телефон и вызвать полицию, несмотря на то, что девушка, которая просила вызвать полицию, держала в руках сотовый телефон. Полицию не вызвала, так как девушку позвали и она ушла, почему она не звонила со своего телефона пояснить не может, возможно телефон не работал или из-за ее состояния. Девушку позвала женщина, возможно мама, мужских голосов не слышала. Ранее эту девушку не видела. Еще видела мальчика с третьего этажа, который сказал, что видел, как мужчина затащил женщину в комнату, мужчину не описал, чей это мальчик не знает, других соседей на кухне и в коридоре не видела. Все произошло в течение 2-3 минут.

Так же, по ходатайству адвоката <ФИО6> в соответствии со ст.281 УПК РФ с согласия подсудимых и других участников судебного заседания были оглашены показания свидетелей со стороны защиты <ФИО25>, <ФИО26> допрошенных в рамках уголовного дела частного обвинения по заявлению <ФИО1>. и <ФИО2>. о привлечении к уголовной ответственности <ФИО15>. и Мусаварова <ФИО> по ч.1 ст.116 УК РФ.

Так, из показаний свидетеля <ФИО25> следует, что знает подсудимых и потерпевших, как соседей по общежитию. Подсудимые <ФИО15>. и <ФИО14>., сами по себе, спокойные люди, <ФИО15>. является старшей по этажу, следит за порядком и чистотой, организует субботники, на которых потерпевшие участия не принимают, на этаже не дежурят. 18 марта 2015 года находилась в своей комнате, дверь была приоткрыта, слышала, как потерпевшие <ФИО1>. и <ФИО2>., проходя по коридору общежития с посудой, специально уронили её, для того, чтобы учинить скандал с подсудимыми, которые проживают в комнате <НОМЕР>. После того, как потерпевшие специально уронили посуду, стали кричать на Мусаварова <ФИО> провоцируя на скандал, при этом <ФИО14>. их не трогал, что-то сказал им и зашел в свою комнату.

Из показаний свидетеля <ФИО26> следует, что <ФИО15>. и <ФИО14>. проживают совместно в гражданском браке, спокойная семейная пара, ссор, скандалов и конфликтов между ними не было. <ФИО15>. является старшей по этажу в общежитии, проводит собрания, собирает деньги на нужды этажа, следит за порядком, за своевременным дежурством. При самом инциденте не присутствовала, со слов Беляковой <ФИО> известно, что <ФИО14>. забрал телефон у <ФИО1>., на который она снимала проживающих людей на этаже, но кадры она тоже не видела. <ФИО1>. и <ФИО2>. бывшие соседи, личных претензий к ним не имеется. <ФИО1>. периодически пишет заявления в администрацию на протяжении 2-3 лет на <ФИО15>., данные заявления лично видела в отделе полиции.

Проверка доказательств, производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих проверяемое доказательство.

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности-достаточности для разрешения уголовного дела.

По смыслу закона, суд вправе признать доказательства недопустимыми по собственной инициативе.

Мировой судья в части обвинения, предъявленного <ФИО14>. по факту умышленного причинения легкого вреда здоровью <ФИО1>., доверяет показаниям потерпевших, а именно, в части причинения <ФИО1>. телесных повреждений в область головы, поскольку они последовательны и логичны, согласуются с материалами дела. Свидетели <ФИО19>, <ФИО20>, <ФИО21>, <ФИО22> не являлись очевидцами произошедшего, а лишь охарактеризовали потерпевших и подсудимых.

Из оглашенных показаний свидетелей следует следующее, <ФИО25> подтвердила наличие конфликта 18 марта 2015 года между <ФИО1>. и <ФИО14>., <ФИО26> подтвердила, что со слов Беляковой <ФИО> ей известно о том, что <ФИО14>. сорвал с шеи <ФИО1>. телефон, что не исключает причинение <ФИО14>. телесных повреждений <ФИО1>.

Мировой судья доверяет показаниям потерпевших <ФИО1>. и <ФИО2>. в части показаний о том, что <ФИО14>. сорвал телефон с шеи <ФИО1>., при этом ударив головой о стену, а также толкнул <ФИО2>. в комнату, от чего последняя, падая на пол, ударилась головой.

Кроме показаний потерпевших, факт умышленного причинения <ФИО14>. телесных повреждений устанавливается также материалами уголовного дела, а именно:

- заявлением <ФИО1>. и <ФИО2>. от 30.04.2016 о привлечении к уголовной ответственности <ФИО15>. по ч.1 ст.115 УК РФ и Мусаварова <ФИО> по ч.1 ст.115, ч.1 ст.115 УК РФ,

- справкой из травмпункта городской клинической больницы <НОМЕР> от 18.03.2015, согласно которой 18 марта 2015 года <ФИО1>. обращалась за медицинской помощью, с жалобой на головную боль и которой был установлен диагноз: сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы,

- справкой из травмпункта городской клинической больницы <НОМЕР> от 18.03.2015, согласно которой 18 марта 2015 года <ФИО2>. обращалась за медицинской помощью, с жалобой на головную боль и которой был установлен диагноз: сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы,

- заключением эксперта <НОМЕР> от 12.01.2016, согласно которому у <ФИО1>. установлены повреждения: черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы, указанные телесные повреждения причинены воздействием тупого предмета (предметов), не исключается возможность их образования 18 марта 2015 года и которые по своему характеру влекут за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы и квалифицируются как причинение легкого вреда здоровью, конкретизировать механизм образования телесных повреждений (при ударе тупым предметом или при падении с высоты собственного роста и ударе о таковые) не предоставляется возможным,

- заключением эксперта <НОМЕР> от 12.01.2016, согласно которому у <ФИО2>. установлены повреждения: черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы, указанные телесные повреждения причинены воздействием тупого предмета (предметов), не исключается возможность их образования 18 марта 2015 года и которые по своему характеру влекут за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы и квалифицируются как причинение легкого вреда здоровью. Конкретизировать механизм образования телесных повреждений (при ударе тупым предметом или при падении с высоты собственного роста и ударе о таковые) не предоставляется возможным.

Оценивая показания подсудимого Мусаварова <ФИО> суд считает, что непризнание им вины в совершении преступления обусловлено желанием избежать уголовной ответственности, поэтому относится к ним критически. Вместе с тем, суд учитывает, что <ФИО14>. в судебном заседании признал, что подошел к <ФИО1>. и сорвал с ее шеи телефон, тем самым применив к <ФИО1>. физическое воздействие, причинив легкий вред здоровью. Предоставить данные, из которых следовало бы, что <ФИО1>. получила телесные повреждения в результате каких-либо иных событий или действий третьих лиц, сторона защиты не смогла.

Заслушав стороны, свидетелей, оценив их в совокупности с другими исследованными материалами дела, суд находит вину подсудимого доказанной и квалифицирует действия Мусаварова <ФИО> по факту причинения <ФИО1>. легкого вреда здоровья, как совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ, как умышленное причинение легкого вреда здоровью.

В то же время обвинение Мусаварова <ФИО> в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ в отношении <ФИО2>. не нашло подтверждения в судебном заседании и суд приходит к выводу о постановлении в отношении Мусаварова <ФИО> в указанной части оправдательного приговора по основаниям, указанным в п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Согласно ч.2 ст.302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется в случаях, если:

- не установлено событие преступления;

- подсудимый не причастен к совершению преступления;

- в деянии подсудимого отсутствует состав преступления;

- в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

Обстоятельствами, подлежащими доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ являются: события преступления, обстоятельства его совершения, вина, характер вреда, причиненного преступлением, субъективная сторона выраженная в прямом умысле, а также причинная связь между действиями подсудимого и причинением вреда.

Согласно заключению эксперта <НОМЕР> от 12.01.2016 у <ФИО2>. установлены повреждения: черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы. Указанные телесные повреждения причинены воздействием тупого предмета (предметов), не исключается возможность их образования 18 марта 2015 года, при обстоятельствах, указанных в постановлении и которые по своему характеру влекут за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы и квалифицируются как причинение легкого вреда здоровью. Конкретизировать механизм образования телесных повреждений (при ударе тупым предметом или при падении с высоты собственного роста и ударе о таковые) не предоставляется возможным.

Свидетелей - очевидцев по делу не имеется.

Наличие у <ФИО2>. телесных повреждений, установленных заключением судебно-медицинской экспертизы, не исключает их получение при обстоятельствах, изложенных в объяснениях потерпевших и обвиняемых о том, что <ФИО14>. лишь оттолкнул от себя <ФИО2>., которая падая, ударилась головой, и не доказывает, что данные телесные повреждения были причинены ей <ФИО14>. 18.03.2015 умышленно.

По смыслу закона, преступление предусмотренное ст.115 УК РФ, является преступлением только в том случае если оно совершено умышленно, то есть виновный осознает общественную опасность насильственных действий, предвидит возможность причинения телесных повреждений и желает этого. Уголовная ответственность за причинение вреда по неосторожности по ст.115 УК РФ не предусмотрена.

Согласно ст.49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана, а неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В силу ст.14 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

<ФИО2>., как частным обвинителем, не представлено доказательств, бесспорно подтверждающих умысел Мусаварова <ФИО> на причинение ей телесных повреждений, не представлено достаточно доказательств, подтверждающих предъявленное обвинение.

Доводы адвоката потерпевшей <ФИО2>. - <ФИО3> о том, что <ФИО14>. умышленно толкнул <ФИО2>., что его действия по отношению к <ФИО2>. нельзя расценивать как неосторожные, не нашли своего подтверждения в суде. Так, сама частный обвинитель <ФИО2>. утверждала, что телесные повреждения ею получены в результате толчка <ФИО14>. после того, как последний силой удерживал ее в области шеи и талии. Однако каких-либо телесных повреждений на теле <ФИО2>. в указанных областях судебно медицинскими экспертизами не установлено.

Кроме того, постановлением от 17.04.2016, мировым судьей судебного участка №5 по Орджоникидзевскому району г.Уфы прекращено уголовное дело частного обвинения по событиям 18.03.2015, по обвинению Мусаварова <ФИО> в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.5 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отказом от обвинения.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.115 УК РФ выражается в прямом умысле.

В судебном заседании установлено, что умыслом Мусаварова <ФИО> не охватывалось причинение <ФИО2>. телесных повреждений в области головы, эти телесные повреждения <ФИО2>. были причинены <ФИО14>. по неосторожности, когда он оттолкнул <ФИО2>., а <ФИО2>., не удержавшись, ударилась головой при падении.

По действующему уголовному законодательству неосторожное причинение физической боли не влечет уголовную ответственность.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Оценив доказательства представленные частными обвинителями в совокупности со всеми материалами дела, суд находит их явно недостаточными для установления виновности Мусаварова <ФИО> в умышленном причинении легкого вреда здоровью <ФИО2>. При этом суд исходит из пределов и объема предъявленного подсудимому обвинения его доказанности в судебном заседании конституционных прав осуществления правосудия.

Таким образом, анализ имеющихся в деле доказательств, приводит к выводу о недоказанности вины подсудимого Мусаварова <ФИО> в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ в отношении потерпевшей <ФИО2>.

По факту обвинения, предъявленного Беляковой <ФИО> мировой судья приходит к следующему.

В соответствии со ст.15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В силу ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств.

В силу ст.321 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения в судебном заседании поддерживает и представляет доказательства частный обвинитель. Суд не должен подменять органы и лица, формирующие и обосновывающие обвинение.

Поэтому неустранимые частным обвинителем сомнения в виновности подсудимого, в силу ст.49 Конституции РФ и ч.3 ст.14 УПК РФ, толкуются в пользу подсудимого и ведут к постановлению оправдательного приговора.

Допрошенная в судебном заседании в качестве подсудимой <ФИО15>. вину в совершении инкриминируемого ей преступления не признала, указала, что в отношении <ФИО1>. и <ФИО2>. физическую силу не применяла.

Свидетелей - очевидцев по делу не имеется.

Показания свидетеля <ФИО26>, данные ею в ходе судебного заседания при рассмотрении уголовного дела по заявлению частных обвинителей <ФИО1>. и <ФИО2>. о привлечении к уголовной ответственности <ФИО15>. и Мусаварова <ФИО> по ч.1 ст.116 УК РФ и оглашенные в судебном заседании с согласия участников процесса свидетельствуют о том, что <ФИО1>. часто обращается в правоохранительные органы с заявлениями о привлечении к уголовной ответственности в отношении конкретных лиц, однако факты указанные <ФИО1>. не находили своего подтверждения.

Из оглашенных показаний свидетелей <ФИО25> и <ФИО26> следует, что они охарактеризовали <ФИО1>. и <ФИО2>., как конфликтных людей, которые конфликтуют по необоснованным обвинениям.

Показания указанных свидетелей суд признает достоверными, поскольку они являются логичными, последовательными, не противоречащими друг другу, а также показаниям подсудимой Беляковой <ФИО> Данные свидетели не состоят в родственных отношениях, как между собой, так и с участниками процесса, и у суда отсутствуют основания им не доверять.

Суд не может принять за основу показания свидетелей <ФИО19>, <ФИО20>, <ФИО21>, <ФИО22>, данные в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по заявлению частных обвинителей <ФИО1>. и <ФИО2>. о привлечении к уголовной ответственности <ФИО15>. и Мусаварова <ФИО> по ч.1 ст.116 УК РФ и оглашенные с согласия участников процесса, поскольку они не являлись очевидцами конфликта между Беляковой <ФИО><ФИО14>. и <ФИО1>., <ФИО2>., на основании чего их показания не могут свидетельствовать о конкретных обстоятельствах произошедшего 18 марта 2015 года, о случившемся им стало известно только со слов потерпевших <ФИО1>. и <ФИО2>.

К показаниям частных обвинителей (потерпевших) <ФИО1>. и <ФИО2>. суд относится критически, поскольку в судебном заседании было установлено, что у них сложились длительные неприязненные отношения с подсудимой Беляковой <ФИО> изначально по поводу громкой музыки, которая играла целыми днями в комнате подсудимых и на замечания подсудимые реагировали агрессивно.

Представленное частными обвинителями (потерпевшими) видео не может быть принято в качестве доказательства, поскольку из данной видеозаписи не усматривается, что именно Беляковой <ФИО> были причинены телесные повреждения потерпевшей <ФИО2>.

Объективных данных, кроме наличия самих телесных повреждений, установленных заключением судебно-медицинской экспертизы суду не представлено. В то же время сама <ФИО2>. не отрицала, что она получила указанные телесные повреждения в результате того, что ее толкнул <ФИО14>., а не <ФИО15>. Из показаний <ФИО2>. и <ФИО1>. следует, что <ФИО15>. лишь пыталась отцепить пальцы рук <ФИО2>. от дверного косяка, чем якобы причинила физическую боль, в виде царапин. Однако каких-либо телесных повреждений на руках у <ФИО2>., судебно-медицинской экспертизой, не установлено. Участие Беляковой <ФИО> в конфликте выразилось лишь тем, что последняя пришла в свою комнату и пожаловалась <ФИО14>. на частных обвинителей о том, что они опять снимают ее на мобильный телефон, что подтвердили, как сама <ФИО15>., так и <ФИО14>., иных свидетелей произошедшего не было.

В судебном заседании на основе состязательности исследованы представленные сторонами доказательства, при этом стороны не имели дополнений, не возражали закончить судебное следствие, считая достаточными исследованную совокупность доказательств.

Таким образом, суд, исследовав в совокупности доказательства, представленные стороной обвинения, находит их несостоятельными, поскольку они объективно не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания и противоречат установленным фактическим обстоятельствам дела.

Доказательств вины Беляковой <ФИО> в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ, которые могли бы явиться основанием для привлечения подсудимой к уголовной ответственности и вынесения по делу обвинительного приговора, не добыто и причастность подсудимой к нанесению <ФИО2>. умышленного причинения легкого вреда здоровью не доказана.

Основанием для осуждения Беляковой <ФИО> не может служить обвинение, построенное исключительно на показаниях частных обвинителей и свидетелей, не являвшихся очевидцами, а при оценке доказательств по делу, все сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу в связи с чем, суд считает по настоящему уголовному делу частного обвинения в отношении подсудимой Беляковой <ФИО> обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ постановить оправдательный приговор на основании п.1 ч.1 ст.27, п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ.

При назначении наказания <ФИО14>. по ч.1 ст.115 УК РФ мировой судья учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного: ранее не судим, удовлетворительно характеризуется по месту жительства, на учете у врача психиатра и врача нарколога не состоит.

Принимая во внимание наличие обстоятельств, смягчающих наказание и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, суд при назначении размера наказания учитывает положения ст.62 УК РФ

Суд считает необходимым назначить <ФИО14>. наказание в виде штрафа, т.к. <ФИО14>. совершил преступление небольшой тяжести, имеет место работы и постоянный доход. По мнению суда, данный вид наказания сможет обеспечить достижение целей наказания, предусмотренных ст.43 УК РФ - восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений.

Меры процессуального принуждения или пресечения в отношении <ФИО14> и Беляковой <ФИО> не избирались.

По вопросу разрешения заявленного гражданского иска мировой судья исходит из следующего. Поскольку причастность Беляковой <ФИО> и Мусаварова <ФИО> в умышленном причинении легкого вреда здоровью <ФИО2>. не доказана, то согласно ч.2 ст.306 УПК РФ, в удовлетворении гражданского иска <ФИО2>. следует отказать.

По заявленным <ФИО1>. исковых требований о взыскании с Мусаварова <ФИО> в ее пользу сумму компенсации морального вреда и возмещение материального ущерба мировой судья находит его подлежащим удовлетворению частично.

Поскольку гражданским истцом <ФИО1>. не представлено доказательств, подтверждающих причинно-следственную связь между действием подсудимого Мусаварова <ФИО> и понесенным ею материальным ущербом, мировой суд оставляет за <ФИО1>. право на обращение в суд с иском к <ФИО14>. о взыскании материального ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

Решая вопрос о гражданском иске, мировой судья считает возможным удовлетворить его в части требований потерпевшей <ФИО1>. о компенсации морального вреда, выразившегося в переживаниях, волнениях по поводу причинения легкого вреда здоровью, в соответствии со ст.151, 1101 ГК РФ, размер компенсации суд определяет в 5000 рублей с подсудимого Мусаварова <ФИО> при этом учитывает требования разумности и справедливости.

В части же разрешения иска о взыскании материального ущерба, мировой судья оставляет его без рассмотрения с разъяснением права обращения в порядке гражданского судопроизводства ввиду необходимости предоставления дополнительных доказательств понесенных расходов, связанных с совершенным преступлением.

В силу ст.ст.131, 132 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия в уголовном судопроизводстве по назначению, признаются процессуальными издержками и взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Подсудимым для их защиты по назначению суда была предоставлена адвокат <ФИО6>, которая знакомилась с материалами дела и участвовала в судебных заседаниях. Поэтому мировой судья признает процессуальными издержками расходы, связанные с оплатой труда адвоката <ФИО6>, которые подлежат возмещению за счет средств федерального бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.302-307, 309 и 310 УПК РФ, мировой судья

п р и г о в о р и л:


Признать Мусаварова <ФИО11> виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ (преступление, совершенное в отношении <ФИО1>.) и назначить наказание в виде штрафа в доход государства в размере 10 000 (десять тысяч) руб.;

Мусаварова <ФИО11> по предъявленному обвинению, в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ (преступление, совершенное в отношении <ФИО2>.) оправдать, по основанию, предусмотренному п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ, за отсутствием состава преступления.

Белякову <ФИО10>, обвиняемую в совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ - оправдать на основании п.1 ч.1 ст.27, п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с ее непричастностью к совершению данного преступления.

Взыскать с Мусаварова <ФИО11> в пользу <ФИО1>. в качестве компенсации морального вреда, причиненного преступлением в размере 5000 руб.

Разъяснить <ФИО1>. ее право на обращение с иском к <ФИО14>. о взыскании материального ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

Гражданский иск <ФИО2>. к <ФИО14>. и Беляковой <ФИО> о взыскании морального вреда и материального ущерба оставить без рассмотрения.

Процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката <ФИО6> взыскать за счет средств Федерального бюджета.

Приговор в течение 10 суток может быть обжалован в Орджоникидзевский районный суд г.Уфы через мирового судью в апелляционном порядке. В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем он должен указать в своей апелляционной жалобе или в возражениях на жалобу, представления, принесенные другими участниками уголовного процесса.



Председательствующий И.Б. Троценко



Апелляционным постановлением от 25.10.2016 приговор изменен.

На основании п.9 и п.12 Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 24.04.2015 N 6576-6 ГД "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" <ФИО14>. освобожден от наказания, назначенного по ч.1 ст.115 УК РФ и с него снята судимость.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Суд:

Судебный участок №5 по Орджоникидзевскому району г.Уфы (Республика Башкортостан) (подробнее)

Судьи дела:

Троценко Инга Борисовна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Моральный вред и его компенсация, возмещение морального вреда
Судебная практика по применению норм ст. 151, 1100 ГК РФ

Побои
Судебная практика по применению нормы ст. 116 УК РФ