Приговор от 18 апреля 2016 г. по делу № 1-10/2016


Решение по уголовному делу

Дело № 1(3)-10/2016

Поступило 05.02.2016 г.



П Р И Г О В О Р


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


г. Новосибирск 18 апреля 2016 г.

суд в составе:

Председательствующего мирового судьи 3-го судебного участка

Кировского судебного района г. Новосибирска Никоновой Т.Н.

с участием:

частного обвинителя <ФИО1>,

подсудимого <ФИО2>,

защитника Овчинникова И.К.,

представившего ордер <НОМЕР> от <ДАТА3>, удостоверение <НОМЕР>,

при секретаре Лещевой О.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по заявлению <ФИО1> по обвинению <ФИО2>, <ДАТА4> рождения, уроженца <АДРЕС>, гражданина РФ, с высшим образованием, работающего генеральным директором ООО <ФИО3> имеющего на иждивении малолетнего ребенка, зарегистрированного и проживающего по адресу: <АДРЕС>, ранее не судимого, в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.128.1 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л :


Частным обвинителем <ФИО1> подсудимый <ФИО2> обвиняется в клевете, то есть в распространении в отношении <ФИО1> заведомо ложных сведений, порочащих его честь и достоинство, подрывающих его репутацию, совершенных в Кировском районе г. Новосибирска при следующих обстоятельствах.

<ДАТА5><ФИО1> в Новосибирский районный суд Новосибирской области, расположенный по ул. <АДРЕС> в Кировском районе г. Новосибирска было подано исковое заявление к ООО <ФИО4> о взыскании задолженности. <ДАТА6> определением суда данное исковое заявление было оставлено без рассмотрения. <ДАТА7>, согласно заявлению <ФИО1>, <ФИО2>, являющийся генеральным директором ООО <ФИО3> имея преступный умысел, в приемные часы канцелярии Новосибирского районного суда Новосибирской области, расположенный по ул. <АДРЕС> в Кировском районе г. Новосибирска, в рамках вышеуказанного иска лично подал ходатайство о предоставлении оригиналов документов, которые были предоставлены в суд <ФИО1> для обоснования заявленных исковых требований. Канцелярией суда ходатайство было принято, зарегистрировано за <НОМЕР>, после чего передано судье <ФИО5> для приобщения к материалам гражданского дела <НОМЕР> по иску <ФИО1> к ООО <ФИО4> о взыскании задолженности и процентов. Судом указанное ходатайство приобщено к материалам гражданского дела <НОМЕР> т.2 (л.д. 243).Таким образом, <ФИО2>, как указывает <ФИО1>, распространил в отношении него сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию. В своем ходатайстве, согласно заявлению <ФИО1>, <ФИО2> утверждает, что соглашение об уступке прав требования между ООО <ФИО3> и <ФИО1> фальсифицировано, а оригиналы первичных документов выбыли у ООО <ФИО3> без согласия последнего. Между тем, как ссылается <ФИО1>, <ФИО2> до подачи в суд ходатайства от <ДАТА7><НОМЕР> не обращался к нему с заявлением о фальсификации договора цессии и требованием вернуть ему оригиналы первичных документов и доверенности. Как указывает <ФИО1>, указанные <ФИО6> сведения являются заведомо ложными, поскольку <ДАТА8> он лично выдал ему доверенность для решения юридических вопросов ООО <ФИО3> в т.ч. с ООО <ФИО7> Для определения размера задолженности ООО <ФИО4> перед ООО <ФИО8><ФИО2> лично передал ему подлинники счетов-фактур, товарных накладных (товарно-транспортных накладных) за период с <ДАТА9> по <ДАТА10> в количестве 682 шт., а также подлинники договора поставки <НОМЕР> от <ДАТА11>, дополнительных соглашений <НОМЕР> от <ДАТА11>, <НОМЕР> от <ДАТА11>, <НОМЕР>/3 от <ДАТА12>, <НОМЕР> от <ДАТА11>, <НОМЕР>/3 от <ДАТА11> и <НОМЕР> от <ДАТА12>, что подтверждается п. 3 заявления о вступлении в дело в качестве третьего лица, поданного <ФИО6> в судебном заседании <ДАТА13> через своего представителя <ФИО9> По результату проведенного расчета <ФИО1> была составлена и <ДАТА14> вручена претензия руководителю ООО <ФИО7> В связи с тем, что претензия была оставлена без ответа и к ООО <ФИО3> со стороны ООО <ФИО4> имеется негативное отношение, как указывает <ФИО1>, <ФИО2> предложил ему заключить с ним договор цессии с целью замены первоначального кредитора ООО <ФИО3> на <ФИО1> Через некоторое время последний передал составленный и подписанный им договор цессии от <ДАТА15><ФИО2> на подпись, который через три дня после ознакомления с ним, вернул подписанный договор цессии в соответствии с обычаями делового оборота. Сомнений в подлинности подписи директора ООО <ФИО3><ФИО2> не возникло, поскольку полагал, что участники гражданского оборота действуют добросовестно. Кроме того, <ФИО1> указывает на то, что <ФИО2> практикует изменение своей подписи с целью коммерческой выгоды, что подтверждается актом проверки имущества от <ДАТА16>, в котором <ФИО2> изменил свою подпись в присутствии членов комиссии, а также умышленно изменял свои подписи на доверенностях, оформленных для получения возврата товара от покупателя ООО <ФИО7> Таким образом, <ФИО1> полагает, что сообщенные <ФИО6> в ходатайстве от <ДАТА7> за <НОМЕР> сведения о фальсификации договора цессии от <ДАТА15> и о том, что оригиналы первичных документов выбыли у ООО <ФИО3> без согласия последнего, следует считать заведомо ложными, порочащими его честь и достоинство, подрывающими его репутацию, поскольку обвиняют его в подделке документа и краже, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 327, 158 Уголовного кодекса РФ.

Гражданский иск по делу не заявлен.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый <ФИО2> вину в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.128.1 УК РФ, не признал, пояснил, что в конце апреля 2015 года устно поручил <ФИО1> подготовить исковое заявление в арбитражный суд по поводу взыскания задолженности с ООО <ФИО4> в пользу ООО <ФИО3> С <ФИО1> имелась договоренность о допуске на склад, где хранились документы компании ООО <ФИО3> для подготовки документов в суд. <ФИО1> были переданы денежные средства на оплату государственной пошлины. <ДАТА17> ему по электронной почте был предоставлен скан искового заявления за подписью <ФИО1> о взыскании задолженности с ООО <ФИО4> адресованного в арбитражный суд с печатью суда о принятии искового заявления, что впоследствии не нашло своего подтверждения на сайте Арбитражного суда. При встрече <ФИО1> не пояснил, почему им не была выполнена его просьба, но предложил подписать договор переуступки прав требования ему, на что он отказался. Через некоторое время <ФИО1> выслал ему исполнительные листы на обеспечительные меры, которые были применены к компании <ФИО11> Новосибирским районным судом, но были выданы не в пользу его компании - ООО <ФИО8> а в пользу <ФИО1>. После этого он обратился за юридической консультацией к <ФИО9>, с которой решили явиться в предварительное судебное заседание в Новосибирском районном суде. До судебного заседания направил SMS <ФИО1>, в котором сообщил, что будет участвовать в деле в качестве третьего лица, просил его явиться в судебное заседание и представить подлинники всех документов, которые были им предоставлены в суд, взяты со склада компании, однако <ФИО1> не явился, на контакт не вышел, на звонки не отвечал, документы не передал. Далее в деле принимала участие его представитель <ФИО9> В судебном заседании заявлял, что подпись в договоре цессии ему не принадлежит. Когда <ФИО1> предлагал подписать договор уступки прав требования, он был пустой, данный договор он не подписывал. Действительно организовал <ФИО1> доступ к документам компании, которые хранились на складе, и попросил подготовить исковое заявление в суд, лично ему документы компании не передавал. Все письменные документы для подачи в Новосибирский районный суд по вышеуказанному гражданскому делу готовила представитель <ФИО9>, предварительно предоставляя ему для ознакомления и подписания, после чего <ФИО9> представила их в суд. В полицию в отношении <ФИО1> заявлений не подавал. Давал пояснения по заявлению ООО <ФИО4> у него отбирались образцы подписей. Неприязненных отношений между ним и <ФИО1> не имеется.

Кроме того, подсудимым <ФИО6> были представлены письменные пояснения в связи с поданным <ФИО1> заявлением частного обвинения, согласно которым он считает данное заявление необоснованным, поскольку ходатайство от <ДАТА7> было заявлено ООО <ФИО3> в целях реализации права на судебную защиту, гарантированного Конституцией РФ, решение по гражданскому делу принято не было, возражений от <ФИО1> не поступило, доводы, изложенные в ходатайстве не были опровергнуты судом либо <ФИО1>, в связи с чем полагает, что данные факты нельзя признать распространением ложных сведений. В данном ходатайстве нет указания на то, что фальсификация документов была осуществлена именно <ФИО1>, как нет и утверждения о краже документов <ФИО1> у ООО <ФИО3> ходатайство было подано представителем ООО <ФИО3><ФИО12> по доверенности, в связи с чем полагает об отсутствии состава и события преступления (л.д. 61-62), просил прекратить уголовное дело в связи с отсутствием состава и события преступления (л.д. 63-64). Данные пояснения <ФИО2> поддержал в судебном заседании.

Потерпевший <ФИО1> в судебном заседании подтвердил обстоятельства, изложенные в заявлении частного обвинения, дополнительно пояснил, что неприязненных отношений к <ФИО2> не имеет, в трудовых отношениях с ним не состоял. В начале марта 2015 года <ФИО2> обратился к нему с вопросом о возможности взыскания задолженности с ООО <ФИО7> Между ними были оговорены все условия, ему (<ФИО1> были предоставлены необходимые документы, а именно договоры, дополнительные соглашения, все товарно-транспортные накладные, которые находились на складе компании ООО <ФИО3><ФИО2> выдал ему доверенность, организовал доступ на склад, где хранились документы. На складе он (<ФИО1> выбрал все необходимые товарные накладные, согласно договору, составил расчет задолженности, претензию в ООО <ФИО4> и <ДАТА14> им, как представителем по доверенности, была вручена данная претензия, на которую реакции от ООО <ФИО13> не последовало. Доверенность на его имя от ООО <ФИО3> была выдана <ДАТА18>, на его имя было выдано три доверенности. После чего он предложил <ФИО2> заключить договор цессии, на что <ФИО2> согласился, попросил, чтобы он подготовил необходимые документы, что и было им сделано, после чего документы были переданы на подпись <ФИО2>, который сказал, что он должен ознакомиться с договором, после чего подпишет и вернет, что и было им сделано. После этого он произвел расчет задолженности, подготовил исковое заявление, оплатил государственную пошлину из собственных средств и <ДАТА5> подал исковое заявление в Новосибирский районный суд. Исковое заявление было принято к производству. Согласно заявлению, были приняты обеспечительные меры, на имущество ответчика был наложен арест. В суд были представлены оригиналы товарно-транспортных накладных, по которым прошел срок сдачи отчетности, накладные, которым более двух лет. За три дня до начала предварительного судебного заседания <ФИО2> сообщил, что передумал с ним работать и оплачивать предоставленные им ему услуги по взысканию задолженности, что будет заниматься этим делом сам. Получив SMS с данной информацией, он (<ФИО1> решил не ехать в судебное заседание. <ФИО2>, явившись в суд, предоставил сведения, которые он считает заведомо ложными, о том, что накладные выбыли из его владения против его воли, что договор цессии сфальсифицирован, представил ходатайство, в котором обвинил его в фальсификации договора и незаконном изъятии документов. Представитель <ФИО2> в рамках рассмотрения гражданского дела просила о назначении почерковедческой экспертизы, которая не была назначена и, насколько ему известно, не проводилась, поскольку он не явился в судебное заседание, исковое заявление было оставлено без рассмотрения, обеспечительные меры были сняты по его заявлению. Причина его неявки была связана с тем, что он не был извещен о дате судебного заседания. После чего решил, что не будет больше заниматься этим делом, связываться с недобросовестным человеком. С заявлением об отмене определения об оставлении искового заявления без рассмотрения не обращался. На тот момент в отношении <ФИО2> было заведено два уголовных дела. Ссылки на то, что он уклонялся от общения, необоснованны, поскольку согласно полученным распечаткам телефонных звонков, на его номер никаких звонков от них не поступало. <ФИО9> с ним на эту тему разговаривать не стала, заявив, что он мошенник, подделал подпись и печать. Тогда как им было представлено 17 доверенностей, из которых видно, что подпись <ФИО2> в них не соответствует его подписи в паспорте и образцам, имеющимся в отделе полиции, в связи с чем он полагает, что <ФИО2> намеренно изменяет подпись, в настоящее время в отношении него возбуждено третье уголовное дело. Считает, что сведения, которые представил <ФИО2> в суд, не являются способом защиты. Также пояснил, что одновременно с подачей компрометирующего ходатайства в суд, были поданы заявления в отношении него в отдел полиции <НОМЕР>. Им было получено постановление от <ДАТА19> и ответ на его обращение, где было указано, что <ДАТА20> получено экспертное заключение, в котором указано, что вероятно в договоре цессии, который он представил в суд, подпись выполнена не <ФИО6> Данная экспертиза проводилась в рамках разбирательства по жалобам <ФИО2> в отношении него в отделе полиции <НОМЕР><АДРЕС> района. Результат рассмотрения жалоб ему не известен. Считает, что <ФИО2> посредством представления ходатайства в канцелярию Новосибирского районного суда опорочил его умышленно, чтобы он не мешал его дальнейшей деятельности.

В судебном заседании по заявлению частного обвинителя <ФИО1> в качестве свидетелей были допрошены <ФИО16>, <ФИО9>

Так, свидетель <ФИО16> в судебном заседании пояснил, что неприязненных отношений с <ФИО1> и <ФИО6> не имеет, участвовал в качестве представителя ответчика при рассмотрении гражданского дела по исковому заявлению <ФИО1> к ООО <ФИО4> о взыскании задолженности в Новосибирском районном суде. По делу было проведено три судебных заседания: первое - предварительное заседание, в котором присутствовал он, <ФИО2> и его представитель <ФИО9>, данном заседании проводилась беседа, в которой представитель ООО <ФИО3><ФИО9> пояснила о том, что договор цессии, который был приобщен к материалам дела в подтверждение заявленных исковых требований, не был подписан ни <ФИО6> ни другим уполномоченным лицом ООО <ФИО3> Озвучивалась позиция, что заявленные исковые требования не обоснованы, поскольку ООО <ФИО3><ФИО1> такими правами не наделяло. ООО <ФИО3> впоследствии было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица. <ФИО2> присутствовал в судебном заседании, пояснений по делу не давал. Вся позиция по поводу заявленных исковых требований озвучивалась <ФИО9> и дублировалась представленными ею документами. Речь о фальсификации не шла, было высказано предположение, что договор цессии не подписывался уполномоченными лицами ООО <ФИО3> Вопросом, связанным с обращением в органы полиции занималась служба безопасности. В документах, которые предоставляла <ФИО9>, указывалось, что договор цессии не подписывался уполномоченными лицами ООО <ФИО3> товарные накладные, которые приобщены к материалам дела выбыли из владения ООО <ФИО3> без их ведома. При подаче искового заявления истцом было заявлено ходатайство о применении обеспечительных мер, на имущество ООО <ФИО4> был наложен арест. В дальнейшем обеспечительные меры были сняты судом с вынесением определения об оставлении заявления без рассмотрения, в связи с повторной неявкой истца в судебное заседание. До судебного заседания ни с <ФИО6> ни с представителем <ФИО9> им переговоры по данному делу не велись. Пояснения по делу давала <ФИО9>, при этом присутствовал <ФИО2> По существу дела <ФИО2> пояснений не давал, и суд за пояснениями к нему не обращался. <ФИО9> же заявлялись ходатайства о приобщении документов, а также о назначении и проведении экспертизы, в котором было отказано.

Свидетель <ФИО9> в судебном заседании пояснила, что неприязненных отношений с <ФИО1> и <ФИО6> у нее не имеется. В ее компанию обратился за юридической помощью <ФИО2>, показал копии исполнительных листов, которые прислал ему <ФИО1>, поскольку ему было не понятно, что это за документы и что с ними делать. У ООО <ФИО4> возникла задолженность перед компанией ООО <ФИО3> директором которой являлся <ФИО2>, который дал поручение <ФИО1> обратиться в суд за взысканием задолженности. После этого <ФИО1> прислал <ФИО2> исковое заявление со штампом арбитражного суда, но после обращения <ФИО2> в арбитражный суд о предоставлении информации по делу, ему сообщили, что в производстве суда такого заявления нет. После этого <ФИО1> прислал <ФИО2> копии исполнительных листов на применение обеспечительных мер в отношении ООО <ФИО7> Она объяснила <ФИО2>, что из представленных копий исполнительных листов следует, что они выданы не имя ООО <ФИО3> а на имя <ФИО1> После чего на сайте Новосибирского районного суда увидела по номеру дела, указанному в исполнительном листе, что в суд с иском о взыскании задолженности с ООО <ФИО4> обратился <ФИО1> от своего имени. После этого <ФИО2> предложил ей заключить договор, что они и сделали. К судебному заседанию ею было подготовлено заявление о вступлении в дело в качестве третьего лица, ею же было высказано предположение, что у <ФИО1> были документы, в соответствии с которыми он смог обратиться в суд от своего имени. Они с <ФИО6> явились в предварительное судебное заседание, где узнали, что существует договор цессии, который обозревался в судебном заседании. <ФИО2> сказал, что подпись в данном договоре ему не принадлежит. После чего ею были подготовлены ходатайства об истребовании оригинала договора цессии, в котором она указывала, что договор подписан неустановленным лицом, возможно, данный договор сфальсифицирован. Сделала такое предположение в связи с заявлением <ФИО2> о том, что в договоре не его подпись. <ФИО2> пояснил в суде, что он документы <ФИО1> не передавал, и представленный в дело договор не подписывал. Просила суд предложить <ФИО1> предоставить суду оригинал договора и всех документов для проведения экспертизы. В судебном заседании так же обозревался паспорт <ФИО2> с его подписью, в связи с чем были составлены возражения против заявленных исковых требований <ФИО1>, где она указала, что договор не заключен в связи с тем, что подпись в договоре <ФИО2> не принадлежит. В следующее судебное заседание <ФИО1> не явился, не смотря на то, что до судебного заседания он регулярно приходил в суд, знакомился с материалами дела, уведомлялся по телефону. <ФИО2> с ней не ходил в судебные заседания. Заявлялось ходатайство о привлечении ООО <ФИО3> в качестве третьего лица. Далее по заявлению Компании <ФИО11> в отдел полиции <АДРЕС> района договор цессии был истребован из материалов гражданского дела для проведения экспертизы, результат которой ей не известен. В следующем судебном заседании просила производство по делу приостановить до проведения экспертизы, но так как <ФИО1> в судебное заседание не являлся, был уведомлен о дате судебного заседания надлежащим образом, судьей было вынесено определение об оставлении искового заявления без рассмотрения. В отношении <ФИО1> в полицию заявлений не подавалось. В Первомайском отделе полиции давались пояснения по заявлению ООО <ФИО7> Ходатайство о наличии сомнений в представленном договоре цессии писала она, подписал его <ФИО2> В данном ходатайстве не было указано о том, что <ФИО1> украл документы или сфальсифицировал договор цессии. Было указано, что договор уступки был сфальсифицирован, но кем это было сделано конкретно, не указывалось, так же ничего не заявлялось о краже документов. Ходатайство в суд представлялось ею лично по доверенности между предварительным судебным заседанием и основным.

Кроме того, в порядке ст. 285 УПК РФ были исследованы письменные материалы дела:

- копия искового заявления по иску <ФИО1> к ООО <ФИО4> о взыскании задолженности со штампом о принятии его Новосибирским районным судом НСО (л.д. 7-8),

- копия определения Новосибирского районного суда Новосибирской области от <ДАТА6> об оставлении вышеуказанного искового заявления без рассмотрения в связи с неявкой истца <ФИО1> в суд по вторичному вызову (л.д. 9-12),

- копия договора уступки права требования (цессии) от <ДАТА15>, из которого следует, что ООО <ФИО3> в лице генерального директора <ФИО2> (цедент) и <ФИО1> (цессионарий) заключили настоящий договор, согласно которому цедент уступает, а цессионарий принимает права (требования) по договору поставки <НОМЕР> от <ДАТА11>, заключенному между цедентом и ООО <ФИО4> (л.д. 13-14),

- копия заявления, адресованного в Новосибирский районный суд Новосибирской области о вступлении в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями, подписанного представителем ООО <ФИО3> по доверенности <ФИО9>, в котором указано, что договор об уступке прав требования не подписывался ни генеральным директором ООО <ФИО3><ФИО6>, ни каким-либо другим уполномоченным на это лицом, в связи с чем указано, что подпись в договоре об уступке права требования от <ДАТА15> между ООО <ФИО3> и <ФИО1> фальсифицирована; документы, представленные истцом в качестве обоснования своей позиции получены истцом от третьего лица, однако на данный момент у ООО <ФИО3> отсутствует возможность получения их у истца, который не контактирует с представителями третьего лица (л.д. 15-18),

- копия ходатайства за подписью генерального директора ООО <ФИО3><ФИО2> о предоставлении оригиналов документов, адресованного в Новосибирский районный суд Новосибирской области со штампом суда о его принятии <ДАТА7> вх. <НОМЕР>, согласно которому ООО <ФИО3> считает, что соглашение об уступке прав требования между ООО <ФИО3> и <ФИО1>, представленное истцом в качестве обоснования своей позиции по настоящему делу фальсифицировано, кроме того, оригиналы первичных документов, представленных <ФИО1> в материалы дела, выбыли у ООО <ФИО3> без согласия последнего (л.д. 19),

- копия доверенности от <ДАТА18>, выданной ООО <ФИО3> в лице генерального директора <ФИО2>, уполномочивающей <ФИО1> представлять и защищать интересы ООО <ФИО3> (л.д. 20),

- копия претензии от представителя поставщика ООО <ФИО3><ФИО1>, адресованной руководителю ООО <ФИО4> по договору поставки <НОМЕР> от <ДАТА11> (л.д. 21),

- копии доверенностей ООО <ФИО3> на получение материальных ценностей (л.д. 23-41),

- копия справки дознавателя ОД ОП <НОМЕР> «Первомайский» УМВД России по г.Новосибирску, согласно которой в данном отделе полиции находится материал проверки КУСП <НОМЕР> от <ДАТА7> по факту подделки официального документа в отношении гр. <ФИО1> со стороны ООО <ФИО4> принять решение в порядке ст. 144-145 УПК РФ не представляется возможным в связи необходимостью приобщения к материалам проверки заключения почерковедческой экспертизы (л.д. 65),

- копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от <ДАТА21>, вынесенному ст. дознавателем ОД отдела полиции <НОМЕР> «Первомайский» по факту подделки официального документа, поступившего <ДАТА22> от <ФИО1>, согласно которому отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ст. 327 ч. 1 УК РФ. В данном постановлении указано, что согласно заключению эксперта <НОМЕР> от <ДАТА20> подписи от имени <ФИО2>, расположенные в строках <ФИО18> А.В.» и «Передал» в договоре уступки права требования «Цессии» от <ДАТА15> с приложением к нему, выполнены, вероятно, не <ФИО6>, а другим лицом (л.д. 81),

- а также другие материалы дела.

Исследовав в полном объеме доказательства, представленные <ФИО1> в обоснование предъявленного им <ФИО2> обвинения, суд полагает, что совокупность собранных по делу и проверенных в судебном заседании доказательств не позволяет сделать вывод о наличии в действиях подсудимого <ФИО2> состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.128.1 УК РФ, а именно, как указал <ФИО1> в своем заявлении о привлечении <ФИО2> к уголовной ответственности и подтвердил в судебном заседании, клеветы, то есть распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, по следующим основаниям.

Из показаний <ФИО1> в судебном заседании было установлено, равно как и из его заявления о привлечении <ФИО2> к уголовной ответственности, что он основывает предъявленное им обвинение на подаче в Новосибирский районный суд Новосибирской области ходатайства от <ДАТА7> за подписью <ФИО2>, в котором, как полагает <ФИО1>, <ФИО2> утверждает, что соглашение об уступке прав требования между ООО <ФИО3> и <ФИО1> фальсифицировано, а оригиналы первичных документов выбыли у ООО <ФИО3> без согласия последнего, тогда как <ФИО2> до подачи в суд данного ходатайства не обращался к нему с заявлением о фальсификации договора цессии и требованием вернуть ему оригиналы первичных документов и доверенности, а также <ДАТА18> лично выдал ему доверенность для решения юридических вопросов ООО <ФИО3> т.ч. с ООО <ФИО4> исходя из чего полагает, что сообщенные <ФИО6> в ходатайстве от <ДАТА7> за <НОМЕР> сведения следует считать заведомо ложными, порочащими его честь и достоинство, подрывающими его репутацию, поскольку обвиняют его в подделке документа и краже, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 327, 158 Уголовного кодекса РФ.

Однако, как следует из копии ходатайства за подписью генерального директора ООО <ФИО3><ФИО2> о предоставлении оригиналов документов, адресованного в Новосибирский районный суд Новосибирской области со штампом суда о его принятии <ДАТА7> вх.<НОМЕР>, «ООО <ФИО3> считает, что соглашение об уступке прав требования между ООО <ФИО3> и <ФИО1>, представленное истцом в качестве обоснования своей позиции по настоящему делу, фальсифицировано, кроме того, оригиналы первичных документов, представленных <ФИО1> в материалы дела, выбыли у ООО <ФИО3> без согласия последнего…» (л.д. 19).

Таким образом, в вышеуказанном ходатайстве отсутствует утверждение <ФИО2> о том, что договор уступки прав требования был фальсифицирован именно <ФИО1>, как отсутствует и утверждение о том, что последним были похищены оригиналы первичных документов. Исходя из текста ходатайства, в нем отражено мнение его автора о фальсификации документа, без указания на конкретное лицо, осуществившее фальсификацию, а также о выбытии документов у представляемого юридического лица без его согласия.

Из показаний свидетеля <ФИО16> в судебном заседании было установлено, что в его присутствии представитель ООО <ФИО3><ФИО9> поясняла о том, что договор цессии, который был приобщен к материалам дела в подтверждение заявленных исковых требований, не был подписан ни <ФИО6> ни другим уполномоченным лицом ООО <ФИО3> что заявленные исковые требования не обоснованы, поскольку ООО <ФИО3><ФИО1> такими правами не наделяло. Также свидетель <ФИО16> пояснял, что <ФИО2> пояснений по делу не давал, позиция по поводу заявленных исковых требований озвучивалась <ФИО9> и дублировалась представленными ею документами. При этом речь о фальсификации не шла, было высказано предположение, что договор цессии не подписывался уполномоченными лицами ООО <ФИО19>

Из показаний свидетеля <ФИО9> было установлено, что ходатайство об истребовании оригинала договора цессии, в котором было указано, что договор подписан неустановленным лицом, возможно сфальсифицирован, составлялось ею, она сделала такое предположение в связи с заявлением <ФИО2>, обратившегося к ней за юридической помощью, о том, что в договоре не его подпись. После составления ею данного ходатайства <ФИО2> его подписал, а она представила данное ходатайство по доверенности в суд.

Таким образом, из показаний свидетелей не нашел своего подтверждения факт распространения <ФИО6> в отношении <ФИО1> заведомо ложных сведений, порочащих его честь и достоинство, подрывающих его репутацию, о чем указывает в своем заявлении частного обвинения <ФИО1> Оснований сомневаться в показаниях свидетелей не имеется, поскольку как было установлено в судебном заседании, неприязненных отношений между ними, <ФИО1>, <ФИО6> не имеется, показания свидетелей согласуются, не противоречат друг другу, не противоречат показаниям свидетелей и показания подсудимого <ФИО2>

Согласно диспозиции ст. 128.1 УК РФ уголовная ответственность за клевету наступает в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, и желал их распространить.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 128.1 УК РФ являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, гарантированного нормами международного и конституционного законодательства права на достоинство, честь и репутацию.

Объективная сторона клеветы характеризуется действиями, состоящими в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Отличительные признаки состава характеризуют распространяемые виновным сведения; они должны быть ложными и порочащими другого человека.

Не соответствующими действительности (заведомо ложными) сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся распространяемые сведения. Распространяемые при клевете сведения должны в деталях либо в общих чертах характеризовать какой-либо конкретный факт, при этом они могут прямо указывать на событие или содержать косвенную информацию о нем.

Таким образом, в данном случае необходимо наличие следующей совокупности: факт распространения сведений о лице, порочащий характер данных сведений и несоответствие их действительности.

Обязательным элементом - субъективной стороной клеветы является наличие прямого умысла виновного на распространение заведомо ложных сведений о другом человеке, которые порочат его честь и достоинство или деловую репутацию.

Отсутствие прямого умысла на совершение указанных действий свидетельствует об отсутствии субъективной стороны преступления, а следовательно, и самого состава преступления, предусмотренного ст. 128.1 УК РФ.

Одним из важных обстоятельств, подлежащих установлению, является характер распространенной информации, то есть установление того, является ли данная информация утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением.

Мнение, выраженное в ходатайстве от <ДАТА7> за подписью <ФИО2> нельзя признать клеветой, так как в ходе судебного следствия не было установлено, в том числе из материалов дела не следует утверждение <ФИО2> о фальсификации именно <ФИО1> договора уступки права требования и о хищении <ФИО1> оригиналов первичных документов ООО <ФИО3> а также что <ФИО2> имел прямой умысел на распространение заведомо ложных сведений о <ФИО1>, которые порочат его честь и достоинство или деловую репутацию.

Так из вышеуказанного ходатайства дословно следует, что ООО <ФИО3> считает, что соглашение об уступке прав требования между ООО <ФИО3> и <ФИО1>, представленное истцом в качестве обоснования своей позиции по настоящему делу, фальсифицировано, кроме того, оригиналы первичных документов, представленных <ФИО1> в материалы дела, выбыли у ООО <ФИО3> без согласия последнего…». То есть в данном случае имеет место выражение субъективного мнения, а не утверждения о фактах. Оценочные суждения, мнения в данном случае не могут являться предметом судебной защиты.

Более того, ходатайство, на котором основано обвинение <ФИО1><ФИО2> было подано в связи с рассмотрением гражданского дела в Новосибирский районный суд Новосибирской области, а обращение в органы внутренних дел, прокуратуры или суд с заявлением или сообщением о совершении кем-либо преступления или правонарушения не может рассматриваться, как распространение негативных сведений, так как к компетенции этих органов относится рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях и правонарушениях и в то же время законом на сотрудников этих органов возложена обязанность по соблюдению тайны следствия, сохранении конфиденциальности и т.д. Каждый гражданин имеет право свободно обращаться в государственные органы в целях защиты своих прав и законных интересов, либо прав и законных интересов других лиц, при этом может указать в обращении на известные ему факты и события, которые по его мнению имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение. То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к ответственности (п. 9 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ <ДАТА3>)).

Таким образом, достоверность заявления о фальсификации подлежала проверке путем принятия мер, предусмотренных законом, в том числе назначением судом экспертизы, истребовании других доказательств, подтверждающих либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых представлено спорное доказательство, и пр. Однако оснований применять указанные меры в данном случае не имелось, поскольку, как было установлено в судебном заседании, исковое заявление <ФИО1> к ООО <ФИО4> о взыскании задолженности было оставлено судом без рассмотрения в связи с неявкой истца в суд по вторичному вызову.

Исходя из вышеизложенного, исследованных в совокупности показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, материалов дела, суд приходит к выводу, что со стороны частного обвинителя <ФИО1> не представлено достаточной совокупности относимых, допустимых и достаточных доказательств, бесспорно подтверждающих, что <ДАТА7> посредством подачи в канцелярию Новосибирского районного суда Новосибирской области по адресу: г. Новосибирск, ул. <АДРЕС> ходатайства за подписью <ФИО2> о предоставлении оригиналов документов, предоставленных в суд <ФИО1> для обоснования заявленных исковых требований, зарегистрированным за <НОМЕР>, переданного судье <ФИО5> для приобщения к материалам гражданского дела <НОМЕР> по иску <ФИО1> к ООО <ФИО4> о взыскании задолженности и процентов, их которого следует мнение о фальсификации договора уступки прав требования, а также выбытии документов из обладания юридического лица, <ФИО2> тем самым распространил в отношении <ФИО1> заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство последнего или подрывающие его репутацию. Ссылка <ФИО1> на подачу иных документов, иными лицами, в иные органы, в иные периоды времени в отношении него, не может быть принята судом во внимание, исходя из того, что рассмотрению в рамках данного уголовного дела в отношении <ФИО2> подлежит конкретный факт, указанный <ФИО1> в заявлении частного обвинения, в соответствии с правилами территориальной подсудности, предусмотренными уголовно-процессуальным законом.

Представленные частным обвинителем <ФИО1> детализация звонков, поступавших на его номер телефона, обозревавшаяся в судебном заседании,а также в качестве документов, характеризующих личность <ФИО2>, постановление от <ДАТА23> о возбуждении уголовного дела в отношении последнего, копия письма <ФИО1> адресованного ПАО Банк ВТБ 24 об оказании содействия в представлении документов в отдел дознания в связи с проверкой его заявления, копия ответа на данное письмо, копия договора залога от <ДАТА16> с приложением, копия сообщения МОГТО и РАМТС, копия акта проверки имущества от <ДАТА16>, копия ПТС, копия заявления о вступлении в дело в качестве третьего лица, подписанного представителем ООО <ФИО3><ФИО9> с доверенностью на последнюю, копия ходатайства о приостановлении производства по делу, также подписанного <ФИО9>, копии исполнительных листов о применении обеспечительных мер (л.д. 112-128) не могут быть приняты во внимание судом, исходя из вышеизложенного, а также того, что по вышеуказанным фактам сведений о наличии обвинительного приговора суда в отношении <ФИО2> не имеется.

Таким образом, руководствуясь ст. 14 УПК РФ, а именно конституционным принципом презумпции невиновности, в соответствии с которым бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения, все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в пользу обвиняемого, а также, руководствуясь ст.15 УПК РФ, согласно которой уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне защиты либо обвинения, суд полагает, что <ФИО2> подлежит оправданию по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, поскольку в его действиях отсутствует состав преступления.

Руководствуясь ст.ст. 302-306, 309-310 УПК РФ, суд


П Р И Г О В О Р И Л:


<ФИО2> признать невиновным по ч. 1 ст.128.1 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Мера пресечения <ФИО2> не избиралась.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Кировский районный суд г. Новосибирска в течение десяти суток со дня провозглашения. В случае подачи апелляционной жалобы, оправданный вправе в течение десяти суток со дня вручения ему копии приговора вправе заявить ходатайство о своем участии и участии защитника в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Мировой судья подпись Никонова Т.Н.


Копия верна:

Мировой судья Никонова Т.Н.

Суд:

Судебный участок № 3 Кировского судебного района г. Новосибирска (Новосибирская область) (подробнее)

Судьи дела:

Никонова Татьяна Николаевна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Клевета
Судебная практика по применению нормы ст. 128.1 УК РФ

По кражам
Судебная практика по применению нормы ст. 158 УК РФ

Подделка документов, государственных наград, печатей
Судебная практика по применению нормы ст. 327 УК РФ