Решение № 2-2538/2016 2-2538/2016~М-1222/2016 М-1222/2016 от 18 июля 2016 г. по делу № 2-2538/2016

Советский районный суд г. Ростова-на-Дону (Ростовская область) - Административное
Суть спора: 2.154 - Споры, связанные со сделками с частными домами и приватизированными квартирами

Дело № 2-2538/16


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

18 июля 2016 года г. Ростов-на-Дону

Советский районный суд г. Ростова-на-Дону

в составе: председательствующего судьи Захаровой Т.О.

при секретаре Шафоростовой А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Вечканова С.Г. к Дувановой О.Б., третье лицо – Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области о признании договора недействительным и применении последствий его недействительности,

УСТАНОВИЛ:


Вечканов С.Г. обратился в суд с указанным иском, сославшись в его обоснование на следующие обстоятельства.

Истец являлся собственником квартиры № № общей площадью 96, 2 кв.м., расположенной по адресу: <адрес>.

18 мая 2010 года между Вечкановым С.Г., с одной стороны, и Дувановой О.Б., с другой стороны, был заключен договор купли-продажи указанного объекта недвижимости, вследствие чего право собственности на квартиру перешло к ответчику.

Указывая на мнимый характер данной сделки, целью которой являлось сокрытие имущества от возможного обращения на него взыскания со стороны третьих лиц, Вечканов С.Г., основывая свои требования на положениях ст. 170 ГК РФ, просил суд восстановить ему пропущенный срок исковой давности, признать договор купли-продажи квартиры от 18 мая 2010 года недействительным и применить последствия недействительности сделки, возвратив стороны в первоначальное положение и ему – квартиру <адрес>

В судебное заседание Вечканов С.Г. явился, формулировку исковых требований уточнил, просил суд признать договор купли-продажи квартиры по <адрес> от 18 мая 2010 года недействительной (мнимой) сделкой, применить последствия недействительности сделки в виде возврата сторон в первоначальное положение, прекратить зарегистрированное в ЕГРП право собственности Дувановой О.Б. на указанную квартиру и истребовать квартиру из её незаконного владения. Аргументируя свою позицию по делу, истец сослался на то, что на момент заключения сделки проживал с ответчиком одной семьей, целью оформления договора купли-продажи и перехода права собственности на неё являлась необходимость исключения возможности обращения взыскания на квартиру по долгам перед третьими лицами, денежные средства по договору он не получал, стоимость квартиры была занижена намерено с целью уменьшения размера налога и до декабря 2015 года он проживал в спорной квартире.

Представитель истца Бья В.В., действующий на основании ордера, в судебное заседание явился, на удовлетворении исковых требований своего доверителя настаивал, полагая, что совокупность представленных им по делу доказательств с достоверностью подтверждает мнимый характер сделки и, соответственно, наличие оснований для признания её недействительной.

Ответчик Дуванова О.Б. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом, представила заявление о рассмотрении дела в её отсутствие, что является одной из форм реализации участником процесса своих прав.

Представитель ответчика – адвокат Тарасенко И.Л., действующая на основании ордера и доверенности, в судебное заседание явилась, против удовлетворения исковых требований возражала, ссылаясь на то, что оспариваемая истцом сделка полностью соответствует требованиям действующего законодательства, исполнена им и срок для её оспаривания истцом пропущен без уважительных причин.

Представитель Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом.

Суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участником процесса в порядке статьи 167 ГПК РФ.

Выслушав позицию истца, представителей спорящих сторон, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, суд приходит к следующему.

Судом установлено, что 18 мая 2010 года между Вечкановым С.Г., с одной стороны, и Дувановой О.Б., с другой стороны, был заключен договор купли-продажи, предметом которой выступила принадлежащая истцу квартира <адрес>.

По условиям данной сделки имущество продано Дувановой О.Б., выступающей в качестве покупателя, за 700000 рублей, согласно п. 3 договора расчет между сторонами произведен полностью до его подписания, на что также указывает собственноручно сделанная истцом запись в договоре, принадлежность которой Вечканов С.Г. не оспаривал.

Как следует из копий дела правоустанавливающих документов, полученных на запрос суда, с заявлением о государственной регистрации договора и перехода права собственности по нему стороны спора обратились лично, представив также справки об отсутствии у них супругов.

07 июня 2010 года право собственности Дувановой О.Б. в отношении квартиры <адрес> было зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Настаивая на недействительности заключенной с Дувановой О.Б. сделки, истец ссылается на то, что денежных средств по ней не получал, с момента заключения договора продолжал проживать в квартире, приобретал предметы мебели, осуществлял текущий и капитальный ремонт, то есть нес обязанности собственника объекта недвижимости.

Пунктом 1 ст. 166 ГК РФ предусмотрено, что сделка недействительна по основаниям, установленным законом в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Исходя из смысла приведенной нормы, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. В обоснование мнимости необходимо доказать, что при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

В соответствии со ст. 56 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В рассматриваемом случае, суд, оценив все представленные по делу доказательства, не усматривает оснований для вывода о мнимом характере договора от 18 мая 2010 года. При этом суд исходит из того, что форма и содержание сделки соответствуют требованиям действующего законодательства; условия договора исполнены сторонами, поскольку на основании заявлений сторон осуществлена государственная регистрация сделки и перехода права собственности на недвижимое имущество к Дувановой О.Б., денежные средства по сделке переданы, что подтверждается содержанием п. 3 договора и подписью Вечканова С.Г. в нём.

Утверждение истца о том, что рыночная стоимость квартиры превышает указанную в договоре сумму, само по себе не свидетельствует о мнимом характере сделки, поскольку согласование сторонами спора цены договора в размере 700000 рублей является последовательным выражением принципа свободы договора.

Доводы истца о том, что указанную в договоре сумму он в действительности он не получал, а кроме того, у Дувановой О.Б. и не было средств для её выплаты, подлежат отклонению, поскольку факт передачи продавцом покупателю денежных средств подтвержден собственноручно подписанным Вечкановым С.Г. договором.

Ссылку Вечканова С.Г. на то, что после совершения сделки он продолжал проживать в квартире, оплачивал мебель, ремонтные работы, суд находит несостоятельной, поскольку данное обстоятельство не определяет мнимый характер заключенной сделки и отсутствие подлинной воли сторон на создание последствий, соответствующих сделкам данного вида, при том, что ни одна из сторон в ходе слушания дела не оспаривала тот факт, что до декабря 2015 года Вечканов С.Г. и Дуванова О.Б. проживали одной семьей, что предполагает ведение совместного бюджета. Кроме того, представленные суду товарные чеки на мягкую мебель с достоверностью не подтверждают факт приобретения её истцом в квартиру <адрес>. Более того, как установлено судом, именно Дувановой О.Б. были адресованы направляемые налоговым органом уведомления, на её счет был открыт лицевой счет для оплаты коммунальных услуг.

Таким образом, совокупность представленных по делу доказательств указывает на направленность воли сторон, в частности, Вечканова С.Г, и Дувановой О.Б. на возникновение правовых последствий, соответствующих указанной сделке, и в конечном итоге наступление последствий, предусмотренных для сделок данного вида.

Исследуя вопрос о пропуске истцом срока исковой давности, о применении которой было заявлено ответчиком в лице представителя в рамках слушания дела, суд исходит из того, что в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ (в редакции ФЗ от 21 июля 2005 года) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

По сделкам с недвижимостью моментом начала исполнения сделки является дата её регистрации уполномоченным органом и возникновения титула собственника у покупателя по сделке.

В рассматриваемом случае, оспариваемый истцами договор и переход права собственности по нему к Дувановой О.Б. были зарегистрированы в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 07 июня 2010 года, о чем с достоверностью знал Вечканов С.Г., в связи с чем срок исковой давности, предусмотренный приведенной нормой материального права, следует исчислять именно с этого времени.

Между тем, исковое заявление подано за пределами срока исковой давности, что применительно к положениям ст. 199 ГК РФ является самостоятельным и безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности ничтожной сделки и истребовании квартиры из владения ответчика. Доказательств уважительности причин пропуска данного срока и, соответственно, оснований для его восстановления суд не усматривает.

Утверждение истца и его представителя о том, что срок в данном случае следует исчислять с декабря 2015 года, когда Вечканов С.Г. был лишен возможности доступа в квартиру, не основано на правильном толковании положений ст. 181 ГК РФ, в которой законодатель началом течения срока исковой давности по требованиям о признании сделки недействительной ввиду её ничтожности определил момент исполнения сделки.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, ст. 144 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:


Исковые требования Вечканова С.Г. к Дувановой О.Б., третье лицо – Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области о признании договора недействительным и применении последствий его недействительности, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Ростовский областной суд через Советский районный суд г.Ростова-на-Дону в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий судья:

Текст мотивированного решения изготовлен 22 июля 2016 года.

Суд:

Советский районный суд г. Ростова-на-Дону (Ростовская область) (подробнее)

Истцы:

Вечканов С.Г. (подробнее)

Ответчики:

Дуванова О.Б. (подробнее)

Иные лица:

Касьянова Т.Г. (подробнее)

Судьи дела:

Захарова Татьяна Олеговна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ

Мнимые сделки
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ

Притворная сделка
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ