Приговор № 1-150/2014 от 4 июня 2014 г. по делу № 1-150/2014

Ахтубинский районный суд (Астраханская область) - Уголовное


П Р И Г О В О Р


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Ахтубинск 4 июня 2014 года

Астраханской области

Ахтубинский районный суд Астраханской области в составе:

председательствующего судьи Багаевой Г.А.

при секретаре Салыковой И.С.

с участием государственного обвинителя - помощника <адрес> городского прокурора Свирщук О.В.

подсудимого Калиева Н.С.

защитника - адвоката Адвокатской конторы <адрес> района Жерновой М.В. - удостоверение №, ордер № от ДД.ММ.ГГГГ

представителя потерпевшего – К.И.К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Калиева Н.С., <данные изъяты>

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 Уголовного кодекса Российской Федерации,

У С Т А Н О В И Л:


Калиев Н.С. совершил в отношении Ч.С.К. умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть последнего, при следующих обстоятельствах.

ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 21 часа до 23 часов, Калиев Н.С., Ч.С.К., К.Д.Ж., К.К.Ж. и Б.Ж.Ф. находились в домовладении, расположенном по адресу: <адрес>, где распивали спиртное. В ходе распития спиртного между Калиевым Н.С. и Ч.С.К. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произошел конфликт, в ходе которого Ч.С.К. нанес лежащему на диване Калиеву Н.С. удары кулаками в область головы и туловища. В связи с противоправными действиями Ч.С.К. у Калиева Н.С. возник преступный умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью Ч.С.К. Реализуя свой преступный умысел, Калиев Н.С., не предвидя наступления общественно-опасных последствий в виде смерти Ч.С.К., хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, ногами оттолкнул от себя Ч.С.К., встал с дивана, после чего нанес не менее семи ударов кулаками в область головы Ч.С.К. и один удар деревянным табуретом в область головы Ч.С.К., причинив последнему телесные повреждения в виде: открытой черепно-мозговой травмы: фрагментарно-оскольчатый перелом костей свода и основания черепа, излияния над и под оболочки головного мозга, в вещество головного мозга (ушиб), кровоизлияния в мягкие ткани головы, ушибленная рана и кровоподтек волосистой части головы, которое расценивается как вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственно угрозу для жизни, что соответствует тяжкому вреду здоровью, и состоит в прямой причинной связи со смертью; поверхностной ушибленной раны лица, кровоизлияния полости рта, кровоподтеков и ссадин лица, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью. От полученных телесных повреждений Ч.С.К. скончался на месте ДД.ММ.ГГГГ. Смерть Ч.С.К. наступила от отека головного мозга с образованием вторичных кровоизлияний в вещество головного мозга, в следствие сдавления головного мозга, которое развилось в результате открытой черепно-мозговая травмы: фрагментарно-оскольчатый перелом костей свода и основания черепа, кровоизлияния над и под оболочки головного мозга, в вещество головного мозга (ушиб), кровоизлияния в мягкие ткани головы, ушибленная рана и кровоподтек волосистой части головы.

Подсудимый Калиев Н.С. в судебном заседании вину в инкриминируемом ему деянии признал частично и показал, что ДД.ММ.ГГГГ примерно в 17 часов он пришел в <адрес> к Б.Ж.Ф. Там совместно с Б.Ж.Ф., братьями К. и Ч. они распивали спиртное, играли в карты, общались. Он с Ч., сидя за столом, боролись на руках и Ч. не понравилось, что он его поборол и рассердился. Ч. предложил еще помериться силой на руках и они несколько раз делали это, но Ч. все время проигрывал. Затем Ч. встал и предложил бороться стоя, но он (Калиев) отказался и лег на диван, т.к. плохо себя почувствовал от выпитого спиртного и от того, что в доме накурили, а остальные сели играть в карты. Ч. начал кричать, т.к. проигрывал и в карты, и высказался в его (Калиева) адрес, что это он из-за него проигрывает, т.к. уже проиграл в борьбе на руках. На это он (Калиев) ответил, что Ч. сам не умеет играть. При этом он (Калиев) продолжал лежать на диване, прикрыв глаза рукой. Неожиданно на него кто-то накинулся, сел на него и начал бить его в лицо и по голове кулаками. Затем он понял, что это Ч.. Всего Ч. нанес ему не менее пяти ударов по голове, по руке. Он пытался освободиться от Ч. и при этом, лежа под Ч., наносил ему удары руками и ногами, при этом попадал и в голову и по телу. Так они боролись примерно полминуты, когда К.Ж. оттаскивал Ч., он (Калиев) оттолкнул Ч. ногами в грудь или в живот, но тот не упал, а снова с разбега направился в его сторону и тогда он, лежа на диване, двумя ногами ударил Ч. в область желудка, отчего Ч. отлетел вглубь комнаты в сторону телевизора, который стоял на столе, и упал там. При этом он, кажется ударился спиной об стол. В это время он (Калиев), стоя около дивана, который находился ближе к выходу из дома, хотел обуться и уйти, одел один ботинок, но увидел, что Ч. поднимается с пола с ножом в руке и направляется в его сторону, со словами: «Завалю». Он испугался ножа, схватил правой рукой рядом стоящий табурет и хотел швырнуть его в сторону Ч., чтобы сделать ему больно и тем самым остановить его, а самому выскочить, но Ч. был уже близко в полный рост, поэтому получилось, что он ударил Ч. табуретом по голове. В какую область головы попал, сказать не может. Удар получился сильным, Ч. закричал, т.к. ему, наверное, было больно. Все произошло очень быстро. Удар нанес, держа табурет одной рукой. После этого К.К.Ж. схватил его за руку и он отошел в сторону во избежание дальнейшего конфликта. После этого он с братьями К. ушел и остался у них ночевать. Утром К.К.Ж. сказал, что Ч. не встает с кровати, после чего он (Калиев) пошел в указанный дом, где увидел, что Ч. хрипит. Он потормошил Ч., но тот не реагировал, в себя не пришел. Он испугался и вызвал скорую помощь. Скорая прибыла примерно через 30-40 минут, но Ч. уже не подавал признаков жизни. После чего он сам явился в полицию и заявил о том, что убил человека. Вину признает частично, не отрицает, что причинил потерпевшему телесные повреждения, от которых тот скончался, однако умысла на причинение ему смерти у него не было. Удары руками и ногами, а затем табуретом Ч. наносил, обороняясь от действий последнего. От действий Ч. у него были многочисленные телесные повреждения на лице в виде синяков и гематом. В содеянном раскаивается. В подтверждение противоправности действий Ч. представил фотографии, выполненные на следующий день, которые свидетельствуют о причинении ему Ч. телесных повреждений.

Будучи допрошенным в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого, Калиев показал, что Ч. нанес ему не менее трех ударов руками в область лица. Ему удалось оттолкнуть от себя Ч. двумя ногами. Ч. отлетел в сторону телевизора и упал на пол. Он встал с дивана и в этот момент Ч. так же встал с пола. Он увидел, что Ч. пошел в его сторону, при этом заметил у Ч. в правой руке нож. Данный нож ранее он видел на столе. Он воспринял его угрозу, как угрозу убийством, так как Ч. был пьян, зол. Тогда он увидел перед диваном деревянную табуретку синего цвета и чтобы остановить Ч., взял табуретку двумя руками и нанес ею один удар Ч. в область головы сверху вниз. Удар пришелся чуть выше лба. Удар он наносил, приложив среднее усилие, достаточное для причинения боли (т.1 л.д.116-121).

В ходе проверки показаний на месте, исходя из протокола от ДД.ММ.ГГГГ и фототаблицы к нему, подозреваемый Калиев показал, что в ходе распития спиртного между ним и Ч. произошел конфликт, переросший в драку. После того, как Ч. нанес ему не менее трех ударов руками в лицо, он ногой оттолкнул от себя Ч. в сторону телевизора, затем Ч. снова направился в его сторону и он двумя ногами оттолкнул от себя Ч. – в область лица и туловища, отчего Ч. упал между телевизором и кроватью. Затем Ч. стал вставать с пола и в этот момент он увидел в правой руке Ч. лезвие ножа, взял табурет двумя руками и нанес им удар в область головы Ч. тогда, когда последний располагался к нему лицом почти в полный рост (т.1 л.д.147-157).

После оглашения в судебном заседании указанных показаний подсудимый Калиев подтвердил их, согласившись с количеством нанесенных ему Ч. ударов, а также подтвердил локализацию нанесенного им (Калиевым) удара двумя ногами Ч. – в область лица и туловища, а также то, что, взяв табурет двумя руками, он нанес им удар в область головы Ч..

Допросив подсудимого, представителя потерпевшего, свидетелей, исследовав материалы уголовного дела, суд считает виновным Калиева Н.С. в совершении инкриминируемого ему деяния. К такому выводу суд пришел исходя из анализа показаний подсудимого, представителя потерпевшего, свидетелей, данных ими в ходе предварительного и судебного следствия, а также других доказательств, исследованных в судебном заседании.

Так, из показаний свидетеля К.К.Ж. в суде явствует, что ДД.ММ.ГГГГ примерно в 21 час он совместно с Калиевым, К.Д.Ж., Б. и Ч. находились в доме последнего по <адрес>, где распивали спиртное, общались. В ходе общения Ч. и Калиев стали меряться силой на руках и Калиев одолел Ч. не понравилось, что он проиграл и последний предложил Калиеву бороться, после чего они стали бороться. Ч. все время проигрывал и ему это не нравилось, в результате чего он стал агрессивно себя вести по отношению к Калиеву и дело перешло в драку между ними. Остальные, в том числе и он (К.К.Ж.), разняли Ч. и Калиева и уложили последнего на кровать, а сами продолжили распитие спиртного. Затем Ч. снова стал с кулаками нападать на Калиева, Калиев встал и между ними началась драка. После этого снова все вместе сели за стол. Ч. взял нож, которым они резали продукты и все время играл им, как бы угрожая Калиеву. В какой-то момент Ч. отошел в сторону, а потом с ножом напал сверху на Калиева, сидящего на стуле. Калиев его оттолкнул, между ними снова началась драка, у обоих были разбиты лица, текла кровь. Калиев схватил табурет и бросил в Ч. в область головы. Они собрались разнимать их, но Ч. от удара табуретом присел на колени, потом встал и лег на кровать. После этого он (К.К.Ж.) ушел домой. Утором следующего дня он проснулся и обнаружил, что Калиев и К.Д.Ж. спят у него дома. У Калиева лицо было побито, в синяках. Через некоторое время ему позвонил Беркалиев и сказал,что Черкесов не приходит в себя. Об этом он сообщил Калиеву и тот побежал к Ч. и вызвал скорую помощь. Затем ему стало известно, что Ч. скончался от удара табуретом. До конфликта у Ч. ни на лице, ни на теле телесных повреждений не было.

Кроме того, свидетель К.К.Ж. подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, из которых явствует, что Ч. стал вести себя агрессивно, показывал мышцы, силу, был расстроен, что его один раз победил Калиев. Ч. стал оскорблять Калиева грубой нецензурной бранью. Калиев лежал в это время на диване и тоже в ответ выражался грубой бранью в адрес Ч.. Он в этот момент сидел на кровати, его брат сидел на диване. В один момент, находящийся на кровати Ч. перепрыгнул через столик и накинулся сверху на Калиева, тут же ударил правой рукой в область лица Калиева. Тогда Калиев ногой оттолкнул от себя Ч. встал с дивана и правой рукой, кулаком ударил в область лица Ч.. У них завязалась борьба, в ходе которой Калиев нанес еще не менее 2-х ударов руками в область лица Ч.. От ударов Ч. потерял равновесие и упал на пол. Тогда Калиев тут же взял с пола правой рукою, стоящую около столика деревянную табуретку. В этот момент Ч. пытался встать с пола, однако подняться не успел, т.к. Калиев, держа табуретку двумя руками, сверху вниз нанес ему удар в область головы. От удара Ч. обмяк и снова упал на пол, схватился за голову, стал стонать. После этого Ч. поднялся и лег на диван. На этом все кончилось. Они пообщались минут 10 и он пошел домой. Когда он уходил, то видел, что на голове Ч. имелась кровь, у Калиева с губы текла кровь. Они не придали данному конфликту значения, т.к. Ч. и Калиев хорошо знакомы и ранее частенько в состоянии опьянения ссорились, фактически не из-за чего (т.1 л.д.77-80). Ч. накинулся на Калиева, схватив со стола небольшой кухонный нож. Длинна ножа примерно 20 см, рукоятка пластмассовая белая. При этом Ч. никаких угроз, связанных с ножом, причинением вреда здоровью или убийством не высказывал. Он предполагает, что Ч. просто хотел напугать Калиева, т.к. последние являются давними знакомыми, причинять телесные повреждения Ч. не намеревался. Если бы Ч. хотел это сделать, то причинил бы, у него была такая возможность. Впоследствии в ходе борьбы нож у Ч. выпал и находился в доме. Думает, что нож выбил сам Калиев (т.1 л.д.96-98).

Свидетель К.Д.Ж. в суде подтвердил показания свидетеля К.Ж. об обстоятельствах совместного распития спиртного, имевших место ДД.ММ.ГГГГ и дополнил, что после того, как Ч. и Калиев мерялись силой, между ними началась словесная ссора, зачинщиком которой был Ч.. Затем Ч. первый ударил Калиева в лицо рукой 2-3 раза, они стали драться. Они разняли их и Калиев лег на диван. Ч. стоял у телевизора, а он (К.Д.Ж.) курил у печки, затем Ч. снова кинулся на Калиева и тот оттолкнул Ч. ногами, отчего Ч. упал, затем встал и снова кинулся на Калиева с ножом, а Калиев ударил его табуретом по голове. Где в это время находился Б., не помнит. Этот нож Ч. взял со стола и ранее играл с ним в их присутствии. Вернее, он (К.Д.Ж.) понял, что Ч. кинулся на Калиева с ножом, поскольку после того, как Калиев ударил Ч. табуретом по голове, отчего тот упал, то нож лежал около правой руки Ч.. Все вместе они положили Ч. на диван и он со стонами лежал. Затем все поняли, что Ч. спит и разошлись. Первым ушел домой К.Ж., затем он и Калиев тоже пришли к К.Ж. и остались там ночевать. Б. остался у Ч.. В общей сложности в тот вечер они выпили 4-5 бутылок водки. У Калиева от драки с Ч. был разбит нос, ссадины на лице. До данного конфликта у Ч. никаких телесных повреждений не было, он ни на кого не жаловался, чувствовал себя хорошо. Утром ДД.ММ.ГГГГ позвонил Б. и сообщил, что Ч. плохо себя чувствует. Узнав об этом, Калиев побежал к Ч.. Позже Калиев позвонили и сообщил, что Ч. скончался. Также Калиев сказал, что вызвал скорую помощь, однако было уже поздно. Охарактеризовал Ч. как человека, который в состоянии алкогольного опьянения становился конфликтным, сам инициировал ссоры.

Будучи допрошенным в ходе предварительного следствия свидетель К.Д.Ж. показал, что в ходе распития спиртного Калиев и Ч. боролись на руках, затем в промежуток с 21 часа по 23 часа Калиев прилег отдохнуть на диван. Между Калиевым и Ч. внезапно началась словесная ссора, возникшая на пустом месте. Инициатором скандала стал Ч., который стал оскорблять Калиева грубой нецензурной бранью, беспричинно, просто на почве выпитого алкоголя. Тогда Калиев, лежа на диване, в ответ стал выражаться грубой бранью в адрес Ч.. После перепалки Ч. подошел к дивану и, находясь сверху Калиева, нанес последнему кулаком правой руки удар в область лица. Тут же у них завязалась борьба. Затем он увидел, что Калиев вскочил с кровати и нанес не менее 3 ударов руками, сжатыми в кулаки в область лица Ч.. От удара Ч. потерял равновесие и упал на пол. Тогда Калиев тут же взял с пола правой рукою стоящую около столика деревянную табуретку синего цвета. В это момент Ч. пытался встать с пола, однако подняться не успел, т.к. Калиев, держа табуретку в правой руке, сверху вниз нанес ему удар в область головы. Все произошло очень быстро. От удара Ч. обмяк и снова упал на пол, начал стонать от боли, схватился руками за голову, поднялся и лег на правый бок на диван. На этом конфликт кончился. На лице Ч. он видел кровь. Также на лице Калиева была кровь (т.1 л.д.68-71).

После оглашения в судебном заседании указанных показаний свидетель К.Д.Ж. подтвердил их и показал, что в ходе допроса он еще указывал следователю, что Калиев нанес Ч. удар табуретом по голове потому, что Ч. кинулся на Калиева с ножом. Однако, по какой причине, следователь не отразил данное обстоятельство в протоколе допроса, ему неизвестно, поскольку в ходе проверки показаний на месте он (К.Д.Ж.) также указывал на действия Ч. с ножом по отношению к Калиеву и таковое содержится в протоколе проверки показаний на месте с его участием.

В ходе проверки показаний на месте, исходя из протокола от ДД.ММ.ГГГГ и фототаблицы к нему, свидетель К.Д.Ж. показал, что после того, как Калиев оттолкнул от себя Ч., то по всей видимости выбил у него нож, поскольку после этого он (К.Д.Ж.) больше не видел ножа в руках Ч.. От толчка Ч. спиной навалился на трюмо, расположенное справа от телевизора, при этом остался на ногах. В этот момент Калиев встал с кровати и нанес правой рукой Ч. около двух ударов в область лица, отчего тот упал на пол. Ч. начал вставать с пола, а Калиев присел на корточки, правой рукой взял с пола табурет и наотмашь сверху вниз, нанес один удар табуретом – его верхней плоской частью в область головы Ч.. При этом Ч. не успел полностью выпрямиться, вставая с пола, находился в полусогнутом положении. После этого удара Ч. снова упал на пол, Калиев отошел от него. Ч. взялся руками за голову, стонал. На месте свидетель К.Д.Ж. продемонстрировал последовательность и характер действий Калиева и Ч. по отношении друг к другу и указал место, где это происходило (т.1 л.д.130-141).

В судебном заседании свидетель К.Д.Ж. подтвердил свои показания, данные в ходе проверки показаний на месте.

Свидетель Б.Ж.Ф. в суде подтвердил показания свидетелей К.К.Ж. и К.Д.Ж. об обстоятельствах совместного распития спиртного, имевших место ДД.ММ.ГГГГ и дополнил, что когда они все вместе сидели за столом, Ч. стал ссориться с Калиевым, они оскорбляли друг друга, и в ходе ссоры Ч. схватил со стола нож и кинулся к Калиеву. В результате оба упали на пол и стали бороться. В ходе борьбы нож куда-то делся. Он (Беркалиев) и братья К. их растащили. Затем Ч. и Калиев вновь стали оскорблять друг друга, в результате чего между ними снова завязалась обоюдная драка. Но в этот раз ножа у Ч. в руках уже не было. В ходе этой драки Калиев взял табурет и наотмашь ударил им Ч. по голове, от чего тот сразу упал на пол, у него от удара появилась кровь. Они положили его на кровать. У Калиева было разбито лицо. Позже все ушли, а он остался у Ч.. Утром обнаружил, что Ч. стало хуже и позвонил Кужашевым. По его звонку пришел Калиев, вызвал скорую помощь, но Ч. скончался. До конфликта с Калиевым у Ч. никаких телесных повреждений не было, он ни на что не жаловался. Охарактеризовал Ч. как вспыльчивого человека, особенно в состоянии алкогольного опьянения. Калиев спокойный, не конфликтный.

Из показаний свидетелей К.Е.М. и К.А.Х. в судебном заседании, которые аналогичны, явствует, что в декабре 2013 года, точную дату не помнят, примерно в 19 часов они пришли в <адрес> для того, чтобы спросить у находящегося там К.К.Ж. шруповерт, который им был необходим для ремонта своего дома. В это время в доме находились К.К.Ж., К.Д.Ж., Ч.. Все выпивали, играли в карты, а Калиев лежал на диване. Они (К.) посидели с ними примерно 15 минут, поговорили, взяли шуруповерт и ушли. В их присутствии в доме конфликтов не было. На следующий день им стало известно, что уже после того, как они ушли, между Калиевым и Ч. в указанном доме произошел конфликт, а потом драка, в результате которой Ч. скончался. У него (Куйбакова) ранее был конфликт с Ч. на почве того, что последний когда выпьет становился буйным.

Согласно показаниям свидетеля Б.А.Я., оглашенным в судебном заседании в порядке ст.281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, <адрес> принадлежит ему и он использует его как дачу. За домом присматривает его родственник - Б.Ж.Ф. и ему известно, что Б.Ж.Ф. со своими знакомыми собираются в этом доме, где распивают спиртные напитки. С ДД.ММ.ГГГГ он (Б.А.Я.) уехал в командировку и вернулся ночью ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ ему позвонил Б.Ж.Ф. и сообщил, что ДД.ММ.ГГГГ в вечернее время в указанном доме тот распивал спиртное со своими друзьями, где между Ч. и Калиевым произошла ссора, в ходе которой Калиев ударил Ч. табуретом, после чего Ч. скончался. Говорил, что конфликт вышел из-за карточной игры. О каких-либо угрозах ножом со стороны Ч., Б.Ж.Ф. ему ничего не говорил. Охарактеризовал Ч. положительно, он был спокойным, однако любил спорить. В частности, Ч. не нравилось, когда он проигрывал в карты. В его присутствии Ч. никого не бил даже в состоянии алкогольного опьянения, мог кричать, высказывая свое негодование (т.2 л.д.14-17).

Свидетель Г.С.Ю., работающий фельдшером скорой медицинской помощи <адрес> ЦРБ, в суде показал, что зимой ДД.ММ.ГГГГ, точную дату не помнит, в дневное время суток, он выезжал по вызову по адресу <адрес>. Диспетчер сообщил, что там избили мужчину. Машину скорой медицинской помощи на улице встретили двое мужчин, казахской национальности, один из которых подсудимый Калиев, и указали ему на дом, куда необходимо пройти, просили поторопиться, поскольку мужчина еще дышит. В комнате на кровати слева от входа лежал мужчина в положении на спине. Выяснилось, что его фамилия Ч.. На момент осмотра Ч. признаков жизни не подавал. После проверки всех симптомов он констатировал смерть Ч.. Калиев стал рассказывать ему, что накануне вечером они вместе с Ч. и другими лицами распивали в этом доме спиртное, Ч. с ножом полез на него в драку и он ударил его табуретом по голове, указав на табурет, покрашенный синей краской, который находился в доме. Данный табурет был массивный, тяжелый. Второй мужчина говорил Калиеву, что последний защищался и в доме где-то должен быть тот нож. При этом оба искали нож, но не нашли его. Он (Г.С.Ю.) оформил сигнальный лист, однако время констатации смерти Ч. указал в нем неверно, ошибся примерно на 1 час. Поскольку, как позже выяснилось, его часы были неисправны.

Кроме того, свидетель Г.С.Ю. подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия, из которых явствует, что Ч. лежал на спине. Его правая рука была вытянута вдоль туловища, левая лежала на животе. Ноги были вытянуты прямо, левая нога лежала в районе лодыжки на правой ноге сверху. На Ч. был одет свитер и спортивные брюки. На момент осмотра Ч. признаков жизни не подавал. На лице Ч. в области носа и волосистой части головы имелась запекшаяся кровь, также в виде запекшейся крови имелась струйка в области левого уха. После проверки всех симптомов, он констатировал смерть Ч.. Затем он выписал сигнальный лист, в котором по ошибке указал время смерти 12 часов 03 минуты, на самом деле он констатировал смерть Ч. в 14 часов 03 минуты (т.2 л.д.11-13).

Показания свидетеля Г.С.Ю. согласуются с копией карты вызова бригады скорой медицинской помощи №, согласно которой ДД.ММ.ГГГГ констатирована смерть Ч.С.К. Со слов встретивших фельдшера двух мужчин «вчера вечером произошла драка, между одним из них и потерпевшим Ч., после нанесения ударом табуретом по голове Ч. последний потерял сознание (т.1 л.д. 124), а также с копией сигнального листа ССМП № (т.1 л.д. 24)

Представитель потерпевшего - К.И.К. в суде показала, что Ч. приходился ей родным братом, который проживал отдельно с матерью. Брат злоупотреблял спиртными напитками. Последний раз она видела его ДД.ММ.ГГГГ, а на следующий день ей стало известно, что его убили. Мать ей рассказала, что ДД.ММ.ГГГГ он ушел в дом на <адрес>, где они собираются со своими друзьями, но не вернулся домой. Со слов матери ей известно, что брат общался с подсудимым Калиевым, у них были дружеские отношения. Просит взыскать в ее пользу с Калиева в счет компенсации морального 1 000 000 рублей, поскольку в результате его преступных действий ей причинены нравственные страдания, связанные с потерей родного брата. На суровости наказания не настаивает.

Показания свидетелей К.К.Ж., К.Д.Ж., Б.Ж.Ф., Г.С.Ю. согласуются с протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ с приложением фототаблицы, из которого явствует, что объектом осмотра является домовладение №, расположенное по <адрес>. В ходе осмотра на полу справа ближе к дальней стене комнаты обнаружены следы вещества бурого цвета, слева от стола с телевизором рубашка со следами вещества бурого цвета, на кровати слева от входа обнаружен труп Ч., в области носа трупа, левого уха и волос имеется кровь. С места осмотра изъяты марлевые тампоны со смывами с обнаруженных пятен, одежда с трупа (т.1 л.д.6-23).

Из протокола дополнительного осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ с приложением фототаблицы явствует, что объектом осмотра является домовладение №, расположенное по <адрес>, где обнаружены и изъяты деревянный табурет синего цвета, нож с пластмассовой рукояткой белого цвета (т.1 л.д.125-129).

Осмотром трупа Ч.С.К. от ДД.ММ.ГГГГ с приложением фототаблицы установлено наличие телесных повреждений в виде кровоподтека на лбу, раны в лобно-височной области головы с относительно ровными краями и заостренными концами в глубине ран, в глубине ран тканевые перемычки, на нижней губе имеется линейной формы белесоватого цвета рубцовые изменения. В ходе осмотра изъяты сухая кровь трупа, кожный лоскут с повреждениями волосистой части головы (т.1 л.д.61-67).

Из протокола явки с повинной Калиев Н.С. от ДД.ММ.ГГГГ, явствует, что последний сообщает о том, что ДД.ММ.ГГГГ он находился в <адрес>, где в ходе распития спиртных напитков у него возник конфликт с Ч., которому он нанес удар деревянным стулом по голове, а также множество ударов руками в область головы. ДД.ММ.ГГГГ Ч. скончался (т.2 л.д.34).

В судебном заседании подсудимый Калиев подтвердил, что он добровольно обратился с явкой с повинной, поскольку от его действий Ч. были причинены телесные повреждения, от которых тот скончался. Однако, причинил Ч. телесные повреждения, обороняясь от действий последнего. Он сожалеет о том, что случилось.

Из протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что в кабинете № <адрес> МСО, расположенном по адресу: <адрес>, изъята одежда Калиева (т.1 л.д.54-58).

Согласно протоколу получения образцов для сравнительного исследования от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ у К.С.К. произведена выемка срезов ногтевых пластин пальцев рук, образцов крови (т.1 л.д.51-53, 113-115).

Заключением медицинской судебной экспертизы трупа № от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что смерть Ч.С.К. наступила от отека головного мозга с образованием вторичных кровоизлияний в вещество головного мозга в результате открытой черепно-мозговой травмы: фрагментарно-оскольчатый перелом костей свода и основания черепа, кровоизлияния над и под оболочки головного мозга, в вещество головного мозга (ушиб), кровоизлияния в мягкие ткани головы, ушибленная рана и кровоподтек волосистой части головы. Давность наступления смерти на момент исследования трупа не более 1,5- 2 суток.

При судебно-медицинском исследовании трупа обнаружены следующие телесные повреждения:

- открытая черепно-мозговая травма: фрагментарно-оскольчатый перелом костей свода и основания черепа, излияния над и под оболочки головного мозга, в вещество головного мозга (ушиб), кровоизлияния в мягкие ткани ушибленная рана и кровоподтек волосистой части головы. Данное телесное повреждение могло образоваться при воздействии (не более 2-х) тупых твердых предметов (предмета), давностью образования на момент смерти около 1-5 и расценивается как вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственно угрозу для жизни, и критерию соответствует тяжкому вреду здоровью, согласно п.п. 6.1.3. приказа № от ДД.ММ.ГГГГ Минздравсоцразвития РФ «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

- поверхностная ушибленная рана лица, кровоизлияния полости рта, кровоподтеки и ссадины лица. Данные телесные повреждения образовались прижизненно, незадолго до наступления смерти (около 1-3 суток, при воздействии (около 1-3 суток, при воздействии (около 7-ми) тупого твердого предмета (предметов) с ограниченной поверхностью, и обычно у живых лиц расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью согласно п. 9 приказа № от ДД.ММ.ГГГГ Минздравсоцразвития РФ «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

Обычно у живых лиц вышеуказанное телесное повреждение открытая черепно-мозговая травма: фрагментарно-оскольчатый перелом костей свода и основания черепа, кровоизлияния над и под оболочки головного мозга, в вещество головного мозга (ушиб), кровоизлияния в мягкие ткани головы, ушибленная рана и кровоподтек волосистой части головы - вызывает потерю сознания, но впоследствии человек мог самостоятельно совершать целенаправленные действия, до развития осложнения данной открытой черепно-мозговой травмы - отек головного мозга с вторичными кровоизлияниями в вещество головного мозга (ствол) в период времени от 1 до 5 суток на момент наступления смерти (т.1 л.д.39-41).

В соответствии с выводами заключения медицинской экспертизы живого лица № от ДД.ММ.ГГГГ, у Калиев Н.С. обнаружены телесные повреждения в виде: ссадины левой кисти, кровоподтеки левой верхней конечности, шеи, туловища, ссадины лица, шеи. Данные телесные повреждения могли образоваться при воздействии тупых твердых предметов с ограниченной поверхностью (не менее 10 травматических воздействий), не исключено при воздействии руками сжатыми в кулаки, давностью образования на момент обследования около 5-7 суток, обычно расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека, согласно п.9. приказа Минздравсоцразвития России от ДД.ММ.ГГГГ №н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (т.1 л.д.107-108).

В судебном заседании эксперт К.П.В. подтвердил выводы проведенной им судебно-медицинской экспертизы трупа Ч. и разъяснил, что смерть Ч. наступила от отека головного мозга с образованием вторичных кровоизлияний в вещество головного мозга, в следствии сдавления головного мозга в результате открытой черепно-мозговой травмы. От однократного удара деревянным табуретом не исключено образование таких телесных повреждений, которые явились причиной наступления смерти потерпевшего Ч.. В ходе судебно-медицинской экспертизы трупа Ч. обнаружено также не менее семи травматических воздействий, от которых образовались поверхностная ушибленная рана лица, кровоизлияния полости рта, кровоподтеки и ссадины лица, расценивающиеся как повреждения, не причинившие вред здоровью. Эти телесные повреждения образовались от воздействий тупого твердого предмета с ограниченной поверхностью. Причинение этих телесных повреждений от ударов кулаком не исключается.

В ходе обозрения в судебном заседании представленных подсудимым фотографий с изображением последнего эксперт К.П.В. указал, что те телесные повреждения на лице и шее Калиева, которые изображены на представленных фотографиях, описаны им в заключении медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Калиева и расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Кроме того, эксперт К.П.В. подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного расследования, согласно которым выявленное телесное повреждение в ходе исследования трупа Ч. и указанное в заключении эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, а именно телесное повреждение в виде открытой черепно-мозговой травмы: фрагментарно-оскольчатый перелом костей свода и основания черепа, кровоизлияния над и под оболочки головного мозга, в вещество головного мозга (ушиб), кровоизлияния в мягкие ткани головы, ушибленная рана и кровоподтек волосистой части головы, могло образоваться при однократном травматическом воздействии тупым твердым предметом (т.2 л.д.63-65).

Заключением медико-кримналистической судебной экспертизы №-мк от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что на представленном на экспертизу кожном лоскуте волосистой части головы трупа Ч. имеется одна ушибленная рана, которая образовалась от действия тупого твердого предмета, контактная поверхность которого имела поверхность в виде угла. Минимальная сила травматического воздействия (удара), достаточная для образования ушибленной раны составляет не менее 61 Дж (6,2 кГм). В связи с тем, что некоторые конструктивные части табурета имеют поверхности в виде углов, причинение им ушибленной раны на волосистой части головы не исключается, равно как и любым иным твердым тупым предметом, имеющим схожие характеристики контактных поверхностей. В ушибленной ране на представленном на экспертизу кожном лоскуте на волосистой части головы трупа Ч. каких-либо особенностей, кроме формы травмирующей поверхности, не отразилось (т.1 л.д. 244-247).

Из протокола осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ явствует, что предметы, изъятые в ходе осмотров места происшествия, в ходе изъятия образцов, осмотрены с участием понятых и приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств (т.1 л.д.165-168).

В ходе осмотра вещественных доказательств в судебном заседании установлено, что в качестве вещественного доказательства представлен находящийся в упаковке, не имеющей нарушений целостности, деревянный табурет с поверхностью, окрашенной в синий цвет, характеристики и размеры которого совпадают с описаниями и фотоизображением, содержащимися в протоколе дополнительного осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ с приложением фототаблицы (т.1 л.д.125-129), и в протоколе осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.165-168), а также согласуются с заключением эксперта №-мк от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с которым конструктивные части табурета имеют поверхности в виде углов, а на кожном лоскуте волосистой части головы трупа Ч. имеется одна ушибленная рана, которая образовалась от действия тупого твердого предмета, контактная поверхность которого имела поверхность в виде угла и причинение данным табуретом ушибленной раны на волосистой части головы не исключается (т.1 л.д. 244-247), и с показаниями свидетеля Г.С.Ю., которому Калиев указал на находящийся в доме массивный, тяжелый табурет, покрашенный синей краской, пояснив, что именно им он нанес удар Ч. в область головы.

Подсудимый Калиев в ходе осмотра вещественного доказательства в судебном заседании показал, что представленный табурет не похож на тот, которым он нанес удар Ч., он помнит, что в доме находился табурет заводского производства с металлическими фрагментами. Однако, допускает, что ударил Ч. тем табуретом, который представлен в качестве вещественного доказательства.

Заключением биологической судебной экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что кровь Ч. и кровь Калиева одногруппна. В пятнах и помарках на представленных на исследование предметах, изъятых при осмотре места происшествия: ватном диске со смывом, табурете, рубашке, майке, шапке и куртке обнаружена кровь человека, при определении групповой принадлежности которой получены следующие результаты: в смыве с места происшествия, на рубашке, майке, шапке и куртке обнаружена кровь, которая может происходить как за счет крови каждого из них, так и за счет ее смешения (при наличии у Калиева источника кровотечения на момент совершения преступления); в смывах с табурета обнаружена кровь, происхождение которой не исключается в примеси от Ч. и Калиева. На представленном ноже присутствия крови не установлено (т.1 л.д.176-181).

В соответствии с выводами биологической судебной экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, на одежде с трупа Ч. (серый джемпер, темно-коричневые спортивные брюки, водолазка, темно-синие спортивные брюки) обнаружена кровь человека, которая может происходить за счет крови самого Ч., не исключается примесь крови Калиева при наличии у него источника кровотечения (т.1 л.д.191-196).

Заключением биологической судебной экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что на одежде Калиева (спортивные брюки, рубашка, дубленка) обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего Ч. и могут происходить за счет крови Калиева при наличии у него источника кровотечения (т.1 л.д.206-211).

В соответствии с выводами медико-кримналистической судебной экспертизы №-мк от ДД.ММ.ГГГГ, на кофте и водолазке, принадлежащей Ч., обнаружены следы крови в виде пропитывания и помарок. Пропитывания образовались в результате длительного контакта ткани либо с источником кровотечения, либо с окровавленной поверхностью. Помарки образовались от кратковременного контакта ткани с окровавленной поверхностью. Исходя из характера следов крови в виде пропитывания, различий их интенсивности снаружи и изнутри, источник кровотечения располагался снаружи в области воротов, с последующим распространением крови снаружи внутрь Расположение следов крови в виде помарок свидетельствует о контакте окровавленной поверхности лишь с наружной поверхностью одежды, представленной на экспертизу (т.1 л.д.218-224).

В судебном заседании проверялось психическое здоровье подсудимого Калиева и его психологическое состояние. Согласно заключению комиссии экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ, проводивших в отношении подсудимого амбулаторную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, Калиев хроническим психическим расстройством, слабоумием не страдает и не страдал ранее, <данные изъяты>

Свидетель защиты Д.Н.П. в суде показала, что подсудимый приходится ей супругом. Охарактеризовала его как примерного семьянина, работящего, заботливого, не конфликтного человека.

Проанализировав исследованные в судебном заседании представленные доказательства в их совокупности, суд признает их допустимыми, оценивает как достоверные, считает достаточными для правильного разрешения дела и кладет в основу выводов о виновности Калиева в инкриминируемом ему деянии.

Доводы защиты о том, что в судебном заседании не установлен умысел Калиева на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также доводы подсудимого Калиева, не отрицавшего факта нанесения Ч. ударов руками и одного удара табуретом в область головы и вместе с тем отрицавшего наличие у него умысла на причинение тяжкого вреда здоровью по тем основаниям, что удар табуретом Ч. он нанес, обороняясь от действий последнего, с целью остановить последнего, угрожающего ему ножом, - противоречат установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела.

Так, из показаний свидетеля К.К.Ж. в суде явствует, что после действий Ч. с ножом Калиев оттолкнул последнего и уже после этого между ними началась драка, в ходе которой Калиев схватил табурет и нанес им удар в область головы Ч.; из его же показаний, данных в ходе предварительного расследования и подтвержденных им в суде явствует, что Ч. и Калиев оскорбляли друг друга нецензурной бранью, а после того как Ч. накинулся на Калиева, последний ногой оттолкнул от себя Ч., встал с дивана и кулаком ударил в область лица Ч., далее в ходе борьбы Калиев нанес еще не менее двух ударов руками в область лица Ч., отчего последний потерял равновесие и упал на пол, после чего Калиев взял деревянную табуретку и в тот момент, когда Ч. пытался встать с пола, держа табуретку двумя руками, сверху вниз нанес ему удар в область головы Ч. (т.1 л.д.77-80), при этом Ч. никаких угроз, связанных с ножом, причинением вреда здоровью или убийством не высказывал, впоследствии в ходе борьбы нож у Ч. выпал и находился в доме (т.1 л.д.96-98).

Показания свидетеля К.К.Ж. согласуются: с показаниями свидетеля К.Д.Ж., данными в ходе предварительного расследования, согласно которым между Калиевым и Ч. внезапно началась словесная ссора, инициатором которой стал Ч., затем между ними завязалась борьба, в ходе которой Калиев нанес не менее трех ударов кулаками в область лица Ч. отчего последний упал на пол, после чего Калиев тут же взял с пола деревянный табурет синего цвета и в тот момент, когда Ч. пытался встать с пола, сверху вниз нанес ему удар в область головы (т.1 л.д.68-71); с его же показаниями в ходе проверки показаний на месте и подтвержденными им в суде, о том, что после того, как Калиев оттолкнул от себя Ч., то по всей видимости выбил у него нож, поскольку после этого он (К.Д.Ж.) больше не видел ножа в руках Ч.. После чего Калиев нанес правой рукой Ч. около двух ударов в область лица, отчего тот упал на пол, а когда начал вставать, Калиев взял табурет и наотмашь сверху вниз, нанес один удар табуретом в область головы Ч. (т.1 л.д.130-141); с показаниями свидетеля Б.Ж.Ф. в суде о том, что в ходе ссоры Ч. с ножом кинулся к Калиеву, после чего они стали бороться и в ходе борьбы нож куда-то делся. Он (Б.) и братья К. их растащили. Затем Ч. и Калиев вновь стали оскорблять друг друга, в результате чего между ними снова завязалась обоюдная драка. Но в этот раз ножа у Ч. в руках уже не было. В ходе этой драки Калиев взял табурет и наотмашь ударил им Ч. по голове.

Таким образом, из приведенных показаний свидетелей К.К.Ж., К.Д.Ж. и Б.Ж.Ф. – очевидцев происходящих событий (каждого в отдельности) явствует, что между Калиевым и Ч. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произошел конфликт, в ходе которого удар табуретом в область головы Ч. Калиев нанес тогда, когда ножа в руках Ч. уже не было.

Приведенные показания указанных свидетелей суд признает достоверными, поскольку они не содержат сколько-нибудь значимых противоречий, в целом согласуются между собой, а также: с показаниями свидетеля Б.А.Я. о том, что со слов Б.Ж.Ф. ему известно, что ДД.ММ.ГГГГ в ходе распития спиртного между Ч. и Калиевым произошла ссора, в ходе которой Калиев ударил Ч. табуретом, после чего Ч. скончался. О каких-либо угрозах ножом со стороны Ч., Б.Ж.Ф. ничего не говорил (т.2 л.д.14-17); с показаниями свидетеля Г.С.Ю. – фельдшера скорой помощи в суде о том, что со слов Калиева ему известно, что в ходе распития спиртного Ч. с ножом полез на него в драку и он ударил его табуретом по голове, указав на массивный, тяжелый табурет синего цвета, который находился в доме; с показаниями эксперта К.П.В. в суде, указавшего, что смерть Ч. наступила от отека головного мозга с образованием вторичных кровоизлияний в вещество головного мозга, в следствии сдавления головного мозга в результате открытой черепно-мозговой травмы и от однократного удара деревянным табуретом не исключено образование таких телесных повреждений, которые явились причиной наступления смерти, а также указавшего, что у потерпевшего Ч. обнаружено также не менее семи травматических воздействий, от которых образовались поверхностная ушибленная рана лица, кровоизлияния полости рта, кровоподтеки и ссадины лица и причинение этих телесных повреждений от ударов кулаком не исключается; с показаниями свидетелей К. и К. о том, что в <адрес> К.К.Ж., К.Д.Ж., Ч. и Калиев распивали спиртное, а на следующий день им стало известно, что между Калиевым и Ч. в указанном доме произошел конфликт, драка, в результате которой Ч. скончался; и объективно подтверждаются протоколами осмотров места происшествия; протоколом осмотра предметов, изъятых в ходе осмотров места происшествия; протоколом осмотра трупа; заключением медицинской экспертизы, установившей, кроме открытой черепно-мозговой травмы, у потерпевшего поверхностной ушибленной раны лица, кровоизлияния полости рта, кровоподтеков и ссадин лица, образовавшихся от около семи воздействий твердого предмета (предметов) с ограниченной поверхностью; заключениями биологических и медико-криминалистических судебных экспертиз.

Эти показания свидетелей в целом согласуются с показаниями подсудимого Калиева в суде о том, что в ходе конфликта он находился ближе к выходу из дома, а также о том, что он наносил удары Ч., попадая при этом и в голову, с его же показаниями в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого и в ходе проверки показаний на месте, и подтвержденными им в суде, из которых явствует, что в ходе конфликта между ним и Ч., переросшего в драку, он двумя ногами оттолкнул от себя Ч. – в область лица и туловища, отчего Ч. упал между телевизором и кроватью, затем стал вставать и он (Калиев) двумя руками взял деревянный табурет синего цвета и нанес им удар в область головы Ч. (т.1 л.д.116-121, 147-157) и с протоколом явки с повинной, согласно которому Калиев добровольно сообщает о совершенном им преступлении, а именно о том, что в ходе распития спиртных напитков у него возник конфликт с Ч., которому он нанес множество ударов руками в область головы и удар деревянным стулом по голове (т.2 л.д.34).

Показания свидетеля К.Д.Ж., подсудимого Калиева, данные в ходе предварительного расследования получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, регламентирующими порядок производства допросов, заявление о совершенном преступлении от Калиева, которое сделано добровольно, в устном виде, запротоколировано и им подписано в порядке, установленном ст.ст.141-142 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В связи с чем, показания свидетеля К.Д.Ж. и подсудимого Калиева в указанной части, а также явку с повинной подсудимого Калиева суд признает достоверными и, наряду с приведенными выше доказательствами кладет в основу выводов о виновности подсудимого в совершении указанных преступлений.

Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют об отсутствии самообороны в действиях подсудимого Калиева.

Утверждения подсудимого Калиева о невозможности покинуть домовладение, т.к. его жизни угрожала опасность со стороны Ч., высказаны вопреки установленным фактическим обстоятельствам дела и опровергаются приведенными выше доказательствами.

Описание подсудимым Калиевым в судебном заседании в ходе осмотра вещественного доказательства - табурета, изъятого в ходе осмотра места происшествия ДД.ММ.ГГГГ, представляющего собой, по объяснениям подсудимого, табурет заводского производства с металлическими фрагментами, является субъективным восприятием подсудимого. Суд считает, что указанное описание подсудимым табурета - это оценочное утверждение о фактах реальной действительности, и свидетельствует о качественных характеристиках этих фактов, но имеет высокий уровень субъективности, в связи с чем суд признает установленным, что в ходе осмотра места происшествия ДД.ММ.ГГГГ изъят именно тот табурет, который представлен в качестве вещественного доказательства по уголовному делу.

Кроме того, согласно показаниям подсудимого Калиева, свидетеля К.Д.Ж., данными в ходе предварительного расследования, и признанными судом достоверными, удар Ч. в область головы Калиев нанес деревянным табуретом синего цвета (т.1 л.д.116-121, т.1 л.д.68-71); свидетель Г.С.Ю. показал, что Калиев указал на находящийся в доме массивный, тяжелый табурет, покрашенный синей краской, пояснив, что именно им он нанес удар Ч. в область головы; исходя из протокола осмотра места происшествия, исследованного в судебном заседании, деревянный табурет синего цвета, изъятый с места происшествия упакован и опечатан надлежащим образом (т.1 л.д.125-129), после чего в не имеющей нарушений целостности упаковке деревянный табурет синего цвета был осмотрен на предварительном следствии в ходе осмотра предметов (т.1 л.д.165-168), затем представлен для проведения медико-кримналистической судебной экспертизы (т.1 л.д. 244-247) и в не имеющей нарушений целостности упаковке представлен для осмотра в судебное заседание.

Доводы подсудимого Калиева и защиты об отсутствии у подсудимого умысла, направленного на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего Ч. опровергаются совокупностью обстоятельств совершенного преступления, установленными в судебном заседании данными о характере действий подсудимого, локализации телесных повреждений и степени тяжести причиненных телесных повреждений, а также наступившими последствиями: удар нанесен массивным предметом – деревянным табуретом, в область головы потерпевшего, с причинением последнему телесного повреждения, состоящего в прямой причинной связи со смертью. Указанные обстоятельства, равно как и положение табурета в руках подсудимого Калиева в момент нанесения удара потерпевшему, сила удара и его направление, что установлено показаниями подсудимого и свидетелей К.К.Ж., К.Д.Ж. и Б.Ж.Ф. и заключением медико-кримналистической судебной экспертизы, согласно которой минимальная сила травматического воздействия (удара), достаточная для образования ушибленной раны головы Ч. составляет не менее 61 Дж (6,2 кГм) (т.1 л.д. 244-247), - в совокупности свидетельствуют о прямом умысле Калиева на причинение тяжкого вреда здоровью Ч., опасного для жизни человека.

Доводы подсудимого и защиты о том, что потерпевший Ч. совершил в отношении Калиева действия, которые создавали реальную опасность для жизни и здоровья подсудимого и давали ему основания защищаться от таких действий, являются несостоятельным и опровергаются также заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д.107-108), согласно которому у Калиева обнаружены телесные повреждения, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Представленные подсудимым Калиевым фотографии с изображением имеющихся у него телесных повреждений от действий Ч., не опровергают установленных фактических обстоятельств дела. Кроме того, эксперт К.П.В. указал, что те телесные повреждения на лице и шее Калиева, которые изображены на представленных фотографиях, описаны им в заключении медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Калиева и расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

К показаниям подсудимого, данным в судебном заседании, суд относится с недоверием, поскольку они являются противоречивыми, опровергаются представленными стороной обвинения доказательствами и установленными обстоятельствами, в связи с чем признаются судом недостоверными, расценивается судом как выбранная линия защиты с целью избежания уголовной ответственности за содеянное, в связи с чем не могут повлиять на выводы суда о виновности Калиева в инкриминируемом ему деянии.

С учетом анализа собранных и исследованных в судебном заседаниидоказательств суд квалифицирует действия подсудимого Калиева по ч.4 ст.111 Уголовного кодекса Российской Федерации – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Судом установлено, что Калиев умышленно, осознавая, что посягает на здоровье потерпевшего Ч. и, желая наступления таких последствий, не предвидя возможности наступления смерти потерпевшего от причиненных повреждений, хотя мог и должен был предвидеть такие последствия, нанес потерпевшему Ч. не менее семи ударов руками и один удар деревянным табуретом в область головы. В результате действий Калиева причинен тяжкий вред здоровью Ч., опасный для жизни, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего. Об умысле подсудимого свидетельствует совокупность обстоятельств совершенного преступления, характер и локализация телесных повреждений.

Доказательства, положенные судом в основу обвинительного приговора, добыты органами предварительного расследования в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, каких-либо нарушений, влекущих признание данных доказательств не допустимыми, в судебном заседании не установлено.

Суд не может согласиться с позицией защиты в судебном заседании о переквалификации действий подсудимого, поскольку совокупность исследованных судом доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, свидетельствует о виновности его в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимый Калиев к уголовной ответственности не привлекался, на учете в наркологическом диспансере не состоит, по прежнему месту работы характеризуется положительно, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, однако, как лицо, склонное к распитию спиртных напитков.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких, личность подсудимого, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимому, суд признает: явку с повинной, частичное признание вины, способствование расследованию преступления; противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления; <данные изъяты>; оказание помощи потерпевшему после совершения преступления; иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного представителю потерпевшего, мнение представителя потерпевшего по назначению наказания.

В то же время, с учетом фактических обстоятельств и степени общественной опасности совершенного преступления, суд не находит оснований для применения положений с ч.6 ст.15 Уголовного кодекса Российской Федерации об изменении категории преступлений.

На основании изложенного суд полагает, что исправление Калиева, а также достижение других целей наказания, предусмотренных ст.43 Уголовного кодекса Российской Федерации, будет достигнуто путем изоляции от общества и назначает наказание в виде лишения свободы, без применения дополнительного наказания в виде ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, в соответствии с п.в ч.1 ст.58 Уголовного кодекса Российской Федерации. В то же время, определяя размер наказания, суд учитывает совокупность приведенных выше смягчающих обстоятельств.

Гражданский иск, заявленный представителем потерпевшего – К.И.К. в счет компенсации причиненного морального вреда в размере 1 000 000 рублей, подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ст.151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Согласно ст.1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Судом установлено, что умышленные действия подсудимого Калиева повлекли смерть потерпевшего Ч., и соответственно нравственные страдания представителя потерпевшего – его родной сестры К.И.К.. На основании изложенного требования представителя потерпевшего о компенсации морального вреда суд признает обоснованными.

Принимая во внимание характер причиненных К.И.К. нравственных страданий, связанных с потерей брата, степень вины Калиева, противоправность поведения потерпевшего Ч., явившегося поводом для преступления, требования разумности и справедливости, а также учитывая материальное положение подсудимого, суд полагает правильным требования о возмещении денежной компенсации морального вреда удовлетворить частично в размере 350 000 рублей, что может максимально возместить причиненный моральный вред, не ставя в то же время причинителя вреда в чрезмерно тяжелое имущественное положение.

Адвокаты адвокатской конторы <адрес> Кононенко О.А. и Жернова М.В., которые участвовали в качестве защитников по данному уголовному делу и оказывали юридическую помощь подсудимому Калиеву по назначению, обратились с заявлениями об оплате их труда.

Установлено, что адвокат Кононенко О.А. - участвовал в судебных заседаниях ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ (6 дней); адвокат Жернова М.В. – ознакомилась с материалами уголовного дела ДД.ММ.ГГГГ, участвовала в судебных заседаниях ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ (8 дней).

В связи, с чем на основании ст.313 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судом вынесены постановления об оплате труда адвокатов: Кононенко О.А. - в сумме 3 300 рублей, Жерновой М.В. – в сумме 4 400 за счет средств Федерального бюджета Российской Федерации.

В соответствии со ст.131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, к процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случаях участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению.

Исходя из ч.1 ст.132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с Положением о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, утвержденного Постановлением Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ, с учетом сложности уголовного дела суд устанавливает размер оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, руководствуясь критериями, существующими на момент вынесения соответствующего постановления: 550 рублей за один день участия в уголовном судопроизводстве.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.131, 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, учитывая, что Калиев в ходе рассмотрения дела в суде не заявлял об отказе от защитника, является трудоспособным, суд считает возможным взыскать с Калиева процессуальные издержки в виде суммы, выплачиваемой адвокату по назначению за оказание юридической помощи - всего 7 700 рублей в доход Федерального бюджета Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст.299, 302, 303, 304, 307-309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Калиева Н.С. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 Уголовного кодекса Российской Федерации, и назначить наказание в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения, избранную в отношении Калиева Н.С. в виде заключения под стражу, до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Срок наказания исчислять с ДД.ММ.ГГГГ.

Вещественные доказательства, находящиеся в камере вещественных доказательств <адрес> МСО СУ СК РФ по <адрес>, по вступлению приговора в законную силу – уничтожить.

Гражданский иск К.И.К. удовлетворить частично. Взыскать с Калиева Н.С. в пользу К.И.К. в счет компенсации причиненного морального вреда 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей. В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с Калиева Н.С. процессуальные издержки в виде суммы, выплачиваемой адвокату по назначению за оказание юридической помощи при участии в уголовном судопроизводстве, при рассмотрении уголовного дела в суде, в сумме 7 700 (семь тысяч семьсот) рублей в доход Федерального бюджета Российской Федерации.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам <адрес> областного суда в течение десяти суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Приговор постановлен и изготовлен на компьютере в совещательной комнате.

Судья Г.А. Багаева

Подсудимые:

Калиев Н.С. (подробнее)

Судьи дела:

Багаева Г.А. (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Моральный вред и его компенсация, возмещение морального вреда
Судебная практика по применению норм ст. 151, 1100 ГК РФ

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
Судебная практика по применению нормы ст. 111 УК РФ