Приговор № 1-8/2016 от 5 мая 2016 г. по делу № 1-8/2016

94-й гарнизонный военный суд (г. Москва) (Город Москва) - Уголовное

Дело № копия


П Р И Г О В О Р


ИФИО1

ДД.ММ.ГГГГ <адрес>

94 гарнизонный военный суд в составе председательствующего судьи Колесникова А.В., при секретаре Лифшице А.М., с участием государственных обвинителей – ФИО23., потерпевшей ФИО21, подсудимого и его защитника – адвоката ФИО20, в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев уголовное дело в отношении бывшего военнослужащего войсковой части <данные изъяты>

ФИО2, родившегося ДД.ММ.ГГГГ в городе <адрес>, проживающего в том же городе по адресу: <адрес>, гражданина РФ, с высшим образованием, не состоящего в браке, проходившего военную службу по контракту ДД.ММ.ГГГГ, принятого на воинский учёт в объединённом военном комиссариате <адрес><адрес>, не работающего, ранее не судимого, задержанного в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ и содержащегося под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ годов,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 223 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:


В период с ДД.ММ.ГГГГ годов в своей <адрес> ФИО2 без надлежащего разрешения и полученной в установленном порядке лицензии в нарушение ст. 6 Федерального закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ № 150-ФЗ «Об оружии» с помощью подручных технических средств и специально подысканных им деталей самостоятельно переделал для использования в развлекательных целях имевшиеся у него

двуствольное гладкоствольное охотничье ружьё модели БМ № года выпуска 16 калибра путём укорочения блока стволов и ложа до остаточных длин 390 и 139 мм, соответственно, установки в канал левого ствола гладкоствольного вкладного ствола длинной 404 мм под патрон к гладкоствольному охотничьему оружию 410 калибра в укороченное ружьё-обрез,

два сигнальных пистолета модели МР-371 №№ и № путём установки в стойку рамки последнего самодельного гладкоствольного ствола под самодельный патрон центрального боя в одно самозарядное гладкоствольноекороткоствольноеогнестрельное оружие,

а также, используя подысканные им гильзы, изготовленные самодельным способом, и гильзы 9 мм пистолетных патронов, переснарядив их, установив пули из различных металлов и различных калибров, самостоятельно изготовил 34 патрона пригодных для производства выстрелов.

Он же ДД.ММ.ГГГГ года в лесном массиве вблизи гаражно-строительного кооператива <адрес><адрес> нашёл и в нарушение положений названного Федерального закона с той же целью присвоил себе

35 патронов 7,62 мм промышленного изготовления,

58 патронов 5,45 мм промышленного изготовления,

72 пистолетных патрона 5,45 мм промышленного изготовления,

45 пистолетных патронов 9 мм промышленного изготовления.

Всё вышеуказанное огнестрельное оружие и патроны в ДД.ММ.ГГГГ годах он, продолжая нарушать указанный закон и преследуя обозначенную цель, скрывал в своём жилище в городе <адрес> по названному адресу, где ДД.ММ.ГГГГ они были обнаружены и изъяты сотрудниками полиции, за исключением двух самодельных патронов, которые он использовал для производства выстрелов ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того, ДД.ММ.ГГГГ около ДД.ММ.ГГГГ во <адрес> названного дома по месту своего жительства ФИО22 из чувства неприязни, возникшего на почве личных отношений, умышленно выстрелил в ограниченном пространстве с расстояния около <данные изъяты> метров из огнестрельного оружия - пистолета (имеющего на кожухе затвора обозначения «<данные изъяты>») в известного ему ранее ФИО5, причинив огнестрельное пулевое слепое проникающее ранение головы с разрушением левого глазного яблока и повреждением вещества головного мозга от которого последний скончался на месте происшествия.

В судебном заседании подсудимый свою вину в инкриминируемых деяниях, связанных с оборотом оружия и боеприпасов, признал полностью, дал показания соответствующие изложенному выше, в совершении деяния, повлекшего смерть человека, признал частично.

При этом он пояснил, что в <данные изъяты> году у него появился интерес к огнестрельному оружию, реализуя который летом этого года он приобрёл у случайного знакомого неисправное охотничье гладкоствольное ружьё БМ 16 калибра, которое отремонтировал в домашних условиях и приспособил для скрытного ношения – укоротил ствол и ложе, а для снижения мощности выстрела установил в канал левого ствола вкладной ствол под охотничий патрон 410 калибра. Из получившегося обреза он стрелял по различным мишеням в находящемся рядом с его домом лесу. Увлёкшись этим процессом, в ДД.ММ.ГГГГ годах он стал покупать травматическое и сигнальное оружие, переделывать его у себя в квартире и в принадлежащем матери гараже № <адрес>», ранее имевшем название <данные изъяты>», что на <адрес>, в огнестрельное, а также изготавливать в домашних условиях боеприпасы к нему. Так, примерно в ДД.ММ.ГГГГ годах он купил в одной из торговых палаток <адрес> два сигнальных пистолета модели МР-371 №. На них он поменял между собой кожухи затворов, а к стойке рамки каждого приварил гладкоствольный ствол, изготовленный им из специально приобретённых для этого в Интернете заготовок, получив тем самым два самодельных пистолета, пригодных для стрельбы самодельными патронами различного калибра. Для изготовления оружия и патронов к пистолетам он использовал специальную литературу, приобретая её в магазинах и получая в открытом доступе в сети Интернет, а также имевшиеся у него тиски, сварочный аппарат, дрель, свёрла, пилы, другие инструменты, оборудование, измерительные приборы, заготовки и детали. Пули он отливал по имевшимся матрицам из свинца, подбирал отстрелянные на стрельбище, использовал охотничью дробь и получал, - разбирая боевые пистолетные патроны, гильзы также находил на стрельбище либо покупал, высверливая и меняя в них капсюли на новые от охотничьих патронов. Порох добывал, - разбирая строительно-монтажные патроны. Он понимал, что занимается противоправной деятельностью, поэтому своё увлечение успешно скрывал от окружающих, а эти предметы и случайно найденные им ДД.ММ.ГГГГ года боевые патроны на протяжении нескольких лет прятал от знакомых и родственников в своей комнате, пока они не были там обнаружены сотрудниками полиции.

По обстоятельствам лишения ФИО24 жизни подсудимый сообщил, что действительно выстрелил в него с расстояния около <данные изъяты> в ограниченном пространстве подъезда, однако сделал это не с целью убить, а для того, чтобы отпугнуть от себя.

В связи с этим он показал, что ФИО25 являлся школьным приятелем его матери - злоупотреблявшей алкоголем, с которым на протяжении нескольких лет она систематически распивала в их доме спиртные напитки. Он был категорически против её пагубного увлечения, а ФИО26, к тому же, отличался от остальных гостей-«собутыльников» матери своей навязчивостью. Вечером ДД.ММ.ГГГГ он, вернувшись с прогулки, находился в подъезде, беседуя с проживавшей там же малознакомой ему ФИО27. При себе у него был самодельный пистолет, снаряженный самодельными патронами, который он брал с собой в лес на прогулку для защиты от бродячих собак. В это время в подъезд вошёл потерпевший, который как обычно пришёл в гости к его матери. Увидев ФИО28 нетрезвый ФИО29 стал навязчиво к ней приставать, а после того как он, ФИО22, вмешался, повёл себя с ним агрессивно, пытаясь ударить руками. В какой-то момент ФИО30 удалось больно ударить его по лицу, после чего он, желая его отпугнуть и прекратить агрессию, демонстративно достав пистолет, выстрелил в сторону ФИО31, целясь выше и правее его головы, после чего в испуге убежал к себе в квартиру. В квартире он обнаружил отсутствие своего мобильного телефона и вышел в подъезд на его поиски. Там он вновь встретил потерпевшего, который стал приближаться к нему, угрожая убийством. Рассчитывая его отпугнуть, он направил в его сторону пистолет и нажал на спусковой крючок, однако произошла осечка, а когда он нажал на спуск повторно, то пуля от выстрела попала в левый глаз ФИО32, убив его на месте. Сообщив матери об убийстве и опасаясь ответственности, он в смятении убежал из дома, а через несколькоднейдобровольноявился в правоохранительные органы, рассказав о содеянном.

Помимо признания подсудимым своей вины, его виновность в установленных судом деяниях полностью подтверждается совокупностью собранных по делу и исследованных в ходе судебного следствия доказательств.

Так, потерпевшая ФИО33 в ходе судебного следствия сообщила, что ДД.ММ.ГГГГ её супруг не вернулся домой, а прибывшие к ней ночью сотрудники полиции сообщили, что обнаружили его труп в подъезде <адрес> и подозревают в его убийстве проживающего там ФИО22.

Из показаний в судебном заседании свидетеля ФИО6 усматривается, что вечером ДД.ММ.ГГГГ она, возвращаясь из магазина с сумками и поднимаясь к себе на второй этаж, случайно встретила в подъезде своего соседа с первого этажа ФИО2. Остановившись на площадке между этими этажами, они разговорились, когда в подъезд вошел неизвестный ей ранее ФИО34, дверь которому открыла мать ФИО2. Он был явно нетрезв и в «игривом» настроении, поэтому заметив их, поднялся и стал вырывать у неё сумки, настойчиво предлагая помочь донести их до квартиры. Однако вмешался ФИО22 и ФИО35 переключился на него. В её присутствии потерпевший «дурачась» стал демонстрировать приемы борьбы, пытаясь доказать ФИО22 своё превосходство. Всё было похоже на шутку, пока он не задел подсудимого по лицу, в ответ на что тот демонстративно достал пистолет. Вид пистолета лишь раззадорил ФИО36 и обвиняемый выстрелил в его сторону, чем только разозлил. После этого ФИО22 спустился к своей квартире, а она, получив обратно сумки, поднялась в свою.

Допрошенная в суде в качестве свидетеля ФИО7 – мать подсудимого, по обстоятельствам применения сыном оружия дала показания в целом согласующиеся с приведёнными выше показаниями свидетеля ФИО37, добавив, что после того как сын и ФИО38 ушли, она успокоила ФИО39, который мирно пошёл на выход из подъезда. Убедившись, что он уходит, она вернулась к себе, но из квартиры на лестничную клетку вновь вышел сын. Находясь дома, она слышала его и ФИО40 крики в подъезде, а затем выстрел. Далее сын вернулся в квартиру, взял свои вещи и скрылся, а она, выглянув на площадку, увидела лежащее на лестнице тело.

Как видно из показаний допрошенного судом свидетеля ФИО8 – соседа подсудимого по подъезду, и протокола следственного эксперимента с его участием от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ после ДД.ММ.ГГГГ он находился у себя в квартире <адрес>, когда услышал в подъезде звук выстрела, громкие голоса и второй такой же звук через 2 минуты 46 секунд после первого. Выйдя на лестничную клетку и спустившись на первый этаж, он увидел закрывающуюся дверь в квартиру ФИО22, а рядом с ней на ступенях лестницы мёртвого мужчину в крови. Когда он подошёл к телу, дверь квартиры ФИО22 вновь открылась и на площадку выглянули мать и сын, которых он оставил разбираться с трупом, а сам вернулся к себе.

Согласно протоколам осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> и осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> в квартире подсудимого, помимо прочих, обнаружены и изъяты следующие предметы:

- обрез двуствольного гладкоствольного охотничьего ружья модели БМ № года выпуска 16 калибра со вкладным стволом;

- пистолет, обозначенный как «сигнальный модели МР-371 №» с признаками переделки;

- 6 патронов 9 мм в магазине к пистолету, обозначенному как «№»;

- магазин к пистолету Стечкина, снаряжённый 3 самодельными патронами;

- 531 патрон различных калибров (в отдельной упаковке).

По заключениям экспертов от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты> и ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты>) представленные на исследование «изделия»:

- обрез двуствольного гладкоствольного охотничьего ружья модели БМ № года выпуска 16 калибра изготовлен самодельным способом путём отпила блока стволов до остаточной длины 390 мм, установки в канал левого ствола гладкоствольного вкладного ствола длинной 404 мм под патрон к гладкоствольному охотничьему оружию 410 калибра и укорочения ложи до остаточной длины примерно 139 мм. Он относится к самодельному гладкоствольному короткоствольному огнестрельному оружию, изготовлен по типу гладкоствольных пистолетов устаревших образцов, работоспособен и пригоден к производству выстрелов из левого (вкладного) ствола;

- пистолет «сигнальный модели МР-371 №» изготовлен самодельным способом с использованием частей и механизмов не менее двух различных экземпляров пистолетов модели МР-371 №№ и № путём установки в стойку рамки (имеющей обозначение «№») самодельного гладкого ствола под самодельный патрон центрального боя. Он относится к самодельному самозарядному гладкоствольному короткоствольному огнестрельному оружию, работоспособен и пригоден к производству выстрелов;

- шесть патронов, находившихся в магазине, являются самодельными патронами, изготовленными путём переснаряжения и переобжима гильз 9 мм пистолетных патронов и снаряжения их самодельными свинцовыми безоболочечными пулями. Они пригодны для производства выстрелов.

В соответствии с заключениями экспертов от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ №№ и №, соответственно (<данные изъяты> среди представленных на экспертизу 531 патрона, изъятых в квартире подсудимого, исправными и пригодными для производства выстрелов являются

26 самодельных патронов,

35 патронов 7,62 мм промышленного изготовления,

58 патронов 5,45 мм промышленного изготовления,

72 пистолетных патрона 5,45 мм промышленного изготовления,

45 пистолетных патронов 9 мм промышленного изготовления.

В ходе проверки показаний обвиняемого на месте от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>, обыска в его квартире от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>), выемок предметов у свидетелей ФИО22 от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> осмотров предметов <данные изъяты> обнаружен принадлежащий подсудимому справочный материал по стрелковому делу, изготовлению оружия и боеприпасов, а также иные материалы, инструменты и технические средства для этого.

Согласно рапорту дежурного ОМВД по <адрес> капитана полиции ФИО9 от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты> в ДД.ММ.ГГГГ минут этих суток поступило сообщение об обнаружении трупа мужчины в подъезде <адрес>.

Из протоколов осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> и осмотра предметов <данные изъяты> видно, что в подъезде дома по указанному адресу обнаружен труп мужчины, а также деформированный фрагмент металла (предположительно пуля) и две стреляные гильзы размерами 9х18 мм.

Как следует из акта опознания от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> в предъявленном трупе потерпевшая ФИО41 узнала своего мужа.

По заключениям экспертов от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ годов №№ и №, соответственно <данные изъяты> при судебно-медицинском исследовании трупа ФИО42 обнаружено огнестрельное пулевое слепое проникающее ранение головы с разрушением левого глазного яблока и повреждением вещества головного мозга, квалифицируемое как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, причинившее его смерть. Входная рана у наружного края левой орбиты, фрагменты пули в конце раневого канала. Указанное повреждение причинено выстрелом из огнестрельного оружия.

В ходе проверки показаний на месте от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> обвиняемый добровольно выдал спрятанный им пистолет, имеющий обозначения на кожухе затвора №» и самодельные боеприпасы к нему.

Согласно заключению эксперта от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты> этот пистолет изготовлен самодельным способом путём внесения изменений в конструкцию промышленно изготовленного сигнального пистолета модели МР-371 №. Он относится к огнестрельному оружию, работоспособен и пригоден для производства выстрелов, а представленные на исследование гильзы (изъятые на месте происшествия ДД.ММ.ГГГГ) стреляны именно из него.

Следует особо отметить, что в ходе названного экспертного исследования была установлена величина удельной кинетической энергии снаряда, полученная при выстреле из указанного пистолета изготовленным ФИО22 патроном, как он сам пояснил, аналогичным тем, что он использовал при стрельбе в ФИО43, которая в разы превысила значение минимального порога поражаемости, принятое в судебной баллистике и медицине.

В своём заключении от ДД.ММ.ГГГГ № (<данные изъяты> комиссия экспертов единогласно пришла к выводу, что в момент совершения инкриминируемого деяния ФИО22 не находился в состоянии физического аффекта либо иного эмоционального состояния, способного существенно повлиять на его сознание и деятельность.

Основныеправиларегулированияотношений, возникающих в процессе оборота оружия и боеприпасов к нему, права и обязанности участников этих отношений определены Федеральным законом РФ «Об оружии», в соответствии с которым оборот исследуемых предметов без соответствующих лицензии и разрешения, которые у подсудимого отсутствуют, запрещён.

Оцениваяизложенныедоказательства в совокупности, суд находит их достоверными и достаточными для обоснования вины подсудимого в содеянном.

Суд доверяет приведённым в приговоре показаниям потерпевшей, а также свидетелей ФИО44, бывших супругов ФИО22, ФИО45, ФИО10 и кладёт их в его основу, поскольку, будучи предупреждёнными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, они по существу обвинения сообщили суду сведения, согласующиеся между собой, которыеподтвержденыинымиисследованнымисудомдоказательствами.Каких-либоданных о наличии у этих лиц оснований для оговора обвиняемого суду не представлено, не заявлено об этом и им самим.

Что касается отдельных неточностей в показаниях матери подсудимого с показаниями свидетеля ФИО46, то суд кладёт в основу приговора соответствующие показания последней, поскольку ФИО7, в отличие от ФИО47, в ходе предварительного следствия неоднократно давала противоречивые и путанные показания по значимым для дела обстоятельствам. При этом суд отвергает её доводы о психологическом воздействии на неё следователем ФИО2 якобы допрашивавшем её ДД.ММ.ГГГГ, поскольку названное следственное действие производилось другим лицом.

Доверяет суд и положенным в основу приговора заключениям экспертов, а также показаниям в ходе судебного следствия экспертов ФИО11, ФИО12 и ФИО13, поскольку они даны штатными экспертами (комиссией экспертов), предупреждёнными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, имеющими значительный опыт практической работы по специальности, мотивированно, объективно и научно обосновано, согласуются между собой и с иными исследованными в суде доказательствами.

Суд также находит достоверными и кладёт в основу настоящего приговора приведённые в нём показания подсудимого, подтверждающие его причастность к незаконному обороту оружия и боеприпасов, поскольку по существу соответствующих обвинений он на протяжении всего судебного следствия последовательно сообщал сведения, согласующиеся с другими рассмотренными в настоящем акте доказательствами. Данных же о наличии у него оснований для самооговора по делу не установлено.

В свою очередь показания подсудимого о том, что у него отсутствовала личная неприязнь к ФИО48, появление которого в подъезде непосредственно перед вторым выстрелом было для него неожиданным, а сам выстрел, приведший к его смерти, он, находясь в безвыходном положении, произвёл случайно в ходе устранения осечки, и связанные с ними показания его матери, суд оценивает критически и отвергает как противоречащие собранным по делу доказательствам. Расценивает их как намерение обвиняемого избежать ответственности за содеянное и желание близкого родственника помочь ему в этом.

Так, из оглашённых в суде показаний ФИО22 усматривается, что на первоначальных этапах предварительного следствия и в последующем он неоднократно сообщал, что перед «трагическим» выстрелом вышел из квартиры не иначе как в поисках ФИО49.

В суде он также уточнил, что ожидал встретить его в подъезде, для чего перед тем как оставить квартиру огляделся по сторонам, обратив внимание на шум у входной двери в подъезд, где и увидел ФИО50, который стоял на значительном от него удалении. Лишь после этого пьяный ФИО51 демонстративно медленно пошёл в его сторону.

Заявление же ФИО22 о том, что он ни как не мог избежать конфликта, например, вернуться в квартиру либо подняться вверх по лестнице и позвать на помощь,опровергаетсясобственнымипоказаниями из которых усматривается, что имея при себе ключ от двери квартиры с, как пояснила суду его мать, легко открывающимся замком, не считая, что дверь на этот замок закрыта, он даже не думал скрываться от медленно идущего к лестнице ФИО52.

Существенно ставят под сомнение позицию подсудимого о намерении избежать встречи с потерпевшим и его доводы о том, что имея возможность, посмотрев в окно квартиры, расположенное непосредственно у двери в подъезд, достоверно убедиться в убытии ФИО53 и тем самым гарантированно избежать столкновения с ним, он этого делать не стал.

Анализируя же показания обвиняемого и его матери, данные ими на предварительном и судебном следствиях, об утраченном мобильном телефоне на поиски которого он якобы был вынужден выйти в подъезд и угрозах расправы со стороны ФИО54, поступивших непосредственно перед тем как ФИО22 во второй раз выхватил пистолет, соответственно, становится очевидным, что они были даны не сразу, что логично можно было бы ожидать в случае их правдивости, а по прошествии многих месяцев предварительного следствия и только в суде, соответственно. Они не нашли своего подтверждения и поэтому оцениваются судом критически.

При этом обвиняемый так и не смог пояснить, где в криминальный период находился его телефон и как он мог его потерять, а после произошедшего благополучно обнаружить у себя в кармане. Как видно же из показаний ФИО7 и ФИО55 в ходе конфликта обвиняемого с ФИО56 они не видели ни самого телефона, ни его падения, а также и действий, при которых он мог бы выпасть, не слышали и угроз убийством от ФИО57. Кроме того, допрошенный судом свидетель ФИО14 – отец подсудимого, подаривший ему указанный телефон, показал, что сын, поделившись с ним основными обстоятельствами произошедшего, о его утрате и поисках не рассказывал, а сообщил, что перед «роковым» выстрелом оказался в подъезде случайно.

Помимо этого, в подтверждение позиции о неприязни подсудимого к погибшему и его намерения скрыть эту неприязнь от суда, представленный стороной защиты свидетель ФИО58 – сосед подсудимого по лестничной площадке знавший его с рождения, в судебном следствии сообщил о своём разговоре с ФИО22 в котором тот признался, что был против визитов ФИО59 в свой дом, требовал от потерпевшего более не приходить, а когда он его не послушал – выстрелил в него.

Подобное отношение обвиняемого к погибшему подтверждают и показания его (ФИО22) матери, о том, что сын боролся с её пристрастием к алкоголю и негативно относился к «пьющим» людям, каковым являлся погибший, а также оглашённые показания свидетеля ФИО15 – его бывшего командира подразделения, о том, что, по словам ФИО22, визиты ФИО60 в его дом ему не нравились.

Что касается заявления стороны защиты о продолжающейся после первого выстрела агрессии потерпевшего, якобы и спровоцировавшей наступившие последствия, то, по словам матери подсудимого, непосредственно перед выходом сына из квартиры Конин уже успокоился и направлялся к себе домой. Из показаний Ворониной также усматривается, что вскоре после первого выстрела Конин перестал проявлять агрессию. Да и сам обвиняемый в суде уточнил, что из квартиры он вышел намеренно, а Конин стал угрожать ему убийством лишь только после того как он вновь направил в его сторону пистолет и попытался выстрелить.

Таким образом ФИО22, имея реальную возможность избежать конфликта, не тольконесделалэтого,носвоимпоследующимповедением спровоцировал его продолжение, применив в результате огнестрельное оружие по безоружному человеку.

В этой связи, несмотря на то, что ранее Конин действительно вёл себя с обвиняемым агрессивно, суд отвергает версию последнего о самозащите при производстве «смертельного» выстрела как необоснованную, направленную на оправдание своих противоправных действий.

Приэтомегопозицияослучайностирассматриваемоговыстрела,опровергается его же показаниями о том, что он умышленно нажал на спусковой крючок заряженного пистолета, направленного в тело ФИО61, произведя в него выстрел, как установлено в ходе комиссионного экспертного исследования от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты> с близкой дистанции, и, как следует из заключения комиссии судебных экспертов от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты>, в состав которой входил эксперт ФИО62, подтверждённого им в суде и согласующегося с показаниями эксперта ФИО63, следов осечек на гильзах, обнаруженных на месте выстрела, не установлено.

Произвести же выстрел, причинивший смерть ФИО64, при наличии предполагаемых ФИО22 неисправностей пистолета, по убеждению эксперта ФИО65, он не мог.

В подтверждение своих выводов суд также кладёт заключение эксперта ФИО66 от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты> и её показания о том, что полученный при свидетелях удар по лицу ФИО22 воспринял как явное ущемление своего человеческого достоинства и незаслуженное оскорбление от человека систематически спаивавшего его мать и пренебрежительно относящегося к нему самому. Он испытал от него обиду и возмущение, а его самолюбие было этим сильно задето. Желая в ответ напугать ФИО67, он достал пистолет и намеренно выстрелил мимо него, однако тот не испугался. Тогда, охваченный произошедшим и своими нарастающими переживаниями подсудимый вернулся к себе в квартиру, а затем вновь вышел на лестничную площадку с целью достойно для себя завершить конфликт, где попытался выстрелить в опасной близости от ФИО68, попав ему в голову.

Этот же эксперт критически оценил, а суд согласен с этой оценкой, выводы представленного стороной защиты психофизиологического исследования от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> проведённого без малого через год (от более раннего проведения обвиняемый отказался) после гибели ФИО69, которое позволяет лишь определить относительную значимость для ФИО22 на момент исследования предъявляемых ему стимулов с последующим решением вопроса о конкретных причинах значимости для него того или иного стимула, а поэтому не ставит под сомнение совокупность положенных в основу приговора доказательств.

Таким образом, суд считает установленным, что в криминальный период при указанных выше обстоятельствах ФИО22 без надлежащего разрешения изменил тактико-технические характеристики и свойства огнестрельного гладкоствольного оружия, а также создал одну «единицу» огнестрельного оружия и 34 боеприпаса, которые незаконно скрывал в своей квартире совместно снайденнымииприсвоеннымипатронамипромышленногоизготовления.

В данном случае «кустарный» способ изготовления, по мнению суда, не препятствует отнесению исследуемых предметов к категориям оружия и боеприпасов, поскольку конструктивно они предназначены для поражения цели на расстоянии металлическим снарядом, получающим направленное движение за счёт энергии порохового заряда.

При этом суд считает ошибочной ссылку в обвинительном заключении на значение калибра в 8,3 мм названной «единицы», полученной путём установки самодельного гладкоствольного ствола в стойку рамки сигнального пистолета модели МР-371 № (затвор №), и исключает указание названного значения калибра из объёма обвинения ФИО22, так как в результате приведённого выше экспертного исследования (заключение №) установлен иной диаметр канала этого ствола.

Исключает суд из объёма его обвинения и изготовление 3 боеприпасов – патронов обнаруженных сотрудниками полиции ДД.ММ.ГГГГ у него в квартире в магазине к пистолету Стечкина, поскольку по делу не добыто бесспорныхдоказательств,позволяющих отнести их к этой категории запрещённых к обороту предметов. При этом, как видно из приведённых выше протоколов обыска и осмотра предметов, названные патроны являются «самодельными», а значит, для признания боеприпасами требуют обязательной экспертной оценки своих тактико-технических характеристик. Однако, как следует из заключения эксперта ФИО16 <данные изъяты>, её показаний в суде и представленного обвинителем сообщения <адрес><данные изъяты> в период предварительного следствия они без экспертного исследования были переданы на уничтожение и идентифицировать их в настоящее время не представляется возможным.

В отличие от них, составные части двух однотипных патронов, использованных подсудимым при стрельбе в ФИО70, получили экспертную оценку, а их пригодность к производству выстрела и поражающие способности были доказаны ФИО22 на практике.

Суд также исключает из объёма обвинения ФИО22 по ч. 1 ст. 222 УК РФ его действия, излишне квалифицированные органами предварительного следствия как приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов путём его изготовления, поскольку эти же его действия, не образующие идеальной совокупности преступлений, были квалифицированы названными органами по ч. 1 ст. 223 уголовного закона, а согласно ч. 2 ст. 6 УК РФ никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Кроме того, сопоставляя пояснения подсудимого с объективной характеристикой деяния, приведшего к смерти ФИО71, и всей обстановкой его совершения, суд приходит к выводу, что в данном случае у ФИО22 действительно имелся косвенный умысел на лишение жизни человека.

На это, в частности, прямо указывают показания самого ФИО22 о том, что заранее протестировав и пристреляв изготовленный им пистолет, снаряжённый самодельными патронами с металлической пулей диаметром около 9 мм, созданные им по подобию принятого на вооружение пистолета Макарова и штатного боеприпаса к нему, он осознавал, что при производстве выстрела, тем более с близкого расстояния, названный снаряд обладает значительной проникающей энергией, а при попадании в тело человека вполне способен причинить его смерть.

Именно с этим огнестрельным оружием, заряженным достаточно мощным боеприпасом уже находящимся в патроннике, подсудимый в состоянии эмоционального напряжения после нанесённого ему ФИО72 оскорбления умышленно вышел в подъезд за уходящим прочь обидчиком для «завершения конфликта». При этом, по его словам, он осознанно нажал на спусковой крючок в тот момент, когда пистолет явно для него был направлен именно в тело Конина, находящегося в ограниченном пространстве лестничного пролёта, произведя в него выстрел с опасно близкого расстояния - около 2 м, относясь при этом безразлично к возможным последствиям.

Что же касается вывода эксперта-психолога ФИО73 о том, что намеренное убийство человека в корне противоречит индивидуальным психологическим особенностям и личностным установкам ФИО22, его воспитанию и социальному опыту, а также общей положительной направленности личности, то он не ставит под сомнение изложенную выше позицию суда, поскольку, как следует из её же заключения, подтверждённого ею в суде, в рассматриваемый момент подсудимый был возбуждён и охвачен своими нарастающими переживаниями по поводу произошедшего конфликта.

При этом из заключения названного эксперта и изложенного выше заключения экспертной комиссии № следует вывод о его вменяемости.

Рассматривая приведённые доказательства в совокупности, суд находит их достоверными и достаточными для обоснования вины подсудимого в установленных судом деяниях.

Описанные выше действия ФИО22 по созданию названного оружия и патронов, изменению тактико-технических характеристик и свойств огнестрельного гладкоствольного оружия суд расценивает как незаконные изготовление и переделку огнестрельного оружия, а также незаконное изготовление боеприпасов и квалифицирует по ч. 1 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 398-ФЗ).

Действия ФИО22 по присвоению найденных патронов, их сокрытию и сокрытию незаконно изготовленного (переделанного) оружия и патронов суд расценивает как незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов и квалифицирует по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Указанные действия ФИО22, повлекшие смерть ФИО74, суд расценивает как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку и квалифицирует по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

При назначении ФИО22 наказания суд признаёт обстоятельствами его смягчающими не только признание им своей вины, в том числе частичное, и раскаяние в содеянном, но и активное способствование расследованию преступлений, состоящее в активных действиях, направленных на сотрудничество с органами следствия, выраженных в добровольной выдаче надёжно спрятанного орудия убийства, а также раскрытии способов изготовления оружия и боеприпасов.

Помимо этого, суд расценивает как явку ФИО22 с повинной его добровольное обращение в правоохранительные органы с устным заявлением о содеянном, при отсутствии бесспорных данных о том, что на момент этого обращения он знал, что названные органы располагают исчерпывающими сведениями о совершённых им деяниях.

Принимает суд во внимание характер и степень общественной опасности преступлений, связанные, в том числе, с характером наступивших последствий, способом их совершения и видом умысла, а также личность виновного, болезненное состояние его матери-пенсионера, что к уголовной ответственности он привлекается впервые, по военной службе и в школе характеризовался положительно.

Также суд учитывает влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Оценивая указанные обстоятельства в их совокупности, суд считает возможным назначить ФИО22 минимальный размер наказания, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 223 УК РФ, а также не применять к нему дополнительные виды альтернативного наказания в виде штрафа и ограничениясвободы,предусмотренные санкциями ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, соответственно.

При этом суд не находит оснований для применения к ФИО22 иных, нежели лишение свободы, видов наказания, предусмотренных санкцией ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Для достижения целей наказания, предусмотренных ст. 43 УК РФ, то есть для восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, суд считает необходимым реальное отбывание им наказания в виде лишения свободы с зачетом в срок отбывания 364 суток предварительного заключения.

Названные же ФИО22 жизненные обстоятельства, свидетельствующие о невысоком уровне его благосостояния в настоящее время, по мнению суда, вовсе не исключают получение им заработной платы и иного дохода, и не порождают сомнений в его способности исполнить дополнительное наказание в виде штрафа, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 223 УК РФ.

Учитывая приведённые в приговоре сведения о личности ФИО22, положительно характеризующегося по военной службе, суд не находит оснований для применения ст. 48 УК РФ и лишения его воинского звания.

С учётом фактических обстоятельств каждого преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, и степени его общественной опасности суд также не находит оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ и изменения его (их) категории (категорий) на менее тяжкую (тяжкие).

Учитывая вид избранного ФИО22 наказания, надлежит изменить применённую к нему ранее меру пресечения на заключение под стражу, обратив её к немедленному исполнению в зале суда.

В ходе судебного следствия потерпевшей ФИО75 к подсудимому заявлены требования о возмещении ей морального вреда, причинённого соответствующим преступлением, в размере № рублей, а также ущерба, связанного с затратами на похороны супруга - № рублей и с потерей кормильца – № копеек ежемесячно и пожизненно.

Рассматривая этот гражданский иск, суд учитывает, что в соответствии со ст.ст. 1064, 10991101 ГК РФ, вред подлежит возмещению лицом его причинившим. При этом, разрешая требования истца о возмещении морального вреда суд не может не учитывать не только степень его нравственных страданий, а также его и ответчика индивидуальные особенности но и, согласно ст. 151 ГК РФ, материальное положение каждого из них. При исследовании вопроса о возмещении ущерба, связанного с потерей кормильца, согласно ст.ст. 1088 и 1089 ГК РФ суд должен установить возможность осуществления истцом трудовой деятельности, а также полный круг лиц, находившихся на содержании погибшего и имеющих право на возмещение этого вреда.

Между тем, представленных гражданским истцом доказательств явно недостаточно для определения этих значимых для разрешения иска обстоятельств. Так, из показаний свидетелей ФИО7 и ФИО17, усматривается, что ФИО76, был недоволен семейной жизнью, имел детей, злоупотреблял спиртными напитками и посещал «ужасных» женщин. В деле также отсутствуют данные о доходах его работающей супруги.

В связи с этим, учитывая признание подсудимым иска о возмещении затрат на похороны потерпевшего, суд удовлетворяет его в этой части, а в остальной - считает необходимым проведение дополнительных расчётов, требующих отложения судебного разбирательства, признаёт за ФИО77 право на его удовлетворение и в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ передаёт вопрос о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Обсуждая судьбу вещественных доказательств, суд считает необходимым уничтожить одежду и обувь погибшего, о чём имеется соответствующее заявление его супруги, вещи подсудимого вернуть по принадлежности, CD-диски хранить при деле, предметы, хранящиеся в службе ракетно-артиллерийскоговооружениявойсковой части 92154 передать в органы внутренних дел для уничтожения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307, 308 и 309 УПК РФ,

ПРИГОВОРИЛ:

ФИО2 признать виновным:

- по эпизоду, связанному с созданием оружия и патронов, а также с изменением тактико-технических характеристик и свойств огнестрельного гладкоствольного оружия - в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 398-ФЗ), на основании которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок <данные изъяты> года со штрафом в размере <данные изъяты> рублей;

- по эпизоду, связанному с присвоением найденных патронов, их сокрытием и сокрытием незаконно изготовленного оружия и патронов - в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, на основании которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок <данные изъяты>;

- по эпизоду, связанному с его действиями, повлекшими смерть ФИО5, - в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, на основании которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок <данные изъяты>) месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений назначить ФИО2 окончательное наказание путём частичного сложения наказаний в виде лишения свободы на срок <данные изъяты> с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере <данные изъяты> (сто тысяч) рублей.

Зачесть ФИО2 время предварительного содержания под стражей, в период его задержания до постановления настоящего приговора и применения меры пресечения в виде заключения под стражу с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ годов.

Срок отбывания наказания в виде лишения свободы по настоящему приговору исчислять ему с ДД.ММ.ГГГГ.

Меру пресечения в отношении ФИО2 – подписку о невыезде и надлежащем поведении изменить на заключение под стражу, взяв его под стажу в зале суда.

До вступления приговора в законную силу содержать его в следственном изоляторе <адрес>.

Гражданский иск ФИО5 к ФИО2 в части компенсации затрат на похороны супруга удовлетворить. Взыскать с ФИО2 в пользу ФИО5 в качестве компенсации этих затрат <данные изъяты> рублей.

В остальной части иска - о возмещения морального вреда в связи со смертью супруга и по потере кормильца, признать за ФИО5 право на его удовлетворение, вопрос о размере возмещения передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства, перечисленные в <данные изъяты> справки, являющейся приложением к обвинительному заключению (т<данные изъяты>):

- указанные во втором абзаце этого пункта, полагать возвращенными по принадлежности;

- указанные в третьем абзаце этого пункта, предметы одежды и обувь ФИО5 уничтожить, иные предметы возвратить по принадлежности;

- указанные в четвёртом абзаце этого пункта, хранить при деле;

- указанные в пятом абзаце этого пункта, передать в органы внутренних дел для уничтожения.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в 3 окружной военный суд через 94 гарнизонный военный суд в течение десяти суток со дня его провозглашения, а осужденным – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае апелляционного обжалования, осужденные вправе ходатайствовать о своём участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Подлинное за надлежащей подписью.

С подлинным верно.

Председательствующий по делу А.В.Колесников

Подсудимые:

Максименко Д.Ю. (подробнее)

Судьи дела:

Колесников Алексей Валерьевич (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Моральный вред и его компенсация, возмещение морального вреда
Судебная практика по применению норм ст. 151, 1100 ГК РФ

Ответственность за причинение вреда, залив квартиры
Судебная практика по применению нормы ст. 1064 ГК РФ

По делам об убийстве
Судебная практика по применению нормы ст. 105 УК РФ