Решение № 2-2244/2016 2-2244/2016~М-1345/2016 М-1345/2016 от 5 мая 2016 г. по делу № 2-2244/2016

Центральный районный суд г. Омска (Омская область) - Гражданское
Суть спора: 2.178 - Прочие исковые дела -> прочие (прочие исковые дела)

Дело № 2-2244/2016


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

5 мая 2016 года

город Омск

Центральный районный суд города Омска в составе председательствующего судьи Дзюбенко А.А. при секретаре судебного заседания Дергуновой Е.И. с участием

Ответчика – Ковезо В.В.,

Ответчика – Ковезо Л.В.,

Представителя третьего лица – Калмыкова Д.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ефимовой Ю.В. к Ковезо В.В., Ковезо Л.В. о возмещении ущерба, причиненного затоплением квартиры,

Установил:


Ефимовой Ю.В. обратилась в суд с исковым заявлением к ответчикам о взыскании ущерба, причиненного затоплением квартиры.

В обоснование своих требований истец указала, что является собственником <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ произошел залив ее квартиры по вине ответчиков, которые являются собственниками <адрес> указанного дома, а именно, течи отсекающего крана в ванной комнате. В результате залива причинен вред имуществу истца.

Просила взыскать с ответчика 60 330 рублей ущерба от затопления, 3 500 рублей расходов по оценке ущерба, 318 рублей – расходы по извещению ответчика о проведении экспертизы, 10 000 рублей расходов по оплате услуг представителя, 1 400 рублей расходов по нотариальному удостоверению доверенности, 200 рублей – запрос сведений из ЕГРП, 2 009 рублей 90 копеек государственной пошлины.

В порядке подготовки дела к судебному разбирательству судом к участию в деле в качестве третьего лица привлечено ООО «УК Жилищник 1».

В судебном заседании истец участия не принимала, о времени и месте судебного разбирательства извещена надлежаще, просила о рассмотрении дела в свое отсутствие. В предыдущем судебном заседании исковые требования поддержала.

Представитель истца в судебном заседании участия не принимал, о времени и месте судебного разбирательства извещен.

Ответчики иск не признали, представили письменные возражения на иск. Просили в удовлетворении исковых требований отказать, взыскать с истца судебные расходы по оплате проведения судебной строительной экспертизы в сумме 6 000 рублей.

Представитель третьего лица ООО «УК Жилищник 1» указал, что ответственность за ущерб от затопления лежит на ответчиках.

Выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

На основании ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

В судебном заседании установлено, что <адрес> принадлежит Ефимовой Ю.В. на праве собственности (л.д. 4).

В соответствии со свидетельством о браке от ДД.ММ.ГГГГ Ефимовой Ю.В. произведена смена фамилии на Майя Ю.В. (л.д. 190).

<адрес> на праве общей долевой собственности принадлежит ответчикам: Ковезо В.В. – 1/3 доля в праве собственности и Ковезо Л.В. – 2/3 доли в праве собственности (л.д. 5).

В соответствии с протоколом общего собрания жильцов многоквартирного жилого дома от ДД.ММ.ГГГГ, договором управления многоквартирным жилым домом от ДД.ММ.ГГГГ, услуги по управлению многоквартирным жилым <адрес> оказываются ООО «Управляющая компания Жилищник 1» (л.д. 93-100).

В соответствии с пунктом 4.3. договора управления многоквартирным жилым домом от ДД.ММ.ГГГГ, граница эксплуатационной ответственности исполнителя (ООО «УК Жилищник 1») является следующей:

по системе холодного водоснабжения – от границ раздела ответственности дома с поставщиком (транспортировщиком) услуг, включая входную задвижку, узел управления («рамку»), розливы и стояки до сочленения стояка с подводящей к санитарно-техническим устройствам трубой в помещении владельца, исключая указанное сочленение;

по системе горячего водоснабжения – от теплового узла управления, включая теплообменник («бойлер») при его наличии, розлив и стояки, до сочленения стояка с подводящей к санитарно-техническим устройствам трубой в помещении владельца, исключая указанное сочленение (л.д. 94 оборот).

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ произошло протопление квартиры истца в результате течи стояка холодной воды в межэтажном перекрытии, проходящем через ванные комнаты истца и ответчиков.

Данное обстоятельство следует из пояснений истца, ответчиков и представителя третьего лица, подтверждается журналом учета заявок (л.д. 106-107). По факту данного затопления ДД.ММ.ГГГГ составлен акт о затоплении (л.д. 101).

По данному затоплению, как следует из пояснений истца, представителей истца и третьего лица ущерб истцу возмещен ООО «УК Жилищник 1» в добровольном порядке, претензий истец к ООО «УК Жилищник 1» не имеет. Документов о фиксации точного объема повреждений и оценке их стоимости не составлялось.

Как следует из пояснений лиц, участвующих в деле, и свидетелей, ДД.ММ.ГГГГ по причине течи стояка холодного водоснабжения была отключена вода на указанном стояке, а ДД.ММ.ГГГГ – проведены ремонтные работы по замене стояков холодной и горячей воды из квартиры ответчиков.

Далее, ДД.ММ.ГГГГ после выполнения работ по замене стояков, произошло затопление квартиры истца горячей водой вследствие течи резьбового соединения отсекающего крана и счетчика горячей воды на внутриквартирной разводке системы горячего водоснабжения в ванной комнате квартиры ответчиков, расположенном на трубе, примыкающей к стояку горячего водоснабжения, замена которого была произведена.

На л.д. 167 представлена фотография указанных стояков горячего и холодного водоснабжения, а также указанное соединение отсекающего крана и счетчика горячей воды на внутриквартирной разводке системы горячего водоснабжения в ванной комнате квартиры ответчиков.

По данному факту ДД.ММ.ГГГГ составлен акт о затоплении (л.д. 102). В результате указанного затопления произошли повреждения в помещении кухни квартиры истца.

В соответствии с договором управления многоквартирным жилым домом и положениями ст. 36 ЖК РФ, стояк находится в границах ответственности ООО «УК Жилищник 1», а резьбовое соединения отсекающего крана и счетчика горячей воды на внутриквартирной разводке системы горячего водоснабжения в ванной комнате квартиры ответчиков – в границах ответственности ответчиков как собственников жилого помещения.

То обстоятельство, что в журнале учета заявок не имеется записи о сообщении истцом об указанном затоплении в диспетчерскую службу ООО «УК Жилищник 1», на выводы суда не влияет.

Факт того, что затопление горячей водой вследствие течи резьбового соединения произошло на следующий день после затопления холодной водой вследствие течи стояка холодной воды в перекрытии следует из пояснений ответчиков, давших суду подробные пояснения с указанием дат и времени событий.

Указанный факт следует и из пояснений истца, согласно которым точных дат затопления она не помнит, но затопление холодной водой было накануне затопления горячей водой, а акты о затоплении были составлены через 2-3 дня после затоплений.

Данные пояснения истцов и ответчиков согласуются с иными доказательствами по делу. Указанные пояснения даны сторонами в первом судебном заседании при даче пояснений по делу непосредственно после оглашения искового заявления, и не доверять им у суда оснований не имеется.

Указанные обстоятельства подтверждены также показаниями свидетеля Дурневой Н.П., мастера участка ООО «УК Жилищник 1», из которых следует, что ДД.ММ.ГГГГ было составлено два акта о затоплении, произошедших в декабре, дат которых она точно не помнит.

По аналогичным основаниям не влияет на выводы суда и то обстоятельство, что в журнале учета заявок имеется заявка от истца ДД.ММ.ГГГГ о течи сверху. Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей диспетчер ООО «Жилищник 1» Елсыкова Л.И. и монтажник ООО «Жилищник 1» Карпенко А.В., выполнявший обязанности дежурного слесаря ДД.ММ.ГГГГ, пояснений обстоятельствам, по причинам и существу данного вызова дать не смогли по причине того, что не вспомнили их.

О неточностях при ведении журнала учета заявок свидетельствует сопоставление детализации звонков истца и журнала учета заявок. Так, согласно детализации звонков имеются звонки истца в диспетчерскую службу ДД.ММ.ГГГГ в 14 час. 18 мин., 14 час. 54 мин., 15 час. 39 мин, 02.12. в 13 час. 33 мин., 13 час. 34 мин, 14 час. 17 мин. (л.д. 127-130). Заявки же зафиксированы 01.12 в 18 час. 00 мин. и 03.12 в 18 час. 05 мин. (л.д. 107-108). Кроме того, из показаний Ковезо Л.В. следует, что ДД.ММ.ГГГГ она вызывала слесаря, а в журнале учета заявок ее заявка не зафиксирована.

Вместе с тем, факт затопления помещения кухни квартиры истца ДД.ММ.ГГГГ установлен в судебном заседании.

Факты того, что ДД.ММ.ГГГГ произошла течь резьбового соединения отсекающего крана и счетчика горячей воды на внутриквартирной разводке системы горячего водоснабжения в ванной комнате квартиры ответчиков, а также затопления кухни квартиры истца ответчиками также не отрицался. Указанный факт течи подтвержден показаниями ответчиков, свидетелей старшего по <адрес> Кормина В.Г., слесарей ООО «Жилищник 1» Буянова А.Л. и Филонова А.И.

Возражения ответчиков до назначения судебной экспертизы сводились к тому, что течь соединения произошла в результате ремонтных воздействий слесарей при замене стояков ДД.ММ.ГГГГ (согласно протоколам судебных заседаний, в том числе от ДД.ММ.ГГГГ л.д. 149, а также письменным возражениям ответчиков (л.д. 25), а после проведения экспертизы в соответствии с выводами эксперта к тому, что причиной протопления кухни явилась течь не горячей воды ДД.ММ.ГГГГ, а холодной воды ДД.ММ.ГГГГ. Соответственно, к отсутствию вины ответчиков в затоплении кухни истца.

Анализируя обстоятельства дела, суд приходит к выводу о том, что причиной затопления кухни истца явилась течь резьбового соединения отсекающего крана и счетчика горячей воды на внутриквартирной разводке системы горячего водоснабжения в ванной комнате квартиры ответчиков ДД.ММ.ГГГГ. Вывод суда основан на следующем.

По ходатайству ответчиков судом для определения причины затопления была назначена судебная строительная экспертиза, проведение которой поручено ООО «ОМЭКС».

Из заключения экспертизы и показаний эксперта следует, что определить, произошла ли течь резьбового соединения отсекающего крана и счетчика горячей воды на отводе от стояка горячей воды в ванной комнате <адрес> вследствие работ, проведенных слесарями ООО «УК Жилищник 1» по замене стояков горячей и холодной воды в ванной комнате <адрес> невозможно; установить наличие течи или ее причину невозможно, поскольку не представлено соединение трубы отвода от стояка к отсекающему крану, а также ввиду произведенной замены труб отвода стояка в квартиру, а также того, что видимых повреждений корпуса представленного в материалы дела отсекающего крана шарового или его резьбы не обнаружено (л.д. 166).

Учитывая положения ст.1064 ГК РФ, обуславливающие бремя распределения доказывания в силу которой лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине в их системной взаимосвязи с положениями ст. 56 ГПК РФ, предусматривающей, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, суд приходит к выводу о том, что ответчиками не представлены доказательства того, что течь резьбового соединения возникла в результате действий слесарей ООО «УК Жилищник 1» при замене стояков.

Далее, на вопрос суда о том, могли ли произойти повреждения в помещении кухни <адрес> от затопления квартиры, произошедшего в ДД.ММ.ГГГГ при заявленных истцом обстоятельствах (течь резьбового соединения отсекающего крана и счетчика горячей воды) на отводе от стояка горячей воды в ванной комнате <адрес> либо нет; если могли произойти частично, то в каком объеме экспертом дан ответ о том, что залив помещения кухни горячей водой не мог быть причиной имеющихся повреждений. При возникновении течи по закону физики вода стремится под своим весом вниз по стояку, горизонтальной или вертикальной трубе до нижней точки (в месте, где расположен угол, изменяющий направление стояка в помещении ванной <адрес>). Далее вода попадает на конструкцию стены из влагостойкого ГКЛ в помещении ванной. На момент осмотра ГКЛ имеет следы залива. Попадание горячей воды в помещении кухня не происходило (л.д. 166).

Из показаний допрошенного в судебном заседании эксперта Иванова Д.С. следует, что затопление кухни произошло вследствие течи стояка холодной воды ДД.ММ.ГГГГ, когда вода прошла из перекрытия в смежные помещения – ванную и кухню. По перекрытиям вода проходила постепенно и копилась внутри натяжного потолка. При этом при выполнении ремонтных работ по замене стояков стояк горячей воды был демонтирован, вследствие чего вокруг стояка горячей воды было частично разрушено перекрытие. Поэтому вода при затоплении при течи резьбового соединения могла протечь только в ванную, но не могла протечь в кухню по перекрытию. В экспертном заключении представлена фотография стояков в ванной квартиры истца, включая место их выхода из межэтажного перекрытия с частичным разрушением (л.д. 162).

Ответчик Ковезо Л.В. пояснила, что перекрытия в доме деревянные. Под деревянным перекрытием на потолке ванной истца имеется слой цемента около 4 см толщиной. Течь стояка произошла из свища, который был расположен на стояке внутри этого цементного слоя.

В силу положений ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Анализируя обстоятельства дела, суд приходит к выводу о том, что причиной затопления кухни явилась течь резьбового соединения, а не течь стояка.

Из показаний истца, ответчиков, свидетелей – старшего по <адрес> Кормина В.Г., слесарей ООО «Жилищник 1» Буянова А.Л. и Филонова А.И. следует, что после выполнения работ по замене стояков и включения воды у истца произошло затопление кухни, о чем истец обратилась к ответчикам. При этом в тот момент, когда у истца произошло затопление, у ответчиков имелась течь горячей воды резьбового соединения. Из показаний слесаря Буянова А.Л. следует, что ДД.ММ.ГГГГ он заходил в квартиру истца и видел, что происходит затопление на кухне.

Всеми участниками данных правоотношений в момент затопления его причина была определена как течь резьбового соединения, что напрямую следует из их показаний, которые они изложили суду, в том числе и ответчик. Факт того, что причиной затопления кухни явилась течь стояка холодной воды никем, в том числе и ответчиками, не называлась. До назначения экспертизы и получения заключения эксперта возражения ответчиков сводились к тому, что течь соединения произошла в результате ремонтных воздействий слесарей при замене стояков.

Кроме того, из пояснений истца следует, что затопление кухни произошло горячей водой. Из показаний ответчика Ковезо Л.В. следует, что истец пришла к ним ДД.ММ.ГГГГ и сообщила, что у нее произошло затопление горячей водой. То есть, ответчик подтвердила показания истца в данной части. Указанные пояснения даны сторонами в первом судебном заседании при даче пояснений по делу непосредственно после оглашения искового заявления, и не доверять им у суда оснований не имеется.

Поскольку причиной затопления ДД.ММ.ГГГГ явилась течь стояка холодной воды, то затопление произошло холодной водой, а ДД.ММ.ГГГГ причиной затопления явилась течь резьбового соединения отсекающего крана и счетчика на трубе горячей воды внутриквартирной разводки, соответственно, затопление произошло горячей водой. Соответственно, при таких обстоятельствах причиной затопления кухни явилась течь резьбового соединения ДД.ММ.ГГГГ.

Указанный вывод судом также сделан из того обстоятельства, что между первым и вторым затоплением прошли сутки, а вода в натяжном потолке кухни истца скопилась в течение короткого промежутка времени после окончания работ и включением воды. Согласно показаниям ответчика Ковезо Л.В., ремонтные работы были окончены и вода включена ДД.ММ.ГГГГ в 17-18 часов. После того, как ответчик начала уборку, к ней пришла истец и сообщила о затоплении, после чего ответчик позвонила слесарю по сотовому телефону. Согласно детализации звонков и пояснениям ответчика, звонок слесарю осуществлен в 16 час. 36 мин. ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 126). Это обстоятельство опровергает вывод эксперта, поскольку следуя логике эксперта, вода в натяжном потолке должна была накапливаться постепенно в течение суток. Однако, истец указала, что вода в натяжном потолке кухни была обнаружена вечером и в очень значительном количестве. На то, что вода в потолке была утром, истец не указывала. Доказательств иного суду не предоставлено. Данное обстоятельство также свидетельствует о том, что причиной затопления явилась течь резьбового соединения, произошедшая ДД.ММ.ГГГГ, а не течь стояка, произошедшая ДД.ММ.ГГГГ.

То обстоятельство, что истцом к ответчикам предъявлены требования о возмещении ущерба, причиненного только кухне, является правом истца, который определяет предмет и пределы исковых требований.

Для определения стоимости причиненного ущерба Ефимовой Ю.В. обратилась к ИП Позднякову С.А. Как следует из отчета №, рыночная стоимость работ и материалов, необходимых для устранения ущерба от затопления, составляет 60 330 рублей (л.д. 35-66).

Специалист Поздняков С.А. суду пояснил, что произвел оценку исходя из цен на материалы, предоставленные истцом (банка с краской, ламинат). Им посчитана замена разрезанного полотна натяжного потолка, замена багет (потолочный плинтус). Также посчитана окраска стен, их шпаклевание, что связано с технологией восстановительного ремонта. Согласно акту осмотра повреждений стен и потолочного плинтуса не зафиксировано, однако при осмотре Ефимова поясняла, что при затоплении происходила течь воды по стенам, что также явилось причиной включения в отчет материалов и работ по шпаклеванию и окраске стен.

По ходатайству ответчиков по делу назначена судебная строительная экспертиза, производство которой поручено ООО «ОМЭКС» для определения стоимости ущерба от затопления. Согласно заключению экспертизы стоимость ущерба от затопления составила 31 300 рублей (л.д. 166).

Допрошенный в судебном заседании эксперт Иванов Д.С. суду пояснил, что им были подобраны материалы того же производителя, той же марки, что и у истца, в частности ламинат, потолочный плинтус. Указал, что стоимость транспортной доставки в отчете ИП Позднякова С.А. завышена, а Ивановым взята рыночная стоимость доставки. По натяжному потолку рассчитана стоимость работ по сливу воды с угла, так как характер повреждений позволял слить воду с угла, разрезания полотна натяжного потолка не требовалось в данном случае. Деформации натяжного полотна не имелось, что позволяло бы его дальнейшую эксплуатацию, если бы полотно не было разрезано. На поверхности стены нет повреждений, есть след от влаги на поверхности потолка на ДВП конструкции, осуществленной на потолке (произведено утепление потолка), имеются следы влаги – небольшие пятна на натяжном полотне потолка и деформация ламината на площади 1,5 кв.м.

Суду доказательств того, какие именно использованы материалы при отделочных работах в квартире (чеки, остатки матариалов и пр.) истцом не предоставлено. Соответственно, доказательств того, что Поздняковым указаны цены на именно те материалы, которые использованы истцом, именно они являются единственно верными, у суда не имеется. Истцом также не заявлено возражений относительно объемов повреждений и количества материалов и объема работ, указанных в заключении экспертизы.

При наличии расхождений в стоимости восстановительного ремонта квартиры, проанализировав отчет и заключение экспертизы, допросив оценщика и эксперта, суд приходит к выводу, что отчет судебной экспертизы наиболее достоверно отражает причиненный истцу ущерб и берет за основу заключение ООО «ОМЭКС».

Соответственно, ущерб от затопления в сумме 31 300 рублей подлежит взысканию с ответчиков в пользу истца.

В силу ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их применительно к правилам, предусмотренным пунктом 2 статьи 1081 ГК РФ.

В силу ч. 4 ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

Поскольку течь из <адрес> произошла в связи с ненадлежащим содержанием внутридомовой инженерной системы водоснабжения, расположенной в указанной квартире, обязанность по содержанию которой несут оба сособственника спорной квартиры вне зависимости от принадлежащей им доли в квартире, то указанные собственники несут солидарную ответственность за причиненный затоплением ущерб, как лица, совместно причинившие вред. Таким образом, сумма ущерба, причиненного затоплением, подлежит солидарному взысканию с ответчиков Ковезо В.В. и Ковезо Л.В.

Далее. В силу ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 ГПК РФ. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Истцом заявлены исковые требования на сумму 60 330 рублей, удовлетворены судом на сумму 31 300 рублей, то есть на 52%.

Истцом заявлены требования о взыскании 3 500 рублей стоимости оценки (л.д. 29), 318 рублей стоимости расходов по извещению ответчика о проведении оценки ущерба (л.д. 30), 200 рублей стоимости запроса сведений из ЕГРП о собственниках квартиры, из которой произошло затопление (л.д. 32-33), 10 000 рублей расходов по оплате услуг представителя, 1 400 рублей расходов по нотариальному удостоверению доверенности, 2 009 рублей 90 копеек государственной пошлины.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию 1 820 рублей стоимости оценки, 165 рублей 36 копеек стоимости расходов по извещению ответчика о проведении экспертизы (л.д. 30), 104 рубля стоимости запроса сведений из ЕГРП о собственниках квартиры, из которой произошло затопление.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" расходы на оформление доверенности представителя также могут быть признаны судебными издержками, если такая доверенность выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу.

Поскольку доверенность, о взыскании расходов по удостоверению которой просит истец, выдана для участия представителя не в конкретном деле, рассматриваемом судом в настоящем производстве, а является общей, то расходы по ее удостоверению в сумме 1 400 рублей взысканию не подлежат (л.д. 13).

В соответствии со ст. 333.19.НК РФ с ответчиков в пользу истца подлежит взысканию 1 139 рублей государственной пошлины.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Из материалов дела следует, что согласно договору оказания юридических услуг, акту приема-передачи денег, истцом было оплачено Алееву А.А. 10 000 рублей за услуги по представлению интересов истца в суде (л.д. 27-28).

Суд полагает, что исходя из сложности и категории рассматриваемого спора, разумный размер оплаты услуг представителя составляет 10 000 рублей. В соответствии со ст. 98 ГПК РФ в пользу истца с ответчиков подлежит взысканию 5 200 рублей расходов по оплате услуг представителя пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Ответчиками заявлено о взыскании с истца 6 000 рублей стоимости судебной экспертизы. В соответствии с положениями ст. 98 ГПК РФ, с истца в пользу ответчиков подлежит взысканию 2 880 рублей стоимости экспертизы.

В соответствии с положениями ст. 76 ГПК РФ отсекающий кран подлежит возврату ответчикам Ковезо В.В., Ковезо Л.В.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:


Взыскать с Ковезо В.В., Ковезо Л.В. в пользу Майя Ю.В. 31 300 рублей ущерба от затопления, 165 рублей 36 копеек стоимости расходов по извещению ответчика о проведении оценки ущерба, 1 820 рублей стоимости оценки, 5 200 рублей расходов по оплате услуг представителя. 104 рубля стоимости запроса сведений из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество, 1 139 рублей государственной пошлины.

Взыскать с Майя Ю.В. в пользу Ковезо В.В., Ковезо Л.В. 2 880 рублей стоимости экспертизы.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Отсекающий кран возвратить Ковезо В.В., Ковезо Л.В..

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд путем подачи апелляционной жалобы в Центральный районный суд г. Омска в течение одного месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Судья А.А. Дзюбенко

Суд:

Центральный районный суд г. Омска (Омская область) (подробнее)

Истцы:

Майя Ю.В. (подробнее)

Ответчики:

Ковезо В.В. (подробнее)
Ковезо Л.В. (подробнее)

Судьи дела:

Дзюбенко А.А. (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Упущенная выгода
Судебная практика по применению норм ст. 15, 393 ГК РФ

Ответственность за причинение вреда, залив квартиры
Судебная практика по применению нормы ст. 1064 ГК РФ

Возмещение убытков
Судебная практика по применению нормы ст. 15 ГК РФ

Признание права пользования жилым помещением
Судебная практика по применению норм ст. 30, 31 ЖК РФ