Решение № 2-212/2016 2-212/2016~М-192/2016 М-192/2016 от 18 ноября 2016 г. по делу № 2-212/2016

Пачелмский районный суд (Пензенская область) - Административное
Суть спора: 2.170 - О возмещении ущерба от незаконных действий... -> иные (о возмещении ущерба от незаконных действий органов дознания, следствия, прокуратуры и суда)

Дело № 2-212/2016


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

Р.п. Пачелма 18 ноября 2016 года

Пачелмский районный суд Пензенской области в составе:

председательствующего судьи Горячева А.А.,

с участием заместителя прокурора Пачелмского района Пензенской области Никулиной О.В.,

истца Алёнкина Д.С.,

при секретаре судебного заседания Еськиной С.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по исковому заявлению Алёнкина Д.С. к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:


Алёнкин Д.С. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в соответствии с приговором Первомайского районного суда города Пензы от (дата), вступившим в законную силу (дата), он оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 213 частью 3 УК РФ (в редакции от (дата)). Указанным приговором он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 111 частью 3 пунктом «а» и статьей 119 УК РФ, и ему назначено наказание по статье 111 части 3 пункту «а» УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, в виде 4 (четырех) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы; по статье 119 УК РФ (в редакции от (дата)) в виде 1 (одного) года лишения свободы. На основании статьи 69 части 3 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений назначено путем частичного сложения в виде 5 (пяти) лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со статьей 213 частью 3 УК РФ (в редакции от 20 марта 2001 года), хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, наказывалось лишением свободы на срок от четырех до семи лет.

Конституция РФ провозглашает права человека, его свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государства (статья 2), гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53).

Конституционным гарантиям находящегося под судебной защитой права на возмещение вреда корреспондируют положения Всеобщей декларации прав человека 1948 года (статья 8), Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года (подпункт «а», пункта 3, статьи 2; пункт 5, статьи 9; пункт 6 статьи 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (пункт 5 статьи 5) и Протокола №7 к данной Конвенции (статья 3), закрепляющие право каждого, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или осуждения за преступление, на компенсацию.

Из приведенных положений закона следует, что государство обязано гарантировать возмещение вреда, причиненного личности его органами и должностными лицами в ходе уголовного судопроизводства на любой ее стадии, включая досудебную.

В соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст.150 ГК РФ, к нематериальным благам относятся, в том числе, жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства.

Согласно ст.1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного наказания в виде ареста или исправительных работ, в иных случаях, предусмотренных законом.

По смыслу положений п.2 ст.1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п.1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст.1069 ГК РФ.

Согласно ст.1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания несоответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается соответственно за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Статьей 1071 ГК РФ предусмотрено, что в случаях, когда в соответствии с этим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В соответствии с п.3 ч.2 ст.133 УПК РФ, право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1,2,5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4-6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ в своих решениях (определение от 16.02.2006 года №19-О, от 20.06.2006 года №270-О, от 18.07.2006 года №279-О и 19.02.2009 года №199-О-О), ст.133 УПК РФ не содержит положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного дела по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления.

Уголовное преследование по ст.213 ч.3 УК РФ (в редакции от 20 марта 2001 года), в его отношении прекращено на основании п.2 ст.5 УПК РСФСР (в редакции от 20 марта 2001 года) или п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О применении судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве».

Согласно требованиям ст. 136 УПК РФ иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении, предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

С учетом вышеуказанных норм действующего законодательства, истец полагает, что надлежащим ответчиком по данному гражданскому делу является Министерство финансов Российской Федерации.

На основании ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненного потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснениям, указанным в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 (в ред. от 06 февраля 2007 года), под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Разрешая вопрос о размере компенсации причиненного в результате незаконного уголовного преследования морального вреда, полагает необходимым учесть положения пункта 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 года №17 «О применении судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», согласно которым, при определении денежной компенсации морального вреда реабилитированному необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости.

По вышеуказанным основаниям, просит суд взыскать с Казны Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации в его пользу компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей.

Алёнкин Д.С. в судебном заседании исковые требования поддержал, ссылаясь на доводы, изложенные в исковом заявлении. При этом дополнительно пояснил, что уголовное дело в отношении него было возбуждено (дата). (дата) году следователем ему предъявлено окончательное обвинение в совершении преступлений предусмотренных пунктом «а» части 3 статьи 111, частью 3 статьи 213 и статьей 119 УК РФ. По подозрению в совершении преступления он не задерживался, мера пресечения в отношении него была избрана в виде подписки о невыезде. В то время он обучался в ВУЗе, был студентом 4 курса, юридической подготовки не имел, поэтому считал обоснованным предъявленное ему обвинение, хотя и не признавал себя виновным в совершении преступления предусмотренного частью 3 статьи 213 УК РФ. (дата) Первомайский районный суд вынес по делу приговор. Суд признал его виновным в совершении преступлений предусмотренных пунктом «а» части 3 статьи 111 и статьей 119 УК РФ, назначив наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и заключив его под стражу в зале суда. По части 3 статьи 213 УК РФ судом он был оправдан. Вместе с тем, в результате незаконного привлечения его к уголовной ответственности по части 3 статьи 213 УК РФ он со дня предъявления обвинения и до вынесения приговора по уголовному делу испытывал переживания и нравственные страдания, полагая, что судом ему будет назначено более строгое наказание, чем это произошло на самом деле. Он считал, что с учетом обвинения в совершении трех преступлений размер назначенного судом наказания составит примерно восемь лет лишения свободы. По указанным основаниям просит взыскать с Казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере, указанном в исковом заявлении.

Представитель Управления Федерального казначейства по Пензенской области в судебное заседание не явился. В возражениях на исковое заявление руководитель Управления Волчков В.Н. просил рассмотреть дело в его отсутствие. С требованиями Алёнкина Д.С. о компенсации морального вреда в порядке реабилитации за незаконное уголовное преследование не согласен по следующим основаниям:

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

Исходя из содержания норм УПК РФ, право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или обвиняемого - прекращение уголовного преследования по реабилитирующим основаниям).

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» определено понятие морального вреда. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. В соответствии с п. 1 указанного Постановления следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Статья 1070 ГК РФ освобождает истца лишь от доказывания вины должностных лиц, но не от подтверждения наличия самого морального вреда. Факт незаконного уголовного преследования не может освободить истца от обязанности подтверждения наличия морального вреда. Истец не предоставил никаких доказательств того, что ему действительно был причинен моральный вред.

В соответствии с п. 21 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 № 17 «О практике применения судами главы 18 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости.

Таким образом, учитывая обстоятельства дела, считает сумму исковых требований явно завышенной.

Прокурор Никулина О.В. в судебном заседании полагала необходимым отказать в удовлетворении исковых требований Алёнкина Д.С., поскольку истцом не представлено доказательств причинения ему нравственных страданий в результате излишне предъявления обвинения по части 3 статьи 213 УК РФ, поскольку осужден он был за более тяжкое преступление.

Выслушав истца и прокурора, принимая во внимание позицию ответчика, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему:

Согласно статье 52 Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Статья 53 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии с ч. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (ст. 151 ГК РФ).

В силу ст. 150 ГК РФ к нематериальным благам относятся, в том числе, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от ее имени выступает Министерство финансов Российской Федерации.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

В соответствии со статьей 133 УПК РФ право на реабилитацию включает право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах; при этом вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (часть первая); право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям, а также лица, в отношении которых было отменено незаконное или необоснованное постановление суда о применении принудительной меры медицинского характера (часть вторая).

Из разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», в уголовном судопроизводстве право граждан на реабилитацию и порядок его реализации закреплены в нормах гл. 18 УПК РФ.

Под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК РФ).

Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям; осужденный - в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

В ходе рассмотрения дела установлено, что приговором Первомайского районного суда города Пензы от (дата) Алёнкин Д.С. оправдан по обвинению в совершении преступления предусмотренного частью 3 статьи 213 УК РФ (хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов используемых в качестве оружия). Этим же приговором Алёнкин Д.С. признан виновным в совершении преступлений предусмотренных пунктом «а» части 3 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц) и статьей 119 УК РФ (угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы), за которые ему в соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В зале суда Алёнкин Д.С. взят под стражу и срок отбывания наказания постановлено исчислять с (дата).

Принимая решение об оправдании Алёнкина Д.С. по части 3 статьи 213 УК РФ суд в описательно-мотивировочной части приговора указал, что вменяя подсудимым данный состав преступления, органы предварительного следствия обвиняют их в тех же действиях, которые они совершили при нанесении телесных повреждений потерпевшему Афиногентову и которые не требуют дополнительной квалификации. Кроме того, от обвинения в хулиганстве отказался государственный обвинитель.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, не относятся, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со статьи 105 УК РФ на часть 4 статьи 111 УК РФ), а также осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Алёнкин Д.С. в судебном заседании пояснил, что моральный вред ему причинен в результате необоснованного предъявления обвинения в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 213 УК РФ, по которой впоследствии был постановлен оправдательный приговор, вследствие чего он претерпел нравственные страдания и переживания, связанные с ожиданием более сурового наказания.

Вместе с тем, Алёнкину Д.С. одновременно с обвинением в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 213 УК РФ, также было предъявлено обвинение в совершении преступлений предусмотренных пунктом «а» части 3 статьи 111 УК РФ и статьей 119 УК РФ. При этом, наиболее тяжким являлось обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 111 УК РФ, относящегося к категории особо тяжких преступлений, за которое предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок до двенадцати лет. Несмотря на оправдание Алёнкина Д.С. по обвинению в совершении преступления предусмотренного частью 3 статьи 213 УК РФ, он был признан виновным в совершении преступлений предусмотренных пунктом «а» части 3 статьи 111 УК РФ и статьей 119 УК РФ, с назначением наказания в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

До вынесения приговора по делу Алёнкин Д.С. по подозрению в совершении преступления не задерживался, в качестве меры пресечения ему была избрана подписка о невыезде.

В силу статьи 56 ГПК РФ на Алёнкина Д.С. возложено бремя доказывания обстоятельств, на которых она основывает свои исковые требования, однако им не представлено таких доказательств.

Ссылки истца на то, что нравственные страдания он претерпел в результате ожидания более сурового приговора, являются несостоятельными, поскольку только суд согласно статье 29 УПК РФ вправе признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание. При этом размер наказания также определяется судом в соответствии с требованиями статьи 60 УК РФ.

Таким образом, с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела истец не представил доказательств, свидетельствующих о том, что он претерпел нравственные страдания в связи с оправданием его в части обвинения, предъявленного по части 3 статьи 213 УК РФ, поскольку одновременно он был осужден за два преступления, одно из которых отнесено к категории особо тяжких, что не позволяет установить факт причинения морального вреда данному лицу указанными обстоятельствами, а также причинно - следственную связь между соответствующими действиями причинителя вреда и наступившими последствиями.

Таким образом, поскольку в отношении Алёнкина Д.С. не было допущено действий, посягающих на ее неимущественные права либо другие нематериальные блага, то в силу статьи 151 ГК РФ, оснований для компенсации морального вреда в результате только факта предъявления обвинения в совершении преступления, в части которого вынесен оправдательный приговор, в пределах заявленных требований, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд –

РЕШИЛ:


В удовлетворении исковых требований Алёнкина Д.С. к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда в размере 20 000 (двадцати тысяч) рублей - отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Пензенский областной суд через Пачелмский районный суд Пензенской области в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Мотивированное решение изготовлено 22 ноября 2016 года.

Судья Горячев А.А.

Суд:

Пачелмский районный суд (Пензенская область) (подробнее)

Истцы:

Алёнкин Д.С. (подробнее)

Ответчики:

Минестерство финансов РФ (подробнее)

Судьи дела:

Горячев А.А. (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Моральный вред и его компенсация, возмещение морального вреда
Судебная практика по применению норм ст. 151, 1100 ГК РФ

По делам об убийстве
Судебная практика по применению нормы ст. 105 УК РФ

По делам о хулиганстве
Судебная практика по применению нормы ст. 213 УК РФ

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
Судебная практика по применению нормы ст. 111 УК РФ