Кассационное определение № 22-97/2011 от 3 июня 2011 г. по делу № 22-97/2011

Тихоокеанский флотский военный суд (Приморский край) - Уголовное


КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


г. Владивосток 3 июня 2011 г.

Судебная коллегия Тихоокеанского флотского военного суда в составе:

председательствующего – Возьного А.Я.,

судей – Белоусова С.А., Калешева А.Е.,

при секретаре судебного заседания – Шаповаловой О.В.,

с участием осужденных Позднякова М.В., Шевченко И.С. путем использования систем видеоконференцсвязи, защитников – адвокатов Ковзан Ю.Ю., Лутченко Н.Ф. и Лобастовой И.М., прокурора отдела военной прокуратуры ТОФ советника юстиции Погодина В.К., рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Позднякова М.В., Шевченко И.С. и защитника последнего – адвоката Столбоушкиной В.И. на приговор 35 гарнизонного военного суда от 31 марта 2011 года, которым военнослужащий войсковой части № <данные изъяты>

ПОЗДНЯКОВ Максим Вадимович, родившийся <данные изъяты>,

осужден к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч.1 ст.163 УК РФ; пп. «а», «в» ч.2 ст.163 УК РФ; п. «а» ч.2 ст.163 УК РФ; ч.3 ст.162 УК РФ и ч.1 ст.158 УК РФ, на сроки: 1 год, 4 года 6 месяцев, 3 года 6 месяцев, 7 лет 6 месяцев и 6 месяцев, соответственно. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений окончательное наказание Позднякову М.В. определено путем частичного сложения назначенных наказаний, и он лишен свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

гражданин

ШЕВЧЕНКО Иван Сергеевич, родившийся <данные изъяты> осужденный 25 октября 2010 года Вилючинским городским судом Камчатского края за совершение преступлений, предусмотренных пп. «а», «б» ч.2 ст.158; ч.3 ст.30 и пп. «а», «в» ч.2 ст.161 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года условно с испытательным сроком в 2 года,

осужден к лишению свободы за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.162 УК РФ, на срок 7 лет. На основании чч.5, 6 ст.74 УК РФ суд отменил условное осуждение, назначенное Шевченко И.С. приговором Вилючинского городского суда Камчатского края от 25 октября 2010 года, которым он осужден за совершение преступлений, предусмотренных пп. «а», «б» ч.2 ст.158; ч.3 ст.30 и пп. «а», «в» ч.2 ст.161 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года условно с испытательным сроком в 2 года. Окончательное наказание Шевченко И.С. назначено в соответствии со ст.70 и 74 УК РФ путем частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору к наказанию, назначенному настоящим приговором в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден бывший военнослужащих войсковой части № <данные изъяты> Спирин Александр Вадимович по пп. «а», «в» ч.2 ст.163 УК РФ; п. «а» ч.2 ст.163 УК РФ; ч.3 ст.162 УК РФ к лишению свободы на сроки: 4 года, 3 года и 8 лет 6 месяцев, соответственно. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений окончательное наказание Спирину А.В. определено путем частичного сложения назначенных наказаний, и он лишен свободы сроком на 9 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В отношении Спирина А.В. приговор в кассационном порядке не обжалован.

Также судом частично удовлетворён гражданский иск потерпевшего Лаптова И.В. о компенсации морального вреда и присуждено к взысканию в его пользу: с Позднякова – 150 000 рублей, со Спирина – 100 000 рублей и с Шевченко – 30 000 рублей.

Иск потерпевшего Лаптова И.В. о возмещении причиненного материального ущерба удовлетворен судом полностью, и присуждено к взысканию в его пользу с осужденных Позднякова и Спирина 80000 рублей в солидарном порядке.

Заслушав доклад судьи Калешева А.Е., выступления осужденных Шевченко И.С., Позднякова М.В. и их защитников – адвокатов Ковзана Ю.Ю. и Лутченко Н.Ф. в обоснование доводов кассационных жалоб, Лобастовой И.М., а также мнение прокурора, полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

Поздняков и Спирин признаны виновными в совершении вымогательств, разбое, Поздняков, кроме того, - кражи, а Шевченко – в разбое, совершенных при следующих, изложенных в приговоре обстоятельствах.

3 октября 2010 года в 3 часа 50 минут на <адрес> у входа в бар «<данные изъяты>» Поздняков потребовал от Лаптова передать ему 10000 рублей, пригрозив применением к нему физического насилия. В связи с этим Лаптов, получив тогда же указанную денежную сумму в банкомате, находящемся в <адрес>, передал её Позднякову.

5 октября 2010 года Поздняков предложил Спирину и получил от него согласие завладеть денежными средствами Лаптова в сумме 20000 рублей, и они договорились между собой об истребовании денежных средств у Лаптова путём применения к нему физического насилия и угроз его применения.

В тот же день около 20 часов возле <адрес> Поздняков и Спирин потребовали от Лаптова передать им 20000 рублей. За отказ выполнить это требование Спирин нанёс Лаптову два удара кулаком в лицо и грудь, а Поздняков – один удар кулаком в лицо, после чего последний вновь высказал Лаптову требование о передаче денег, на что Лаптов согласился, но, не имея указанной денежной суммы, по телефону обратился к своим знакомым с просьбой одолжить ему 20000 рублей. Поскольку получить данную сумму он не смог, Поздняков снова нанёс ему два удара кулаком в лицо и живот, от чего Лаптов упал на колени, после чего Спирин нанёс ему удар ногой в лицо, отчего у Лаптова открылось кровотечение из носа. Тогда Поздняков и Спирин вновь предъявили Лаптову требование о передаче им денег.

Подошедший в это время к Спирину, Позднякову и Лаптову ФИО1., желая прекратить избиение Лаптова, одолжил ему 20000 рублей, передав их Позднякову и Спирину.

16 октября 2010 года Поздняков вновь предложил Спирину и получил от него согласие завладеть денежными средствами Лаптова в сумме 20000 рублей путём применения к нему физического насилия и угроз его применения.

В тот же день около 20 часов Поздняков и Спирин, находясь в <адрес>, по телефону потребовали от Лаптова, находящегося на службе в воинской части, передать им 20000 рублей в течение получаса. При этом сначала Спирин, а затем и Поздняков высказали в адрес Лаптова угрозы применения к нему физического насилия в случае отказа выполнить их требование.

В связи с этим сослуживец Лаптова ФИО2 по просьбе Лаптова одолжил ему 20000 рублей и передал их Позднякову.

24 октября 2010 года Поздняков вновь предложил Спирину и получил от него согласие завладеть денежными средствами Лаптова в сумме 30000 рублей и они также договорились между собой об изъятии денежных средств у Лаптова путём применения к нему физического насилия и угроз его применения.

25 октября 2010 года около 0 часов Поздняков и Спирин, будучи недовольным тем, что Лаптов не отвечает на их телефонные звонки и не открывает им дверь в <адрес>, где он проживал, в связи с чем, они не могут потребовать от него передачи денег, выбили входную дверь данной квартиры, сломав на двери замок, и незаконно в неё проникли, после чего сначала Поздняков, а затем Спирин без предупреждения нанесли спавшему на диване Лаптову не менее пяти ударов кулаками по голове и телу каждый.

Поздняков потребовал от проснувшегося Лаптова передать ему и Спирину 30000 рублей, но получил отказ, в связи с чем Спирин, найдя в квартире Лаптова обломанную хоккейную клюшку, нанёс ею не менее пяти ударов по спине Лаптова, причинив ему ссадину в области лопатки. После этого Спирин по телефону пригласил в квартиру Лаптова, Шевченко для участия в изъятии денег у потерпевшего.

Придя в указанную квартиру, Шевченко без предупреждения нанёс Лаптову два удара кулаком в висок, после чего потребовал от последнего передать Позднякову и Спирину указанную ими денежную сумму.

Далее Спирин, будучи недовольным отказом Лаптова передать им требуемые денежные средства, взял на кухне данной квартиры кухонный нож и, используя его в качестве оружия, приставил лезвием к горлу Лаптова, угрожая ему применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а также причинив потерпевшему ссадину нижней части подбородка, после чего снова потребовал передать ему денежные средства.

Будучи недовольным молчанием Лаптова, Спирин, используя обломанную хоккейную клюшку в качестве оружия и стоя за спиной Лаптова, неожиданно для последнего обхватил ею его шею и стал душить клюшкой, сдавливая горло последнего, тем самым применяя к нему насилие, опасное для жизни и здоровья.

При этом Шевченко сказал Лаптову, что если он согласен передать Позднякову и Спирину требуемые денежные средства, то должен поднять вверх руку и тогда его удушение прекратиться. Опасаясь за свои жизнь и здоровье, потерпевший согласился выполнить незаконное требование Спирина и Позднякова, подняв руку. После этого Лаптов пояснил им, что при себе у него требуемой суммы нет, в связи с чем необходимо проехать к одному из банкоматов, где он снимает деньги.

Непосредственно после этого около 0 часов 15 минут 25 октября 2010 года Спирин вместе с Лаптовым проехали на такси в здание «<данные изъяты>» <адрес>, где Лаптов снял с помощью принадлежащей ему банковской карточки через банкомат «<данные изъяты>» со своего банковского счёта 30000 рублей и в 0 часов 30 минут передал их Спирину. Поздняков же и Шевченко остались в квартире, дожидаясь получения денег от Лаптова.

В тот же день, 25 октября 2010 года, в период времени с 0 часов 15 минут до 1 часа, продолжая незаконно находиться в квартире, в которой проживал Лаптов, ожидая там вместе с Шевченко передачи им Лаптовым требуемой ими денежной суммы, Поздняков тайно похитил принадлежащие Лаптову и лежавшие на столе в комнате сотовый телефон марки «Сони Эриксон W880i» стоимостью 1798 рублей и переносной флэш-модем «Мега-Фон» стоимостью 714 рублей, а всего на сумму 2512 рублей, которые положил в карман своей куртки и распорядился в дальнейшем по своему усмотрению.

В кассационной жалобе защитник осужденного Шевченко И.С. – адвокат Столбоушкина В.И. выражает несогласие с приговором в части квалификации содеянного Шевченко и назначенного ему судом наказания.

В обоснование жалобы адвокат ссылается на то, что её подзащитный только два раза ударил потерпевшего и высказал требование о передаче денежных средств, причем не для себя, а для Спирина. Адвокат утверждает, что квалифицирующий признак – применение предметов, используемых в качестве оружия, не нашел своего подтверждения и должен быть исключен. Защитник Шевченко указывает также, что по делу не добыто доказательств незаконного проникновения Шевченко в жилище, поскольку в квартиру потерпевшего его пригласил Спирин. При этом Шевченко не знал, что Спирин и Поздняков проникли туда незаконно и против воли потерпевшего. В этой связи адвокат Столбоушкина просит признать недопустимым доказательством протокол допроса Спирина, в котором он собственноручно дописал о том, что сообщил Шевченко о незаконном проникновении в указанную квартиру, ссылаясь на то, что приписки, не определенные процессуальным законом, не допускаются. По мнению адвоката, тот факт, что Шевченко было известно о том, что в данной квартире проживает не Спирин, а потерпевший Лаптов, который не приглашал его, не имеет значения для осуждения за незаконное проникновение, поскольку потерпевший не возражал против этого и не предпринял действий по выдворению Шевченко из квартиры. Также защитник осужденного утверждает о необоснованности осуждения Шевченко за применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и за угрозу применения такого насилия, ссылаясь на то, что по заключению судебно-медицинского эксперта телесных повреждений, которые могли бы быть получены от действий Шевченко, не установлено, нож он не применял, хоккейную клюшку для нанесения телесных повреждений не использовал и угроз не высказывал. Утверждая, что Шевченко участвовал только в вымогательстве денежных средств и не совершал разбойного нападения, адвокат просит переквалифицировать его действия на пп. «а», «в» ч.2 ст.163 УК РФ.

Выражая несогласие с назначенным Шевченко наказанием, его защитник утверждает, что суд не принял во внимание положения ст.34, 43 и 60 УК РФ, не указал в приговоре, что Шевченко не судим на момент совершения преступления, в связи с чем следует считать, что к уголовной ответственности он привлекается впервые. Суд в приговоре не привел характеристику личности Шевченко и назначил ему слишком суровое наказание. Ссылаясь на то, что Шевченко в целом характеризуется удовлетворительно, а также на его молодой возраст, роль и степень участия в преступлении, проявленное сочувствие к потерпевшему, отсутствие тяжкого вреда от его действий и наименее активную роль, защитник просит применить ст.73 УК РФ и назначить Шевченко наказание условно.

Осужденный Шевченко в кассационной жалобе поддержал доводы своего защитника и, ссылаясь на то, что является инвалидом, указал, что дал правдивые показания по делу, а преступление совершил, будучи в замешательстве и от безысходности своего материального положения, связавшись с плохой компанией, не зная о готовящемся преступлении. В связи с изложенным осужденный просит проявить к нему снисхождение.

Осужденный Поздняков в кассационной жалобе, не оспаривая свою виновность в содеянном, просит переквалифицировать его действия по эпизоду 25 октября 2010 года с разбоя на вымогательство. При этом он ссылается на то, что не видел, как Спирин брал нож, а когда он приставил нож к шее потерпевшего, то сказал, чтобы он не делал глупостей, после чего Спирин убрал нож. Показания в суде он изменил по просьбе Спирина, который боялся сурового наказания. Они со Спириным не договаривались применять какие-либо предметы в отношении потерпевшего, и он не знал, что Спирин позвал в квартиру Шевченко. Также Поздняков ссылается на то, что мотивом вымогательства им денег у Лаптова послужили нецензурные высказывания потерпевшего в адрес его матери, в связи с чем он испытывал к нему неприязнь. Ссылаясь на то, что он принял меры к возвращению похищенных у потерпевшего вещей, а также на полное признание вины, чистосердечное раскаяние в содеянном и способствование раскрытию преступления, намерение полностью возместить потерпевшему причиненный ущерб и в разумных пределах компенсировать моральный вред, Поздняков просит смягчить назначенное ему наказание.

Рассмотрев материалы дела, проверив и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит, что вывод суда первой инстанции о виновности Позднякова, Спирина и Шевченко в совершении преступных действий, вмененных им по приговору, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности проверенных и должным образом оцененных в судебном заседании допустимых доказательств, достоверность которых сомнений не вызывает.

Так, обстоятельства совершения Шевченко, Поздняковым и Спириным преступных действий, изложенных в описательной части приговора, достоверно и полно установлены подробными и последовательными показаниями потерпевшего Лаптова, показаниями свидетелей ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, которым со слов потерпевших стало известно о разбойном нападении на него Позднякова, Спирина и Шевченко 25 октября 2010 года, а также показаниями самих осужденных, данных на предварительном следствии и в суде в присутствии их адвокатов, другими исследованными в суде доказательствами.

При этом суд обоснованно указал в приговоре, что указанные показания потерпевшего и свидетелей последовательны, согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу. Поэтому доводы кассационных жалоб осужденных Позднякова и Шевченко и защитника последнего – адвоката Столбоушкиной В.И., направленные к иной оценке указанных показаний потерпевших и свидетелей, не ставят под сомнение их достоверность.

Доводы защитника осужденного Шевченко относительно несогласия с квалификацией его действий были известны суду первой инстанции и получили в приговоре суда надлежащую оценку, не вызывающую сомнений в своей обоснованности.

Гарнизонным судом достоверно установлено и не оспаривается в кассационной жалобе, что Шевченко осознавал, что, проникая в квартиру Лаптова без его согласия и против его воли с целью хищения денежных средств потерпевшего, он действует незаконно. Проникнув в чужую квартиру, Шевченко присоединился к напавшим на потерпевшего Спирину и Позднякову с целью хищения его денежных средств, нанес Лаптову два удара в висок и потребовал отдать деньги, а также поддержал действия Спирина, угрожавшего Лаптову ножом и душившего его хоккейной клюшкой.

Поэтому вопреки указанному доводу преступные действия Шевченко в отношении потерпевшего Лаптова гарнизонным судом правильно расценены как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище и квалифицированы по ч.3 ст.162 УК РФ. Оснований для переквалификаций действий осужденного не имеется.

Ссылки адвоката Столбоушкиной В.И. на то, что её подзащитный только два раза ударил потерпевшего, высказал требование о передаче денежных средств для Спирина и не принимал участия в действиях последнего, угрожавшего потерпевшему ножом и душившего его хоккейной клюшкой, несостоятельны. Как это правильно установил и указал в приговоре суд первой инстанции, Шевченко и остальные осужденные незаконно проникнув в квартиру потерпевшего и, напав на него, действовали согласованно, поддерживали друг друга и совместными действиями добились достижения единой преступной цели. Поэтому ссылка адвоката на то, что по заключению судебно-медицинского эксперта телесных повреждений у потерпевшего от действий Шевченко не установлено, обоснованность квалификации его действий под сомнение не ставит, поскольку умыслом осужденного охватывались все совместные со Спириным и Поздняковым действия.

Вопреки утверждению адвоката Столбоушкиной В.И. протокол допроса Спирина со сделанной им собственноручно записью об осведомленности Шевченко о незаконном проникновении в квартиру потерпевшего, обоснованно признан судом допустимым доказательством и в совокупности с другими доказательствами по делу положен в основу приговора. Нарушений процессуального закона при получении в присутствии его защитника данных показаний Спирина по делу не установлено, и вопреки утверждению адвоката он имеет право собственноручно изложить свои показания, сделать дополнения и замечания к протоколу.

Доводы Позднякова в кассационной жалобе о том, что он не видел, как Спирин брал нож, и по его требованию последний убрал нож от шеи потерпевшего, несостоятельны и правильность квалификации его действий судом первой инстанции под сомнение не ставят. Как уже указано, совместность и согласованность действий Позднякова и Спирина, незаконно проникнувших в квартиру Лаптова, напавших на него с целью хищения денег и поддерживавших друг друга в ходе последовательного достижения единой преступной цели, установлены всей совокупностью доказательств по делу, в том числе и его признательными показаниями в судебном заседании. Ссылка осужденного на то, что показания в суде он изменил по просьбе Спирина, также несостоятельна, поскольку эти показания получены в присутствии его адвоката, согласуются с другими доказательствами по делу, а поэтому обоснованно признаны судом достоверными и положены в основу приговора.

Ссылка Позднякова на то, что мотивом вымогательства им денег у Лаптова послужили нецензурные высказывания потерпевшего в адрес его матери и испытываемая к нему неприязнь, также несостоятельна и на квалификацию его действий не влияет, поскольку не ставит под сомнение наличие бесспорно установленной корыстной цели его преступный действий.

Действия Позднякова 3, 5, 16, 24 и 25 октября 2010 года по ч.1 ст.163 УК РФ; пп. «а», «в» ч.2 ст.163 УК РФ; п. «а» ч.2 ст.163 УК РФ; ч.3 ст.162 УК РФ и ч.1 ст.158 УК РФ, соответственно, судом квалифицированы правильно и оснований к переквалификации не имеется.

При назначении осужденным наказания суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные об их личности и смягчающие наказание обстоятельства. Оснований считать назначенное каждому из осужденных, как за отдельные преступления, так и по совокупности содеянного, наказание несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, не имеется.

При этом за совершение указанного преступления в отношении Лаптова Шевченко назначено минимальное наказание, а Позднякову близкое к минимальному наказанию, предусмотренному ч.3 ст.162 УК РФ.

Оснований для смягчения назначенного Позднякову и Шевченко наказания, в том числе за счет применения к ним условного осуждения, из материалов дела, в том числе с учетом доводов кассационных жалоб, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.377, п.1 ч.1 ст.378 и ст.388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор 35 гарнизонного военного суда от 31 марта 2011 года в отношении Позднякова Максима Вадимовича, Спирина Александра Вадимовича и Шевченко Ивана Сергеевича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Позднякова М.В., Шевченко И.С. и защитника последнего – адвоката Столбоушкиной В.И. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Подсудимые:

Поздняков М.В. (подробнее)
Спирин А.В. (подробнее)
Шевченко И.С. (подробнее)

Судьи дела:

Калешев Алексей Евгеньевич (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

По кражам
Судебная практика по применению нормы ст. 158 УК РФ

Разбой
Судебная практика по применению нормы ст. 162 УК РФ

По грабежам
Судебная практика по применению нормы ст. 161 УК РФ

По вымогательству
Судебная практика по применению нормы ст. 163 УК РФ

Соучастие, предварительный сговор
Судебная практика по применению норм ст. 34, 35 УК РФ