Решение № 2-1710/2016 2-1710/2016~М-909/2016 М-909/2016 от 2 июня 2016 г. по делу № 2-1710/2016

Свердловский районный суд г. Костромы (Костромская область) - Гражданское
Суть спора: 2.035 - Споры, возникающие из трудовых правоотношений -> Дела о восстановлении на работе, государственной... -> иные споры по делам о восстановлении на работе, государственной (муниципальной) службе

Дело № 2-1710/2016


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

02 июня 2016 года

Свердловский районный суд города Костромы в составе:

судьи Шуваловой И.В.,

с участием помощника прокурора Юденковой Ю.В.,

при секретаре Белковой А.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С.Е.В. к УМВД России по Костромской области о признании незаконным приказа об увольнении и восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, предоставлении ежегодного отпуска и дней отдыха за сверхурочную работу, изменении оснований увольнения и взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:


С.Е.В. обратился в суд с указанным иском, свои требования мотивировал тем, что приказом № от <дата> он был принят на службу в органы внутренних дел. <дата> приказом ответчика № контракт с истцом был расторгнут на основании п.9 ч.3ст.82 (в связи с совершением проступка порочащего честь сотрудника органов внутренних дел) Федерального закона РФ от 30.11.2011 года № 342 ФЗ «О службе в органах внутренних дел российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». С данным приказом истец не согласен по следующим основаниям. У ответчика отсутствуют доказательства нахождения истца на службе в состоянии алкогольного опьянения. Ответчиком допущены нарушения процедуры его увольнения со службы, выразившиеся в неознакомлении истца с приказом о назначении служебной проверки и ее результатами. До окончания служебной проверки и вынесения приказа об увольнении ответчик был уведомлен о наличии у истца заболевания полученного в период службы с заключением о негодности к службе, с предоставлением освобождения от нее. На дату увольнения истец не был освобожден от исполнения служебных обязанностей до дня исключения из списков личного состава органов внутренних дел. Согласно графика предоставления отпусков утвержденного ответчиком, в августе 2015 года истцу должен был быть предоставлен очередной отпуск за 2014 -2015 год, однако несмотря на неоднократные обращения, отпуск предоставлен не был. Истец полагает, что работодатель обязан был предоставить ему оплачиваемый отпуск в любое удобное для него время, с учетом поданных рапортов о предоставлении отпуска. Совершение проступка, не может рассматриваться как основание лишения права на отпуск. Кроме того, при увольнении ответчик лишил истца права на компенсацию за выполнение служебных обязанностей сверх установленной продолжительности рабочего времени в 140 часов включая 8 часов ночного времени.

Согласно ст.37 (часть 5) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на отдых; работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.

Механизм реализации конституционного права на отдых, в том числе условия и порядок предоставления оплачиваемого ежегодного отпуска, закреплен в Трудовом кодексе Российской Федерации. Согласно его статьям 114, 122 и 123 ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка предоставляются работнику ежегодно в соответствии с утверждаемым работодателем графиком отпусков, являющимся обязательным как для работодателя, так и для работника. Такой порядок выступает дополнительной гарантией реализации названного конституционного права. Особый порядок реализации права на отпуск при увольнении работника, установленный частью первой статьи 127 ТК РФ, является исключением из данного общего правила. Данная норма, рассматриваемая во взаимосвязи с другими нормами, содержащимися в указанных статьях Трудового кодекса Российской Федерации, представляет собой специальную гарантию, обеспечивающую реализацию конституционного права на отдых для тех работников, которые прекращают трудовые отношения по собственному желанию или по инициативе работодателя и по различным причинам на момент увольнения своевременно не воспользовались своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск. Необходимо учитывать, что в соответствии с ч.2 ст.127 ТК РФ работодатель по письменному заявлению работника предоставляет ему неиспользованные отпуска с последующим увольнением. Между тем, ответчик намеренно лишил истца права на использование отпуска. По мнению ответчика, основанием отказа в предоставлении отпуска в натуре послужила служебная проверка. Согласно приказа, истец уволен из органов внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел на основании заключения служебной проверки, с приказом о назначении которой и ее результатами он в установленном порядке ознакомлен не был. Уполномоченный руководитель обязан в течение трех рабочих дней ознакомить сотрудника органов внутренних дел под расписку с приказом о наложении на него дисциплинарного взыскания. В указанный срок не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке, а также время, необходимое для прибытия сотрудника к месту ознакомления с приказом о наложении на него дисциплинарного взыскания или для доставки указанного приказа к месту службы сотрудника (ч.11 ст.51 Федерального закона от 07.02.2011 года № 3-ФЗ «О полиции»). С приказом о наложении дисциплинарного взыскания истец не был ознакомлен. В соответствии с п.53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в силу статьи 46 (часть 1) Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Согласно приказа начальника УМВД по Костромской области №, истец уволен за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, выразившегося в нарушении требований п.4 ст.7 Федерального закона «О полиции», а именно в управлении <дата> личной автомашиной в состоянии алкогольного опьянения, создании угрозы жизни, здоровью и безопасности граждан, в результате чего было подорвано общественное доверие к нему, как к сотруднику полиции, и нанесен значительный ущерб авторитету органов внутренних дел в целом, уволен со службы в органах внутренних дел РФ по п.9 ч.3 ст.82 Закона (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел). Ответчиком не был соблюден предусмотренный законодательством порядок применения дисциплинарного взыскания <дата>, поскольку на указанную дату истец был отстранен от службы по состоянию здоровья, о чем ответчику было известно. Кроме того, на указанную дату <дата> его право на отдых не было реализовано. За выплатой компенсации в денежной форме, в период прохождения службы, за работу сверх установленной нормы он не обращался. Ответчик должен был предоставить не только основной отпуск, но и дни дополнительного отдыха за переработанное время согласно ст. 53 Закона, п. 15 Порядка привлечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации дополнительных дней отдыха, утвержденного приказом МВД России от 19.10.2012 года № 961, п.56 Порядка обеспечения денежным довольствием сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 31.01.2013 года № 65. В момент совершения вменяемого правонарушения <дата> истец служебные обязанности не исполнял. Правовой нормы, запрещающей употребление спиртных напитков сотрудникам УВД, в действующем законодательстве нет. Степень его опьянения была незначительной. Работодатель (ответчик) имел возможность применения к истцу более мягкого дисциплинарного наказания. При увольнении истцу стало известно о выдаче компенсации за отпуск. В отпуске отказано. Согласно ст.56 ФЗ № 342 (в редакции от 05.10.2015): п. 12. Предоставление сотруднику органов внутренних дел отпуска, соединение или разделение отпусков, продление или перенос отпуска, замена части отпуска денежной компенсацией и отзыв сотрудника из отпуска оформляются приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. П.3 ст.57 342-Ф3 «Сотруднику органов внутренних дел, не реализовавшему свое право на основной отпуск в определенный графиком срок, отпуск должен быть предоставлен в удобное для него время до окончания текущего года либо в течение следующего года". Таким образом, даже в случае увольнения по инициативе работодателя в законном порядке на указанную дату <дата> истец не мог быть уволен, поскольку должен был быть в утвержденном отпуске, от которого он не отказывался, а, напротив, настаивал. Также, в силу ч.8 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011г. № 342-Ф3 при наличии одновременно нескольких оснований прекращения или расторжения контракта, предусмотренных ч. 1, п. п. 1, 3, 4, 8, 9, 11, 12 и 16 ч. 2 и п. п. 1 и 3 ч. 3 настоящей статьи, контракт прекращается или расторгается по одному из этих оснований по выбору сотрудника органов внутренних дел. Довод ответчика о том, что у него отсутствовала обязанность по рассмотрению альтернативного варианта увольнения истца по основанию, предусмотренному ст.82 п.3. «Контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел: в связи с болезнью - на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел» - не аргументирован законом. Истец имел право на выходное пособие при увольнении со службы по состоянию здоровья, однако из-за намеренных действий ответчика в праве на эти выплаты он был лишен. Согласно ст. 82 п.9 ФЗ №342 «В случае выявления нарушений законодательства Российской Федерации, допущенных при принятии решения о прекращении (расторжении) контракта, или в случае выявления (возникновения) новых обстоятельств, связанных с прекращением или расторжением контракта, основание, по которому с сотрудником органов внутренних дел был прекращен или расторгнут контракт, может быть изменено приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. 10. Расторжение контракта по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 2 и пунктом части 3 настоящей статьи, осуществляется в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии.»

На работодателя законом не возлагается обязанность рассматривать рапорт сотрудника об увольнении по собственной инициативе и удовлетворять его при наличии фактов, дающих основания для его увольнения по другим основаниям, в частности в связи с грубым нарушением служебной дисциплины. В случае истца увольнение по состоянию здоровья, это не его рапорт по собственному желанию, а обязанность расторжения с ним контракта по инициативе работодателя в силу закона.

В связи с изложенным С.Е.В. просил признать незаконным приказ о его увольнении и восстановить его на службе; взыскать с ответчика денежное довольствие за время вынужденного прогула; признать за ним право на отпуск в натуре; обязать ответчика предоставить ему дни отдыха за 140 часов сверхурочного времени работы с выплатой денежной компенсации; признать его право на увольнение по состоянию здоровья с момента выхода из отпуска; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере ... рублей.

В ходе рассмотрения дела С.Е.В.., его представитель на основании доверенности Малеева А.Н. исковые требования уточняли, в окончательном варианте просили признать незаконным приказ об увольнении и восстановить истца на службе; взыскать с ответчика денежное довольствие за время вынужденного прогула; признать за истцом право на отпуск и обязать ответчика предоставить ему ежегодный отпуск; обязать ответчика предоставить истцу 17 дней отдыха за 140 часов сверхурочного времени работы; уволить истца по п.1 ч.3 ст.82 ФЗ № 342 с момента выхода из отпуска; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере ... рублей.

В судебном заседании С.Е.В. не участвовал, его представитель на основании доверенности Малеева А.Н. исковые требования с учетом их уточнения поддержала в полном объеме. В предыдущем судебном заседании С.Е.В. исковые требования также поддержал, дополнительно пояснил, что в ночь с пятницы на субботу <дата> находился в .... После ссоры с женой почувствовал себя плохо, супруга дала выпить настойку боярышника, корвалол и какие-то таблетки. Не почувствовав улучшения С.Е.В. решил поехать в город для обращения в больницу. По пути вспомнил, что нет с собой документов и поехал домой за документами. При движении по мосту через р.Волгу попал в ДТП. Сотрудники ГИБДД предложили пройти освидетельствование на состояние опьянения. Прибор показал какой-то результат. После оформления сотрудниками ДПС всех документов С.Е.В. поехал домой. После бригадой скорой медицинской помощи был госпитализирован в областную больницу, где в тот же день была сделана операция на сердце. После операции пролежал в больнице дней десять. Потом на 20 дней был направлен в санаторий «...». После санатория продолжал находиться на больничном листе сначала с сотрясением головного мозга, потом с ранением в результате неосторожного обращения с огнестрельным оружием. В период нахождения на больничных листах неоднократно направлял заявления о предоставлении отпуска, в чем было отказано. Кроме того, в этот период прошел ВВК, был признан негодным к военной службе, и, когда вышел с больничного <дата>., устно уведомил о заключении ВВК начальника штаба ФИО12 В связи с этим полагает, что должен быть уволен по состоянию здоровья.

Представитель истца Малеева А.Н. пояснила, что считает увольнение незаконным по следующим основаниям. Вся служебная проверка проходила с нарушениями: истец не бы ознакомлен с приказом о назначении проверки, с заключением по проверке. В ходе служебной проверки сведения об истце были распространены третьим лицам- сотрудникам госпиталя МВД. А именно: были разглашены сведения о том, что С.Е.В. является сотрудником МВД, о том, что на момент совершения проступка он был в состоянии алкогольного опьянения, то, что он совершил правонарушение, были разглашены сведения из служебной характеристики, размер заработной платы и сведения о поощрениях. Примененную к истцу меру дисциплинарной ответственности полагает чрезмерной, поскольку степень опьянения С.Е.В. было не очень большой. Кроме того, С.Е.В. был уволен, не отгуляв положенного ему ежегодного отпуска, что также является основанием для признания увольнения незаконным. Полагает, что в течение двух часов <дата>. с момента выхода С.Е.В. на службу и до момента издания приказа об увольнении, у ответчика имелась возможность издать приказ о предоставлении С.Е.В. ежегодного отпуска с <дата> с присоединением к данному отпуску дней отгулов за сверхурочную работу. Пояснила также, что с рапортом об увольнении по состоянию здоровья С.Е.В. не обращался, также истец до увольнения не подавал рапорта о предоставлении дней отгулов за переработку, поскольку полагал, что эти дни будут автоматически присоединены к основному отпуску. Рапорт о предоставлении ежегодного отпуска с <дата>. С.Е.В. также не подавал, т.к. полагал, что это и так понятно с учетом ранее поданных рапортов. Компенсацию морального вреда просит взыскать за нарушение трудовых прав истца и за разглашение в отношение истца сведений личного характера.

Представитель ответчика на основании доверенности Бебяков П.С. исковые требования не признал, суду пояснил, что в ходе проведения служебной проверки в действиях С.Е.В. было установлено нарушение служебной дисциплины, совершение им проступка порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, выразившегося в управлении автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, в несоблюдении принятых на себя обязательств нравственного характера, допущении поступка, вызывающего сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящего ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти. По результатам служебной проверки начальником УМВД России по Костромской области было принято решение о наложении на С.Е.В. дисциплинарного взыскания - увольнение из органов внутренних дел. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 82 Федерального закона о службе, в случае совершения сотрудником проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел. Таким образом, проведение служебной проверки полностью соответствовала предъявляемым требованиям, приказ о наложении дисциплинарного взыскания издан в полном соответствии с законодательством, нарушения прав и законных интересов истца не имеется. УМВД России по Костромской области в полной мере соблюден порядок увольнения С.Е.В. со службы, который установлен приказом МВД России от 30.11.2012 г. № 1065, а именно: подготовлено представление к увольнению, проведена беседа с сотрудником, сотрудник ознакомлен с приказом или выпиской из приказа об увольнении, выдана под расписку трудовая книжка, произведен с сотрудником окончательный расчет. Каких-либо доказательств нарушения ответчиком норм, регламентирующих порядок увольнения, истцом не представлено. Оснований для предоставления перед увольнением основного отпуска у работодателя в силу ч.11 ст. 56 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ не имелось, при этом С.Е.В. была выплачена денежная компенсация за неиспользованный отпуск пропорционально отработанному времени. С рапортом о предоставлении дополнительных дней отдыха за работы сверх установленного времени, либо денежной компенсации С.Е.В. в течении 2015 г. обращался один раз (<дата> о предоставлении отгула на <дата>. по семейным обстоятельствам). Иных рапортов о предоставлении дней отдыха, либо денежной компенсации за отработанное время, истцом в 2015 году не предоставлялось, свое право на компенсацию (дни отдыха, либо денежную компенсацию) за отработанное время сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные истец так же не использовал, следовательно говорить о нарушении УМВД России по Костромской области прав истца на указанную компенсацию оснований не имеется.

Выслушав стороны, допросив свидетелей изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшей исковые требования подлежащими отклонению в полном объеме, суд приходит к следующему.

Правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, а также определением правового положения (статуса) сотрудника органов внутренних дел регулируются Федеральным законом от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ), Федеральным законом от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», другими федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Сотрудник полиции в соответствии с ч. 4 ст. 7 Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции.

Согласно положениям ст.13 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ, предусматривающим требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятие решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти.

В соответствии с ч.1 ст.49 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Согласно п.6 ч.1 ст.50 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины может налагаться дисциплинарное взыскание в виде увольнения со службы в органах внутренних дел по соответствующим основаниям. Порядок и сроки применения дисциплинарных взысканий установлены статьей 51 названного Федерального закона.

При необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка проводится служебная проверка по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии с Порядком проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации, утв. Приказом МВД России от 26 марта 2013 года № 161.

В силу п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел - увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Из содержания приведенных норм следует, что в случае совершения сотрудником органов внутренних дел проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, он подлежит увольнению, а контракт с ним - расторжению.

Под проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел, следует понимать проступок, который порочит честь и достоинство сотрудника полиции, наносит урон престижу, авторитету, доброму имени высокому званию сотрудника полиции, свидетельствует о низком морально-нравственном облике истца, как сотрудника полиции, способного пренебречь предписаниями закона и нормативно-правовых актов, соблюдение которых является его обязанностью.

Возможность увольнения со службы сотрудника органов внутренних дел, более не отвечающего указанным требованиям, предопределена необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества и способными надлежащим образом выполнять принятые ими на себя обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности и правопорядка.

Как следует из материалов дела на основании приказа от <дата>. № л/с С.Е.В. с <дата>. проходил службу в УМВД России по Костромской области, перед увольнением- в должности ... (л.д.128).

В период с <дата> по <дата> инспекцией по личному составу УРЛС УМВД России по Костромской области в отношение С.Е.В. была проведена служебная проверка по результатам которой установлено следующее. <дата> в ... час.... мин. в г. Костроме на мосту через р. Волгу ... С.Е.В.., управляя автомобилем ..., г.р.н. ... совершил наезд на автомобиль ..., г/н ..., чем причинил материальный ущерб. Сотрудниками ДПС в ходе оформления материала по ДТП у С.Е.В.. были выявлены признаки алкогольного опьянения. По результатам освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с использование алкотестера у С.Е.В.., было установлено состояние алкогольного опьянения. Показания прибора составили – ... мг/л. в выдыхаемом воздухе. В отношении С.Е.В. сотрудниками ДПС был составлен протокол об административном правонарушении по ч.1 ст.12.8 (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Постановлением Мирового судьи судебного участка №14 Димитровского судебного района г.Костромы от 16 июля 2015 года С.Е.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере ... рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 01 год 06 месяцев. Указанное постановление вступило в законную силу.

В ходе проведения служебной проверки от С.Е.В. было истребовано объяснение, в котором он пояснил, что в ночь с <дата> на <дата> служебные обязанности не исполнял. Вечером <дата> вместе с семьей находился в <адрес>. В тот вечер алкогольных напитков не употреблял, так как вообще не употребляет алкоголь в связи с заболеванием сердца и рекомендацией врача. Вечером того дня после ссоры с женой почувствовал себя плохо, а именно болело сердце, жгло в груди и стал задыхаться. Супруга дала выпить настойку боярышника, корвалол и какие-то таблетки. Не почувствовав улучшения С.Е.В. решил обратиться в больницу. Для этого С.Е.В. сел за руль своего автомобиля ..., г/н ... и поехал в Кострому. По пути вспомнил, что при себе не имеет документов (паспорт, служебное удостоверение) и решил заехать в адрес проживания <адрес>. При движении по автопешеходному мосту через р.Волгу увидел автомобиль ..., стоящий на его полосе с выключенными габаритными огнями, без включенной аварийной сигнализации и знака аварийной остановки. Избежать наезда не удалось, в результате произошло ДТП. Разбор ДТП происходил на посту ДПС «Пантусово», где сотрудники ДПС предложили С.Е.В. пройти освидетельствование на состояние опьянения с использованием «Алкотестера». С.Е.В. сообщил сотрудникам ДПС, что принимал лекарства, а после прошел освидетельствование. Прибор показал какой-то результат, сколько С.Е.В. не помнит. После оформления сотрудниками ДПС всех документов С.Е.В. поехал домой. О том, что является сотрудником ОВД, сотрудников ДПС С.Е.В. проинформировал, а также утром <дата> доложил ... ФИО13 и ... ФИО14. После бригадой скорой медицинской помощи был госпитализирован в областную больницу, где в тот же день была сделана операция на сердце.

По результатам служебной проверки рекомендовано за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, выразившегося в неисполнении требования Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утв. Постановлением ВС РФ от 23 декабря 1992 г. № 4202-1, пунктов 1,12 ч.1 ст.12, п.2 ч.1 ст.13 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на капитана внутренней службы Сороко Е.В., зачисленного в распоряжение УМВД России по Костромской области, наложить дисциплинарное взыскание - увольнение со службы в органах внутренних дел (л.д.64).

Приказом ВРИО начальника УМВД России по Костромской области от <дата>. № за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел С.Е.В. привлечен к крайней мере дисциплинарного взыскания- увольнению со службы в органах внутренних дел. С приказом С.Е.В. ознакомлен <дата>. (л.д. 92).

После ознакомления с приказом о привлечении к дисциплинарной ответственности с С.Е.В.. <дата>. была проведена беседа (л.д.20), вынесено представление к увольнению из органов внутренних дел (л.д.22), с которым С.Е.В. ознакомлен.

Приказом Врио начальника УМВД России по Костромской области от <дата>. № ... С.Е.В. уволен со службы в органах внутренних дел по п.9 ч.3 ст.82 (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел)- л.д.68. С приказом С.Е.В. ознакомлен лично (л.д.25).

Довод представителя истца о том, что служебная проверка, проведенная в отношении С.Е.В. является незаконной, поскольку истца не ознакомили с приказом о назначении проверки, а также с её результатами, является несостоятельным по следующим основаниям.

В соответствии с п.5 Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации, утв. Приказом МВД России от 26.03.2013 г. № 161 служебная проверка проводится по решению заместителя руководителя (начальника) территориального органа МВД России на окружном, межрегиональном или региональном уровнях, руководителя (начальника) структурного подразделения территориального органа МВД России на окружном, региональном уровнях, в составе которого имеется кадровое подразделение, в отношении сотрудника органов внутренних дел, подчиненного ему по службе.

Пунктом 15 Порядка установлено, что решение о проведении служебной проверки должно быть принято не позднее двух недель с момента получения соответствующим руководителем (начальником) информации, являющейся основанием для ее проведения.

При этом поручение сотруднику о проведении служебной проверки оформляется в виде резолюции на свободном от текста месте документа, содержащем сведения о наличии основания для ее проведения (пункт 14 Порядка).

Данные требования ответчиком были соблюдены. Как предусматривается п.24 Порядка, только при проведении служебной проверки комиссией служебная проверка назначается путем издания приказа по органу, организации или подразделению МВД России. В связи с этим доводы представителя истца об обязательности издания приказа о проведении служебной проверки не основаны на нормах действующего законодательства.

В соответствии с подп. «в» п. 2 ч. 6 ст. 52 Федерального закона от 30 ноября 2011г. № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел, в отношении которого проводится служебная проверка, имеет право ознакомиться с заключением по результатам служебной проверки, если это не противоречит требованиям неразглашения сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну.

В силу п. 30.15 Порядка проведения служебной проверки, сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную проверку, обязан ознакомить сотрудника, в отношении которого проведена служебная проверка, в случае его обращения, оформленного в письменном виде, с заключением по ее результатам.

Между тем из материалов дела видно, что С.Е.В. не воспользовался своим правом и не обращался к руководству УМВД России по Костромской области с письменным заявлением или ходатайством об ознакомлении с результатами служебной проверки и заключением.

Не является основанием для признания служебной проверки незаконной и довод о том, что сотрудником УМВД ФИО15 проводившим служебную проверку, были разглашены третьим лицам личные данные С.Е.В.., а именно: сведения о том, что С.Е.В. является сотрудником МВД, о том, что на момент совершения проступка он был в состоянии алкогольного опьянения, то что о совершил правонарушение, были разглашены сведения из служебной характеристики, размер заработной платы и сведения о поощрениях.

Сотрудникам, участвующим (участвовавшим) в проведении служебной проверки, запрещается разглашать любую выявленную или ставшую известной в ходе проведения служебной проверки информацию, относящуюся прямо или косвенно к сотрудникам, в отношении которых проводилась служебная проверка (п. 10).

Как пояснил допрошенный в качестве свидетеля ФИО16 в ходе проведения проверки в связи с необходимостью составления и подписания акта об отказе в предоставлении письменного объяснения им были приглашены в качестве понятых лечащий врач С.Е.В.- ФИО17 и медсестра ФИО18 Данным лицам он разъяснил, что в отношении С.Е.В. проводится служебная проверка в связи с совершением последнего проступка в состоянии алкогольного опьянения, порочащего честь и достоинство сотрудника полиции, от дачи письменных объяснений С.Е.В. отказывается, что и должны подтвердить своей подписью в акте понятые. Никаких иных личных данных, в том числе о размере заработной платы, о поощрениях, сведения из служебной характеристики им не разглашались. Материалы служебной проверки для ознакомления сотрудникам больницы свидетель не передавал, личного дела С.Е.В. у него с собой не было.

Аналогичные пояснения дали допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей ФИО19., ФИО20

Согласно п. 30.9 Порядка сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную проверку, обязан предложить сотруднику, в отношении которого проводится служебная проверка, дать объяснение в письменном виде по существу вопроса на имя соответствующего руководителя (начальника). В случае если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение сотрудником, в отношении которого проводится служебная проверка, не представлено либо в случае его отказа от дачи письменных объяснений - составить в установленном порядке соответствующий акт, подписанный не менее чем тремя сотрудниками.

Таким образом установлено, что сообщение ФИО21 сотрудникам госпиталя МВД ФИО22., ФИО23. об основаниях проведения служебной проверки в отношении истца было осуществлено не с целью разгласить данные личного характера в отношении С.Е.В.., а с целью исполнить предусмотренную законом обязанность по составлению акта, при условии отказа истца от дачи объяснений в ходе проведения служебной проверки. Доказательств обратного стороной истца не представлено. В связи с этим требования С.Е.В. о взыскании компенсации морального вреда за разглашение в отношении него сведений личного характера удовлетворению не подлежат.

Таким образом, нарушений проведения служебной проверки в отношении С.Е.В. судом в ходе рассмотрения дела не установлено.

Оспаривая законность приказа об увольнении представитель С.Е.В. поясняет, что истец был лишен возможности использовать свое право на ежегодный отпуск, получение компенсации за проезд к месту отдыха, дней отдыха за сверхурочную работу, а также на продление выслуги на период военной службы. Кроме того, истец был уведомлен о наличии оснований для увольнения С.Е.В. по состоянию здоровья по основаниям, предусмотренным п.1 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3, однако злоупотребил своим правом, уволив истца по основаниям п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3.

Оценивая данные доводы, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч.3 ст.57 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ сотруднику органов внутренних дел, не реализовавшему свое право на основной отпуск в определенный графиком срок, отпуск должен быть предоставлен в удобное для него время до окончания текущего года либо в течение следующего года.

Как следует из материалов дела с рапортами о предоставлении отпуска за 2015 год С.Е.В. обращался <дата>. (л.д.46) и <дата>.(л.д.47).

Согласно резолюции ... ФИО24., а также письма Врио начальника УМВД России по Костромской области от <дата>. вопрос о предоставлении истцу отпуска будет рассмотрен после выхода на службу и предоставления документов о закрытии листа о временной нетрудоспособности.

Как установлено в ходе рассмотрения дела по выходу на службу после закрытия листа временной нетрудоспособности <дата> в отношении С.Е.В. был издан приказ об увольнении по основаниям, предусмотренным п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ.

Как пояснила представитель истца с момента выхода на службу <дата>. и до момента увольнения С.Е.В. с рапортом о предоставлении ему отпуска с <дата>. не обращался, полагая, что работодателю это и так должно быть понятно.

Между тем, согласно ч. 11 ст.56 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ сотруднику органов внутренних дел, увольняемому со службы в органах внутренних дел по основанию, предусмотренному частью 1, пунктом 1, 2, 3, 4, 8, 9, 11, 13, 16, 17, 18, 19 или 21 части 2 либо пунктом 6, 11 или 12 части 3 статьи 82 настоящего Федерального закона, по его желанию предоставляются предусмотренные законодательством Российской Федерации отпуска.

Поскольку С.Е.В. был уволен из органов внутренних дел по иному основанию, не указанному в ч.11 ст.56, то его желание на предоставление отпуска при увольнении работодателем правомерно учтено не было.

При этом истцом не оспаривалось, что в соответствии с нормами ч.11 ст.3 Федерального закона от 19.07.2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», п.101 Порядка обеспечения денежным довольствием сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утв. приказом МВД России от 31.01.2013 г. № 65 С.Е.В. была выплачена денежная компенсация за 2015 год пропорционально периоду службы в год увольнения. Таким образом, нарушений трудовых прав С.Е.В. ответчиком допущено не было.

В соответствии с п.6 и 10 статьи 53 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел в случае необходимости может привлекаться к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел. В этом случае сотруднику предоставляется компенсация в виде отдыха соответствующей продолжительности в другие дни недели. В случае, если предоставление такого отдыха в данный период невозможно, время выполнения служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни суммируется и сотруднику предоставляются дополнительные дни отдыха соответствующей продолжительности, которые по его желанию могут быть присоединены к ежегодному оплачиваемому отпуску. По просьбе сотрудника вместо предоставления дополнительных дней отдыха ему может быть выплачена денежная компенсация.

Согласно п.15, 16, 18 Приказа МВД России от 19.10.2012 г. № 961 «Об утверждении Порядка привлечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации дополнительных дней отдыха», предоставление дополнительного времени отдыха или дополнительных дней отдыха за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни на основании рапорта сотрудника, согласованного с непосредственным руководителем (начальником). Рапорт с резолюцией руководителя (начальника) доводится до сведения сотрудника и передается ответственному за ведение табеля. По просьбе сотрудника вместо предоставления дополнительных дней отдыха ему может быть выплачена денежная компенсация.

Из изложенного следует, что для получения дней отдыха либо денежной компенсации за работу сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни работником должен быть подан соответствующий рапорт в письменном виде.

Ответчиком не оспаривалось, что согласно табеля учета служебного времени сотрудников Штаба УМВД России по Костромской области по состоянию на день увольнения у С.Е.В. количество часов подлежащих компенсации составляет 140 часов. При этом, как пояснил представитель ответчика уже на январь 2015г. количество часов, подлежащих компенсации за сверхурочную работу составляло 117 часов. Однако как следует из пояснений представителя истца и из материалов дела (л.д.85) с рапортом о предоставлении отгулов за переработанное время С.Е.В. в 2015г. обращался один раз, просил предоставить день отгула <дата>. Иных рапортов на день увольнения С.Е.В. не подавал, в связи с чем у работодателя не имелось основания до его увольнения предоставить истцу дополнительные дни отдыха. Требований о взыскании компенсации С.Е.В. не заявлено.

Таким образом, нарушений при увольнении в связи с непредоставлением ответчиком ежегодного отпуска и дополнительных дней отдыха судом не установлено.

Довод представителя истца о том, что у УМВД России по Костромской области имелись основания для увольнения С.Е.В. по основаниям, предусмотренным п.1 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011г. № 342-ФЗ основан на неправильном толковании норм права в связи с чем не может являться основанием для удовлетворения исковых требований.

В силу ч. 8 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011г. № 342-ФЗ при наличии одновременно нескольких оснований прекращения или расторжения контракта, предусмотренных ч. 1, п. п. 1, 3, 4, 8, 9, 11, 12 и 16 ч. 2 и п. п. 1 и 3 ч. 3 настоящей статьи, контракт прекращается или расторгается по одному из этих оснований по выбору сотрудника органов внутренних дел.

Таким образом право выбора основания увольнения при наличии основания увольнения «в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел» (п. 9 ч.3 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011г. № 342-ФЗ) сотруднику органов внутренних дел законом не предоставлено, а у ответчика отсутствовала обязанность по рассмотрению альтернативного варианта увольнения истца по выбранному им основанию (в связи с болезнью), поскольку к моменту решения вопроса об увольнении С.Е.В. служебная проверка была проведена, утверждены ее результаты, кроме того, с рапортом об увольнении по состоянию здоровья С.Е.В. к работодателю не обращался.

Ссылка истца на то, что к нему были применены чрезмерные меры взыскания, не могут служить основанием для отмены приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности и об увольнении, поскольку п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3 предусматривает обязательное и безусловное расторжение контракта о прохождении службы в органах внутренних дел с сотрудником, совершившим порочащий проступок. Это положение введено федеральным законодателем в качестве особого дисквалифицирующего препятствия для занятия должностей в органах внутренних дел, сопряженного с повышенными репутационными требованиями к сотрудникам органов внутренних дел как носителям публичной власти, что обусловлено возложенной на них обязанностью по применению в необходимых случаях мер государственного принуждения и ответственностью, с которой связано осуществление ими своих полномочий. В таких случаях увольнение осуществляется в силу закона как следующее самому факту совершения сотрудником полиции порочащего его честь проступка.

Конституционным Судом РФ в постановлении от 6 июня 1995 г. № 7-П разъяснено, что служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц.

Из содержания приведенных норм с учетом позиции Конституционного Суда РФ следует, что в случае совершения сотрудником органов внутренних дел проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, он подлежит безусловному увольнению, а контракт с ним - расторжению. Применение других мер ответственности в данном случае невозможно, поскольку закон не предоставляет руководителю органа внутренних дел права избрания для такого сотрудника иной более мягкой меры ответственности, чем увольнение из органов внутренних дел. Возможность увольнения сотрудников органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, обусловлена особым правовым статусом указанных лиц.

Таким образом, правовых оснований для признания незаконными приказов от <дата> о привлечении к дисциплинарной ответственности № и о расторжении контракта и увольнении №, у суда не имеется.

Поскольку суд не находит оснований для удовлетворения основного требования истца о восстановлении на службе в органах внутренних дел, подлежат отклонению и производные требования о взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В связи с тем, что С.Е.В. уволен со службы в органах внутренних дел с <дата> и оснований для его восстановления на службе не имеется, требования о предоставлении ему ежегодного отпуска, дней отдыха за сверхурочную работу и увольнении по основаниям, предусмотренным п.1 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3 не подлежат удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:


В удовлетворении исковых требований С.Е.В. к УМВД России по Костромской области о признании незаконным приказа об увольнении и восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, предоставлении ежегодного отпуска и дней отдыха за сверхурочную работу, изменении оснований увольнения и взыскании компенсации морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в течение месяца с момент его изготовления в окончательной форме в Костромской областной суд через Свердловский районный суд г.Костромы.

Судья И.В. Шувалова

Суд:

Свердловский районный суд г. Костромы (Костромская область) (подробнее)

Истцы:

Сороко Е.В. (подробнее)

Ответчики:

УМВД России по КО (подробнее)

Судьи дела:

Шувалова Ирина Викторовна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

По лишению прав за "пьянку" (управление ТС в состоянии опьянения, отказ от освидетельствования)
Судебная практика по применению норм ст. 12.8, 12.26 КОАП РФ