Апелляционное определение № 22-84/2013 от 22 августа 2013 г. по делу № 22-84/2013

Восточно-Сибирский окружной военный суд (Забайкальский край) - Уголовное


АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


№ 22-84/2013
город Чита
22 августа 2013 года

Восточно-Сибирский окружной военный суд в составе: председательствующего Соседова Д.Е., судей – Даутова М.Ф. и Бутенко Р.В., при секретаре Сухановой О.Ю., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденной Шамалюк Е.В. на приговор Читинского гарнизонного военного суда от 15 марта 2013 года, согласно которому осуждена гражданка

Шамалюк Е.В., родившаяся <дата> в <...> проживающая по <...>

за совершение преступлений, предусмотренных ч.2 ст.330 УК РФ к лишению свободы на срок один год с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком на два года и ч.2 ст.325 УК РФ к штрафу в размере <...> рублей, который постановлено исполнять самостоятельно.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены военнослужащий войсковой части 00000 <...> Кузнецов Д.Б. и гражданин Шамалюк В.В. за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст.330 УК РФ, каждый к лишению свободы, соответственно, на срок один и два года, с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком на два года.

В отношении указанных осужденных приговор не обжаловался.

Заслушав доклад судьи Бутенко Р.В., о содержании приговора, апелляционной жалобы и возражений, выступления осужденной Шамалюк Е.В. и ее защитника – адвоката Найдешкиной М.И. в поддержание своих доводов, мнение <...> военного прокурора <...> Тимофеева В.М., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, окружной военный суд

установил:


Шамалюк признана виновной в самовольном, вопреки установленному законом и иным нормативным правовым актом порядку совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, то есть в самоуправстве, совершенном группой лиц с применением насилия и угрозой его применения.

Также Шамалюк признана виновной в похищении у гражданина паспорта и другого важного личного документа.

Указанные деяния совершены осужденной при следующих, изложенных в приговоре обстоятельствах.

11 августа 2012 года около 5 часов возле дома К. Шамалюк и Кузнецов стали избивать потерпевшего за отказ передать документы на свой автомобиль для получения денег от последнего в счет возмещения ущерба, причиненного ДТП, которое произошло в эти же сутки в результате столкновения автомобилей под управлением Шамалюка и К..

Присутствовавшая при этом Шамалюк решила оказать содействие своему супругу – Шамалюку в незаконном получении документов и денег от потерпевшего К..

В связи с этим она зашла в дом потерпевшего, который по требованию ее супруга предварительно был открыт К., где произвела незаконный обыск и забрала, найденные ею сотовый телефон марки «Самсунг», принадлежащий потерпевшему, личные документы потерпевших К. и его сожительницы В., в том числе и паспорт последней.

По возвращении из дома потерпевшего К. Шамалюк передала своему супругу похищенные ею указанные личные документы потерпевших и сотовый телефон марки «<...>», принадлежащий потерпевшему.

Затем Шамалюк, увидев на пальце К. золотой перстень и продолжая реализовывать возникший ранее преступный умысел на незаконное возмещение причиненного ему материального ущерба, потребовал от потерпевшего передать ему данный перстень, на что К. ответил отказом.

Будучи недовольным этим отказом, Кузнецов, действуя совместно с Шамалюком и Шамалюк, которая удерживала руку К., замахнулся, взятым кухонным ножом в сторону руки потерпевшего, в связи с чем последний опасаясь за свое здоровье, снял с пальца перстень и передал его Шамалюку.

В апелляционной жалобе осужденная Шамалюк полагает, что вынесенный приговор по делу является необоснованным и незаконным, в связи с чем просит его в отношении себя отменить и оправдать за отсутствием в ее действиях составов преступлений, предусмотренных ч.2 ст.330 и ч.2 ст.325 УК РФ.

В обоснование своей просьбы осужденная со ссылками на уголовно-процессуальный закон и постановление Пленума Верховного Суда РФ приводит следующие доводы.

Так, суд необоснованно признал ее виновной в совершении самоуправства, поскольку она не высказывала угроз применения насилия к К. и не применяла к нему насилие. При этом вывод суда о действии группой лиц, совместно и согласованно, является предположением, не основанным на объективных доказательствах.

В судебном заседании она дала подробные показания о том, что документов, сумочки и телефона не похищала, а зайдя в дом, увидела разбросанные по дому вещи и документы.

Однако эти ее показания в суде не были должным образом проверены, а в приговоре не указано о том, по каким основаниям они отвергнуты или не приняты как доказательства невиновности.

В приговоре указаны показания И. о том, что данный свидетель заходила в дом вместе с ней для отыскания документов. Вместе с тем суд не указал в приговоре а, следовательно, и не принял во внимание показания И. о том, что каждая их них ничего из дома не забирали и не похищали.

Аналогично изложена в приговоре и позиция других подсудимых Кузнецова и Шамалюк, поскольку в данном судебном решении отражено фактически их отношение к обвинению, но их позиция не отражена в виде их подробных показаний, следовательно, суд устранился от правовой оценки их показаний наравне с другими доказательствами обвинения.

Признавая в приговоре показания свидетелей И., И1., Х. и К1. по обстоятельствам ДТП и нахождения в доме К. надуманными, суд не привел в приговоре эти показания, не раскрыл их содержание.

Между тем суд обязан в приговоре указать показания всех свидетелей в полном объеме по существу обвинения и обосновать по каким основаниям принимает одни доказательства и отвергает другие.

В приговоре указан вывод о том, что, таким образом, виновность подсудимых Кузнецова, Шамалюка и Шамалюк в отношении инкриминируемых им преступных деяниях судом установлена и доказана, что противоречит принципам беспристрастности суда, состязательности и равенства сторон.

Кроме того, приговор по своему содержанию является сумбурным, в нем отсутствует логическая взаимосвязь изложения событий, многие обстоятельства описаны противоречиво.

Далее автор жалобы указывает, что обвинение ее в самоуправстве и похищении документов не основано на законе.

В обвинительном заключении и в приговоре не указаны, какие конкретно ее действия рассматриваются как самоуправство. При этом она не считает доказанным факт удержания руки К. для того, чтобы снять перстень, поскольку удерживать руку потерпевшего не было необходимости, так как последний, согласно обвинению, опасаясь угроз, сам снял перстень и отдал его Шамалюку.

К данному выводу органы предварительного следствия приходят только на основании показаний К., которые являются противоречивыми, что подтверждается материалами уголовного дела.

Физическое ее присутствие при конфликте между К., Кузнецовым и Шамалюком не является основанием для квалификации ее действий по ч.2 ст.330 УК РФ.

Завладение документами, сумочкой и телефоном, именно ею, объективно не доказано, а является предположением обвинения, основанное на противоречивых показаниях потерпевших К. и В..

На предварительном следствии и в судебном заседании не добыто доказательств того, что она видела и знала о наличии в сумочке важных личных документов гражданина.

При этом в судебном заседании она давала показания о том, что черную сумочку с содержимым передал лично К., которые судом не были исследованы и не оценены, а также и не приведены в приговоре в качестве доказательства защиты.

Поэтому Шамалюк считает, что по настоящему уголовному делу не доказаны ее вина, форма вины, мотивы, а также конкретные действия, связанные с совершением самоуправства и хищения документов.

Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В заключении автор жалобы указывает, что приговор и технически некорректен, поскольку в части взыскания издержек указан адвокат, который не оказывал услуги по защите законных прав и интересов осужденного Шамалюка.

В возражениях государственный обвинитель просит оставить жалобу без удовлетворения, считая приговор обоснованным, постановленным в соответствии с требованиями закона.

Проверив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и возражений, окружной военный суд приходит к следующему.

Из протокола судебного заседания видно, что судом были допрошены потерпевшие К. (т.6 л.д.5-15) и В. (т.6 л.д.15-22), свидетели С. – сотрудник полиции (т.6 л.д.22-27), К4. – мать потерпевшего (т.6 л.д.27-30), П1. (т.6 л.д.30-33), К1. (т.6 л.д.104-107), С1. (т.6 л.д.107-111), К2. (т.6 л.д.111-115), К.В. – мать подсудимого (т.6 л.д.115-118), Х1. (т.6 л.д.118-124), И1. (т.6 л.д.124-129), И. (т.6 л.д.129-132), К5. (т.6 л.д.133-135), Л. – сотрудник полиции (т.6 л.д.135-138), Х. (т.6 л.д.138-141), П. (т.6 л.д.141-142), В1. – сотрудник полиции (т.6 л.д.142-145), О. (т.6 л.д.145-149), Ш. (т.6 л.д.158-161).

Кроме того, из данного процессуального документа видно, что оглашены показания свидетелей П., Г. и К.О. – супруги подсудимого (т.6 л.д.161), протоколы очных ставок потерпевших К. и В. с обвиняемыми Шамалюком и Кузнецовым, свидетелями И1., И., а также потерпевшей со свидетелем К.О. (т.6 л.д.162, 165-166).

Более того, в ходе судебного разбирательства исследовались протоколы осмотра места происшествия, выемки, осмотра предметов, постановление о признании и приобщении к уголовному делу доказательств, заключение экспертов об оценке рыночной стоимости перстня из золотого металла и сотового телефона марки «<...>».

Показаниями потерпевших К. и В., а также свидетелей Х., П., К1., И1., И., Л., В1., С., К3., К2., К.В., Х1. установлены следующие обстоятельства.

11 августа 2012 года около 5 часов, Шамалюк с К3., опасавшимся дальнейшего применения насилия со стороны подсудимого, проследовали на автомобиле под управлением Х. с места ДТП к дому потерпевшего с целью забрать в качестве залога документы на принадлежащий К. автомобиль.

По прибытии к месту жительства К., Шамалюк под угрозой применения насилия потребовал от потерпевшего открыть дом и зимовье, а затем к дому прибыли Кузнецов, которого подсудимый вызвал по телефону, а также Шамалюк Е. и супруги И..

В ходе избиения К. Кузнецовым и Шамалюком за отказ передать деньги в размере <...> рублей и документы на автомобиль, Шамалюк похитила из дома потерпевшего важные личные документы потерпевших, паспорт В. и сотовый телефон марки «Самсунг», принадлежащий К..

Забрав указанные документы, Шамалюк сообщила об этом Кузнецову и Шамалюку, демонстрируя при этом сумочку, принадлежащую В., в связи с чем подсудимые заявили о том, что К. теперь точно отдаст требуемую сумму денег.

Затем Шамалюк потребовал от К. передать ему перстень из золота, находившийся на пальце руки у потерпевшего, и получив отказ, Шамалюк и его супруга пытались с использованием силы сорвать с пальца руки К. данный перстень.

Увидев, что данная попытка Шамалюков не удалась, Кузнецов, взяв в руки нож и замахнувшись им в сторону руки К., угрожал отрубить палец потерпевшего вместе с перстнем, в связи с чем последний снял данный перстень и передал его Шамалюку.

Утром тех же суток Шамалюк вернул находящемуся после избиения в больнице К. похищенные важные личные документы потерпевших, паспорт В. и сотовый телефон марки «Самсунг» в присутствии сотрудников полиции.

Показания потерпевших, вопреки доводу жалобы, являются последовательными, поскольку они согласуются с их же показаниями в ходе предварительного следствия на очных ставках с обвиняемыми Кузнецовым и Шамалюком, свидетелями И1. и И., а также между потерпевшей В. и свидетелем К.О.

Вместе с тем, показания потерпевших согласуются, как между собой, так и показаниями названных свидетелей, а также с указанными выше письменными доказательствами по делу.

Изложенными доказательствами подтверждаются конкретные противоправные действия Шамалюк, ее мотивы и цель, которые выразились в следующем: в похищении важных личных документов потерпевших, паспорта В. и сотового телефона марки «Самсунг», принадлежащего потерпевшему, чем содействовала Кузнецову и Шамалюку в достижении цели по получению от К. денег и документов на автомобиль в счет возмещения ущерба, причиненного ДТП; в применении насилия к К. путем совместного срывания со своим супругом с пальца потерпевшего, принадлежащего последнему золотого перстня, и содействия Кузнецову в угрозе отрезать палец К. вместе с данным перстнем, которые были также направлены для достижения указанной цели.

Суду были известны показания о событиях в доме К. подсудимых и свидетелей: Кузнецова, отрицавшего свою причастность к инкриминируемому ему деянию и утверждавшего о том, что прибыл вместе со своей супругой к дому потерпевшего и не увидев там никого, обратно вернулся с К.О. домой, что подтвердили Шамалюк, Шамалюк Е., И1. и И.; Шамалюка о том, что по просьбе К. они приехали к нему домой, где потерпевший все перерыл в доме, желая передать документы на автомобиль, и не найдя их, в добровольном порядке передал ему сумочку и перстень в качестве залога для урегулирования вопроса о возмещении ущерба, причиненного подсудимому в результате ДТП; Шамалюк о просьбе К. найти документы, которую она с И. исполнили, однако в доме потерпевшего, где было все разбросано, они ничего не нашли, а в дальнейшем после окончания разговора ее супруга с потерпевшим, убыли домой; И. об обмене документами между Шамалюком и К. в ходе бесконфликтного разговора для того, чтобы утром этих же суток встретиться и обсудить произошедшее ДТП; И. о том, что возле дома К. последний передавал Шамалюку золотое кольцо и сотовый телефон в качестве залога и подтверждении показаний Шамалюк о выполнении безрезультатной просьбы К. по поиску в его доме документов.

Однако показания подсудимых и свидетелей в данной части не только опровергаются вышеприведенными доказательствами, но и не согласуются между собой.

Так, алиби Кузнецова не согласуются с оглашенными показаниями свидетеля К.О. (т.1 л.д.54-56) о том, что 11 августа 2012 года в ночное время она не посещала жилище потерпевшего, а также с показаниями свидетеля К1. (т.6 л.д.134) об убытии Кузнецова и его супруги к дому К. после звонка Шамалюка, и возвращении к месту ДТП супругов Кузнецовых, Шамалюков и И..

Указанные показания Шамалюка противоречат приведенным показаниям свидетелей И. в части перечня вещей, переданных К. подсудимому в качестве залога, и И. об обмене документами между потерпевшим и подсудимым.

Приведенные показания свидетеля И. не согласуются с ее же показаниями, данными в ходе предварительного следствия (т.4 л.д.134-139) о том, что в зимовье, а не во дворе, К. передал Шамалюку золотой перстень и сотовый телефон, и в дом К. заходила только одна Шамалюк с целью поиска документов.

Кроме того, показания данного свидетеля и Шамалюк о просьбе К. по поиску документов противоречит показаниям свидетеля И. о том, что Шамалюк зашла в дом К. не просьбе последнего, а после того, как со слов Шамалюка ей стало известно о том, что потерпевший не отдал документы.

В ходе судебного разбирательства свидетель Х. дал показания о том, что по просьбе Шамалюка он только отвез последнего вместе с К. для того, чтобы подсудимый забрал у потерпевшего документы на управление транспортным средством и далее он поехал в своем направлении, которые не подтверждают позицию Шамалюк.

Утверждение свидетеля К5. о том, что сразу после ДТП К. сломал ему ногу ударом битой, не давал основания Шамалюк совершать ей указанные противоправные действия.

С учетом изложенного, вывод суда о виновности Шамалюк в инкриминируемых ей деяниях, вопреки доводам жалобы, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, которые всесторонне и полно исследованы в судебном заседании и не вызывают сомнений в своей достоверности.

В связи с этим противоправные действия Шамалюк судом квалифицированы по ч.2 ст.325 и ч.2 ст.330 УК РФ правильно.

Согласно действующему уголовно-процессуальному закону только суд правомочен признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание на основании относимых, допустимых и своей совокупности достаточных доказательств.

Поэтому ссылка в приговоре на то, что собранными по делу доказательствами установлена вина, в том числе и Шамалюк, не свидетельствует об обвинительном уклоне суда и никоим образом не нарушает прав осужденной.

Неверное указание в приговоре суммы, подлежащей взысканию с осужденного Шамалюка за оказание ему юридической помощи адвокатом, подлежит устранению судом первой инстанции в порядке ст.399 УПК РФ без корректировки данного судебного решения окружным военным судом.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального права при изложении приговора судом не допущено.

Таким образом, приговор суда является законным и обоснованным, и оснований для отмены и изменения приговора по доводам апелляционной жалобы не имеется. Другие основания для этого в материалах дела также отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь п.1 ч.1 и ч.2 ст.389.20, ч.ч. 3 и 4 ст.389.28 УК РФ, окружной военный суд

определил:


приговор Читинского гарнизонного военного суда от 15 марта 2013 года в отношении Шамалюк Е.В. оставить без изменения, а ее апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Подсудимые:

Кузнецов Д.Б.; Шамалюк В.В.; Шамалюк Е.В. (подробнее)

Судьи дела:

Бутенко Роман Владимирович (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Самоуправство
Судебная практика по применению нормы ст. 330 УК РФ