Решение № 2-726/2016 2-726/2016~М-997/2016 М-997/2016 от 14 ноября 2016 г. по делу № 2-726/2016

Окуловский районный суд (Новгородская область) - Гражданское
Суть спора: 2.178 - Прочие исковые дела -> прочие (прочие исковые дела)

дело №


Р Е Ш Е Н И Е


Именем Российской Федерации

<адрес> ДД.ММ.ГГГГ

Окуловский районный суд <адрес> в составе председательствующего судьи Гусевой А.С., при секретаре Нестеровой М.В., с участием представителей истцов ФИО2, ФИО3, ФИО18 Иванова А.А., представителя ответчика КПК «<данные изъяты>» Осиповой О.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 к КПК «<данные изъяты>», ФИО7 и ФИО12 ФИО6 о признании сделок недействительными в силу их ничтожности и применении последствий недействительности сделок,

установил:


ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО5 обратились в Окуловский районный суд <адрес> с исковым заявлением к КПК «<данные изъяты>» и ФИО19 о признании сделки недействительной в силу ее ничтожности и применении последствий недействительности сделки. В обоснование исковых требований ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 указали, что между КПК «<данные изъяты>» и ФИО20 заключена сделка по продаже земельного участка и административного здания, расположенных по адресу <адрес>. Сделка по отчуждению недвижимого имущества заключена в период предъявления пайщиками КПК «<данные изъяты>» требований о выплате личных сбережений пайщиков и направлена на сокрытие имущества КПК «<данные изъяты>» с целью воспрепятствования реализации пайщиками права на получение долга, возникшего у КПК «<данные изъяты>» перед ними. Изложенные обстоятельства, по мнению истцов, позволяют просить суд признать договор купли – продажи земельного участка и административного здания, заключенный между КПК «<данные изъяты>» и ФИО17., недействительной сделкой в силу ее ничтожности и применить последствия недействительности ничтожной сделки. В последующем исковые требования представителем истцов ФИО13 изменены до признания договора купли – продажи земельного участка и административного здания, заключенного между КПК «<данные изъяты>» и ФИО7, недействительной сделкой в силу ее ничтожности и применении последствий недействительности ничтожной сделки и договора купли – продажи земельного участка и административного здания, заключенного между ФИО7 и ФИО21., недействительной сделкой в силу ее ничтожности и применении последствий недействительности ничтожной сделки, в качестве оснований к признанию сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок указано на положения ч. 2 ст. 168 ГК РФ, ст. 170 ГК РФ, ч. 2 ст. 174 ГК РФ, а также аффилированность к КПК «<данные изъяты>» ФИО7

В судебном заседании представитель истцов ФИО2, ФИО3 и ФИО5 Иванов А.А. поддержал исковые требования и уточненные исковые требования по основаниям, изложенным в исковом заявлении и уточненном исковом заявлении.

Представитель ответчика КПК «<данные изъяты>» Осипова О.А. исковые требования и уточненные исковые требования не признала, представила возражения по существу заявленных исковых требований.

Истцы ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5, представитель истцов ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 ФИО13, ответчики ФИО7 и ФИО23., третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, ФИО15 и представитель <данные изъяты> в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения гражданского дела извещены надлежащим образом, в связи с чем в соответствии с ч.ч. 3 и 5 ст. 167 ГПК РФ гражданское дело рассмотрено в отсутствие последних.

В предыдущих судебных заседаниях ответчики ФИО7 и ФИО24 исковые требования и уточненные исковые требования не признали.

Выслушав представителя истцов ФИО2, ФИО3 и ФИО5 Иванова А.А., представителя ответчика КПК «<данные изъяты>» Осипову О.А., исследовав в судебном заседании обстоятельства гражданского дела по представленным доказательствам, суд находит исковое заявление не подлежащим удовлетворению.

ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 являются членов (пайщиками) КПК «<данные изъяты>», о чем суду представлены копии паевых книжек.

В ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ вынесены судебные решения о взыскании денежных средств с КПК «<данные изъяты>» в пользу ФИО1, ФИО2 и ФИО3 ФИО4 и ФИО5 с исковыми требованиями к КПК «<данные изъяты>» о взыскании денежных средств обратились в <данные изъяты> только в ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ между КПК «<данные изъяты>» и ФИО7 был заключен договор купли – продажи земельного участка с кадастровым номером №, категория земель: <данные изъяты>, разрешенное использование: <данные изъяты>, общей площадью <данные изъяты>., находящийся по адресу <адрес> а также расположенного на нем двухэтажного административного здания с кадастровым номером №, общей площадью <данные изъяты>., инв. № Рыночная стоимость отчуждаемого имущества определена в <данные изъяты>., из них стоимость земельного участка – <данные изъяты>., стоимость административного здания – <данные изъяты>. Передаточный акт подписан сторонами ДД.ММ.ГГГГ.

Заключению договора купли – продажи земельного участка и расположенного на нем двухэтажного административного здания предшествовало принятие решения Правлением КПК «<данные изъяты>» об одобрении сделки (протокол заседания Правления КПК «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГГГ №). Рыночная цена отчуждаемого имущества установлена на основании отчета № об оценке рыночной стоимости административного здания и земельного участка, расположенных по адресу <адрес>

ДД.ММ.ГГГГ между ФИО7 и ФИО25 был заключен договор купли – продажи земельного участка с кадастровым номером №, категория земель: <данные изъяты>, разрешенное использование: <данные изъяты>, общей площадью <данные изъяты>., находящийся по адресу <адрес>, а также расположенного на нем двухэтажного административного здания с кадастровым номером №, общей площадью <данные изъяты>., инв. № Рыночная стоимость отчуждаемого имущества определена в <данные изъяты>., из них стоимость земельного участка – <данные изъяты>., стоимость административного здания – <данные изъяты>. Передаточный акт подписан сторонами ДД.ММ.ГГГГ.

Договор купли – продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ФИО7 и ФИО26 предусматривает обременение объекта недвижимости – административного здания – в виде аренды последнего КПК «<данные изъяты>», при этом договор аренды административного здания подлежит расторжению до ДД.ММ.ГГГГ.

В настоящий момент объекты недвижимости – административное здание и земельный участок находятся во владении и пользовании <данные изъяты> согласно государственному контракту на аренду недвижимого имущества от ДД.ММ.ГГГГ.

Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (ст. 209 ГК РФ).

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п.п. 1, 2 ст. 167 ГК РФ).

Согласно п. 2 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В соответствии с п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Верховный Суд Российской Федерации в п. 1 постановления от ДД.ММ.ГГГГ № «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указал, что добросовестным поведением является поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Исходя из смысла приведенных выше правовых норм и разъяснений под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.

Под злоупотреблением субъективным правом следует понимать любые негативные последствия, явившиеся прямым или косвенным результатом осуществления субъективного права.

Одной из форм негативных последствий является материальный вред, под которым понимается всякое умаление материального блага. Сюда могут быть включены уменьшение или утрата дохода, необходимость новых расходов.

В частности злоупотребление правом может выражаться в отчуждении имущества с целью предотвращения возможного обращения на него взыскания.

По своей правовой природе злоупотребление правом – это всегда нарушение требований закона, в связи с чем злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, влечет ничтожность этих сделок, как не соответствующих закону (ст.ст. 10 и 168 ГК РФ).

Для квалификации сделок, заключенных между КПК «<данные изъяты>» и ФИО7, как ничтожных на основании ст.ст. 10, 168 ГК РФ по мотиву недобросовестности действий Правления КПК «<данные изъяты>» необходимо установить наличие либо сговора между Правления КПК «<данные изъяты>» и ФИО7, осведомленности ФИО7 о подобных действиях Правления КПК «<данные изъяты>».

Нарушение Правлением КПК «<данные изъяты>» обязанности действовать в интересах последнего разумно и добросовестно, выразившееся в совершении сделки на предположительно невыгодных, по мнению представителя истцов ФИО13, для КПК «<данные изъяты>» условиях не является основанием для признания недействительными данной сделки. Предполагаемое занижение цены контрактов и предполагаемая невозможность удовлетворения требований членов (пайщиков) КПК «<данные изъяты>» не свидетельствуют ни о злоупотреблении правом со стороны ФИО7, ни о наличии предусмотренных законом оснований для признания сделки ничтожной на момент ее заключения.

Каждая сторона, если иное не предусмотрено федеральным законом, согласно положений ч. 1 ст. 55, ч. 1 ст. 56 и ч. 1 ст. 57 ГПК РФ, должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, путем представления суду соответствующих доказательств, содержащих сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В судебном заседании не было установлено, что цель совершения сделки, заключенной между КПК «<данные изъяты>» и ФИО7, отлична от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок (сделок по отчуждению имущества), не установлено наличие действий сторон по сделке, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий.

Представителем истцов ФИО13 указано на аффилированность ФИО7 к КПК «<данные изъяты>» как на злоупотребление субъективным правом первого при вступлении в договорные отношения, что не соответствует положениям ст. 53.2 ГК РФ, ст. 4 Закона РСФСР от ДД.ММ.ГГГГ № «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», поскольку аффилированные лица это физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Не установлено в судебном заседании и наличие у сторон по сделке иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает препятствия, поскольку к моменту заключения оспариваемой сделки гражданско – правовые споры между КПК «<данные изъяты>» и истцами отсутствовали (отсутствовало само обращение последних за разрешением спора в судебном порядке, не были возбуждены исполнительные производства), ограничения (обременения) в отношении спорных объектов недвижимости установлены не были.

Согласно представленным истцами данным банка данных с сайта Управления <данные изъяты> исполнительные производства в отношении КПК «<данные изъяты>» возбуждены в период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Доводы истцов об отсутствии у КПК «<данные изъяты>» в связи с отчуждением спорных объектов недвижимости возможности осуществлять уставную деятельность и, как следствие, отсутствии возможности исполнить обязанность по выплате личных сбережений членов (пайщиков) КПК «<данные изъяты>» основаны на ошибочном толковании положений Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 190-ФЗ «О кредитной кооперации», поскольку отчуждение объектов недвижимости само по себе не влечет невозможности удовлетворения требований членов (пайщиков) КПК «<данные изъяты>».

Не основаны на законе и доводы представителя истцов ФИО13 об умышленно заниженной стоимости, по которой были отчуждены спорные объекты недвижимости, как основании к утверждению о злоупотреблении правом как со стороны владельца объектов недвижимости, так и со стороны приобретателя объектов недвижимости, и фактически направлены на переоценку существенных условий оспариваемых сделок, в заключении которых граждане и юридические лица свободны.

Доводы ФИО14 и ФИО16, допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей, об отсутствии у КПК «<данные изъяты>» необходимости в отчуждении спорного имущества не влияют на вывод суда о правомерности оспариваемой сделки, заключенной между КПК «<данные изъяты>» и ФИО7

Исходя из системного толкования п. 1 ст. 1, п. 3 ст. 166 и п. 2 ст. 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной по сделке, о признании недействительной ничтожной сделки и применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Суд не усматривает оснований к удовлетворению заявленных требований и по тому, что применение последствий недействительности ничтожной сделки не является единственно возможной защитой права истцов.

В судебном заседании не установлено оснований для признания сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок, как совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника.

Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной, однако в судебном заседании установлено, что стороны оспариваемой сделки имели намерение создать реальные правовые последствия сделки купли – продажи, о чем свидетельствует отчуждение ФИО7 спорных объектов недвижимости и передача последних <данные изъяты> в аренду <данные изъяты>

По мнению представителя истцов ФИО13, оспариваемые мнимые сделки заключены с целью сокрытия имущества КПК «<данные изъяты>» от обращения на него взыскания членов (пайщиков) КПК «<данные изъяты>», однако в судебном заседании установлено, что ограничения (обременения) в отношении спорных объектов недвижимости на момент реализации установлены не были.

Доводы представителя истцов ФИО13 об отсутствии у КПК «<данные изъяты>» и ФИО7 намерения создать соответствующие сделке правовые последствия, в подтверждение чего указано на безвозмездность договора по предоставлению КПК «<данные изъяты>» в аренду спорного административного здания после отчуждения последнего в ДД.ММ.ГГГГ и представлен акт осмотра от ДД.ММ.ГГГГ, опровергаются копиями договора аренды нежилого помещения, заключенного между ФИО7 и КПК «<данные изъяты>», и расходных кассовых ордеров, а также государственными контрактами на аренду недвижимого имущества №№, №, заключенными в ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ с <данные изъяты>.

Согласно п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, а в случаях, предусмотренных законом, по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

В то же время, представитель истцов ФИО13, указав в качестве основания к признанию сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожных сделок положения ч. 2 ст. 174 ГК РФ, действует в интересах физических лиц – членов (пайщиков) КПК «<данные изъяты>», в то время как сделка, совершенная в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску представляемого или по иску юридического лица, либо по иску, предъявленному в их интересах иным лицом или иным органом, то есть должны преследоваться интересы самого КПК «<данные изъяты>», на представление интересов которого ФИО13 не уполномочен.

В судебном заседании представитель истцов ФИО13 также указал на неправомочность Правления КПК «<данные изъяты>» по причине неправомочности собрания уполномоченных, избравших Правление КПК «<данные изъяты>», в связи чем одобрение сделки не свидетельствует о соблюдении требований закона.

Согласно ст. 6 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 190-ФЗ «О кредитной кооперации» сделки кредитного кооператива, связанные с отчуждением или возможностью отчуждения находящегося в собственности кредитного кооператива имущества, а также сделки, влекущие за собой уменьшение балансовой стоимости имущества кредитного кооператива на 10 процентов и более балансовой стоимости активов кредитного кооператива, определенной по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности кредитного кооператива за последний отчетный период, могут быть совершены при наличии решений правления кредитного кооператива об одобрении сделок. Сделка кредитного кооператива, совершенная с нарушением данного требования, может быть признана недействительной по иску кредитного кооператива или по иску членов кредитного кооператива (пайщиков), которые составляют не менее одной трети общего количества членов кредитного кооператива (пайщиков).

В силу ст. 21 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 190-ФЗ «О кредитной кооперации» проведение заседания правления кредитного кооператива правомочно, если на нем присутствует более половины количества членов правления, предусмотренного уставом кредитного кооператива. Решения правления кредитного кооператива считаются принятыми, если за них проголосовало более двух третей количества присутствующих на заседании членов правления кредитного кооператива. Принятие решения об одобрении сделок кредитного кооператива в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 6 настоящего Федерального закона отнесено к полномочиям правления кредитного кооператива.

Суд не находит оснований согласиться с доводами представителя истцов ФИО13 в указанной части, так как легитимность Правления КПК «<данные изъяты>» не оспаривается, и, поскольку истцами являются только пять членов (пайщиков) КПК «<данные изъяты>», у последних отсутствует право оспаривать сделку по основанию отсутствие решения правления КПК «<данные изъяты>» об одобрении сделки в силу положений ст. 6 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 190-ФЗ «О кредитной кооперации».

Поскольку оснований для признания сделки, заключенной между КПК «<данные изъяты>» и ФИО7, недействительной сделкой в силу ее ничтожности и применении последствий недействительности ничтожной сделки не установлено, отсутствуют основания и для удовлетворения связанного с данным требованием требования о признания сделки, заключенной между ФИО7 и ФИО27. недействительной сделкой в силу ее ничтожности и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Руководствуясь ст.ст. 194199 ГПК РФ, суд

р е ш и л:


В удовлетворении исковых требований ФИО1, ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Новгородского областного суда через Окуловский районный суд <адрес> в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья А.С. Гусева

Решение изготовлено в окончательной форме ДД.ММ.ГГГГ.

Судья А.С. Гусева

Суд:

Окуловский районный суд (Новгородская область) (подробнее)

Истцы:

Гараева Н.В. (подробнее)
Хомылов А.Н. (подробнее)
Хомылова Е.А. (подробнее)
Чеченина Л.В. (подробнее)
Шилова Т.М. (подробнее)

Ответчики:

Алиев Ч.А. (подробнее)
Бессонов С.Э. (подробнее)
КПК "Партнер" (подробнее)

Иные лица:

Тихоньков В.В. (подробнее)

Судьи дела:

Гусева Анастасия Сергеевна (11) (подробнее)


Судебная практика по:

Злоупотребление правом
Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФ

Признание сделки недействительной
Судебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФ

Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ

Мнимые сделки
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ

Притворная сделка
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ

Признание договора недействительным
Судебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФ