Решение № 2-334/2015 2-4/2016 2-4/2016(2-334/2015;)~М-346/2015 М-346/2015 от 22 августа 2016 г. по делу № 2-334/2015




--


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

-- -- года

Мазановский районный суд -- в составе:

председательствующего судьи Знатновой Н.В.,

при секретаре --24

с участием:

представителя истца по доверенности --20,

ответчика --1, представителя ответчика --4, представителя --3 – --5, третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика - --6, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску --13 к --2 о взыскании убытков, причинённых в результате дорожно-транспортного происшествия в сумме 423756 рублей, судебных издержек,

УСТАНОВИЛ:


--20 в интересах --13 обратилась в суд с указанным исковым заявлением, в обосновании которого указала, что -- в 18 часов 38 минут на 32 км +750 метров автодороги Белогорск – Благовещенск водитель --1, управляя автомобилем КамАЗ-4310, нарушил п.19.1 Правил дорожного движения в РФ (далее Правил), а именно, в темное время суток буксировал механическое транспортное средство без включенных световых приборов, в результате чего, допустил столкновение с автомобилем истца под управлением водителя --6

Прибывшим на место нарядом ДПС ГИБДД был составлен протокол об административном правонарушении и вынесено постановление о привлечении --1 к административной ответственности по ст.12.20 КоАП РФ.

Данное постановление обжаловано не было и вступило в законную силу.

В установленный законом срок истец обратился в страховую компанию ПАО «СГ «Хоска», где была застрахована его автогражданская ответственность, предоставив все необходимые документы.

Однако, на момент дорожно-транспортного происшествия ответчик --1 не застраховал свою автогражданскую ответственность в установленном законом порядке (имел поддельный полис), в связи с чем, истец не имеет возможности получить страховое возмещение, так как данное дорожно-транспортное происшествие не является страховым случаем.

Для определения размера причиненного ущерба истец обратился к независимому оценщику. Ответчик, извещённый о времени и месте осмотра автомобиля, на осмотр не явился.

Согласно отчета независимого оценщика --, восстановительный ремонт автомобиля истца технически возможен, но экономически нецелесообразен, так как рыночная стоимость автомобиля на день дорожно-транспортного происшествия составляла 691000 рублей, стоимость годных остатков составила 267244 рубля, а сумма, эквивалентная до аварийной стоимости составила 423756 рублей.

Кроме того, при обращении в суд истец был вынужден воспользоваться юридической помощью. Стоимость услуг по договору составила 25000 рублей, что подтверждается квитанцией.

На основании изложенного, представитель истца по доверенности --20 просит суд взыскать в пользу истца --13 с ответчика --1, причинённые в результате дорожно-транспортного происшествия в сумме 423756 рублей, расходы на оплату услуг оценщика в размере 10000 рублей, судебные расходы в размере 25000 рублей на оплату юридических услуг и 8780 рублей иные судебные расходы.

В судебном заседании представитель истца по доверенности --20 настаивала на удовлетворении исковых требований в полном объеме, подтвердила обстоятельства, указанные в исковом заявлении.

Суду пояснила, что -- в 18 часов 38 минут на 32 км +750 метров автодороги Белогорск – Благовещенск водитель --1, управляя автомобилем КамАЗ-4310, нарушил п.19.1 Правил, а именно: в темное время суток буксировал механическое транспортное средство без включенных световых приборов, в результате чего допустил столкновение с автомобилем истца под управлением водителя --6

Прибывшим на место нарядом ДПС ГИБДД был составлен протокол об административном правонарушении и вынесено постановление о привлечении --1 к административной ответственности по ст.12.20 КоАП РФ.

В установленный законом срок истец обратился в страховую компанию ПАО «СГ «Хоска», где была застрахована его автогражданская ответственность, предоставив все необходимые документы.

Однако, на момент дорожно-транспортного происшествия ответчик --1 не застраховал свою автогражданскую ответственность в установленном законом порядке (имел поддельный полис), в связи с чем, истец не имеет возможности получить страховое возмещение, так как данное дорожно-транспортное происшествие не является страховым случаем.

Для определения размера причиненного ущерба истец обратился к независимому оценщику.

--1 не признавал себя виновным в дорожно-транспортном происшествии. После того, как произошло дорожно-транспортное происшествие --1 позвонил знакомым, которые приехали и сопровождали его, двигаясь на автомобиле за ним, для того, чтобы водители, ехавшие сзади, видели, что везут комбайн.

Полагает, что с учетом всех экспертиз, которые имеются в материалах дела, вина ответчика --3 установлена. В материалах дела имеется постановление по делу об административном правонарушении, в котором в графе «наличие события административного правонарушения и назначение административного наказания не оспаривает» стоит подпись --3 Допрошенные в судебном заседании сотрудники ГИБДД, которые оформляли данный административный материал, поясняли о том, что на месте ДТП --3 не оспаривал свою виновность и не указывал на то, что со стороны --6 имелись какие-либо нарушения. Оспаривать свою виновность --1 начал в судебном заседании, после получения искового заявления. Полагает, что это способ --1 уйти от материального наказания, избежать понесенных расходов ее доверителя.

Когда же именно произошло ДТП установить невозможно. То, что ДТП произошло в 18 часов 20 минут - это только со слов --1, данные обстоятельства ничем не подтверждаются. Материалами дела подтверждается, что ДТП произошло в темное время суток. --6 поясняла о том, что как только произошло ДТП, к ней подошел --1 и сразу сказал о том, что вызвал сотрудников ГИБДД.

Она не согласна с заключением эксперта ИП «--12», основываясь на данном заключении невозможно установить виновность или невиновность того или иного участника дорожно-транспортного происшествия, поскольку экспертом рассматривались лишь действия --6, а действия --1 в данном ДТП экспертом не изучались. Полагает, что выводы эксперта --12 являются ошибочными, в заключении указана неправильная скорость движения, неправильно обращен комбайн, а также неправильно сделаны расчеты, при этом эксперт не делает ссылки на технические нормы и на нормы юридического характера. Данное заключение основано на суждениях самого эксперта.

В выводах эксперта -- Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы четко указывается, что имеется причинно-следственная связь между действиями водителя автомобиля КамАЗ --1 и наступлением данного дорожно-транспортного происшествия. В данном заключении определить виновность либо невиновность водителя --6 не представилось возможным. Данное экспертное заключение и не указывает на действия --6, которые бы противоречили правилам дорожного движения. Исходя из материалов дела, в том числе из заключения эксперта ИП --12 следует, что видимость должна была быть не менее 100 метров. --6 данный факт не оспаривала, она указывала в своих объяснениях о том, что она задолго видела впереди движущиеся во встречном направлении транспортные средства, то есть видимость была значительной. Полагает несостоятельными ссылки ответчика на то, что был установлен знак аварийной остановки, поскольку данный знак экспертами не исследовался, а также в материалах дела нет заключения о том, соответствует ли он техническим характеристикам, то есть неизвестно был ли данный знак со светоотражающей лентой и каким образом данный знак был установлен.

Данный автомобиль был утилизирован, куда именно ей неизвестно, так как не мог быть отремонтирован, поскольку согласно заключению эксперта экономически нецелесообразно его восстанавливать, то есть стоимость ремонта будет равна стоимости автомобиля. В настоящее время под документы автомобиля «Nissan X-Trail» приобретен новый автомобиль.

Та сумма, которая указана в договоре купли-продажи автомобиля, является той суммой, которую стороны указывают при заключении данной сделки. Данная сумма не указывает на рыночную стоимость автомобиля. Точная сумма утилизации автомобиля истца ей не известна, но сумма утилизации ниже той суммы, которая указана в экспертном заключении как годные остатки.

Просит суд взыскать в пользу истца --13 с ответчика --2 убытки, причинённые в результате дорожно-транспортного происшествия в сумме 423756 рублей, расходы на оплату услуг оценщика в размере 10000 рублей, расходы на оплату юридических услуг в размере 25000 рублей и 8780 рублей иные судебные расходы. Её доверитель понес судебные расходы за оплату телеграммы в сумме 343 рубля, оплату нотариальной доверенности -1 000 рублей, оплату государственной пошлины - 7437 рублей 56 копеек, документально все суммы подтверждены и квитанции имеются в материалах дела. При отправке телеграммы ответчику --1 о проведении экспертизы, была сделана ошибка почтового работника при написании адреса, но истец указывал адрес --1, который был указан в административном материале. Как выяснилось уже в ходе судебного заседания --1 не был уведомлен о проведении экспертизы. Дополнительно о проведении экспертизы --1 не уведомляли.

Считает, что те доказательства, которые имеются в материалах дела, в том числе и допрос свидетелей, помогают сделать вывод о том, что именно ответчик --1 виновен в данном ДТП, так как имеется причинно-следственная связь между его действиями и теми последствиями, которые наступили. Просит суд удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Ответчик --1 в представленном письменном возражении указал, что с исковыми требованиями не согласен. Буксируемый им комбайн принадлежит --10, на учёт данный комбайн не поставлен, страховой полис ОСАГО собственник оформить не успел. На задней части комбайна был установлен предупреждающий знак согласно Правил относительно буксировки в светлое время суток. Световые приборы не были включены, так как комбайн не оборудован ими, отсутствовал аккумулятор, который находился по месту жительства собственника. Погодные условия были нормальные, начинались сумерки, буксировка производилась со скоростью 30 км в час. Примерно в 18 часов 10 минут он почувствовал удар, от чего пришлось произвести экстренную остановку. В комбайн въехал автомобиль. --1 полагает, что водитель --6 является нарушителем Правил дорожного движения.

В нарушение п.9.10 Правил, согласно которому водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения, --6 сознательно не соблюдала дистанцию до впереди идущего транспортного средства, либо вела разговор по мобильному телефону, либо отвлекалась от управления автомобилем.

Согласно п.10.1 Правил водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства

Инспектор ДПС поступил безграмотно, указав, что нарушений Правил со стороны --6 не имеется, так как были нарушения п. 9.10, 10.1, 19.1, ответственность за нарушение которых предусмотрена ст. ст. 12.9, 12.20 КоАП РФ. В материалах дела отсутствует схема ДТП, взаимное расположение транспортных средств, тормозной путь автомобиля NissanX-Trail (был ли он вообще).

--1 полагает, что --6 управляла автомобилем без включенных фар ближнего или дальнего света, с превышением установленной скорости движения 90 км в час. Если бы фары были включены, то невозможно не заметить буксируемый комбайн с установленным на нём светоотражающим знаком, при том, что сам комбайн высотой с двухэтажный дом.

Кроме того, --1 никто не извещал телеграммой и другими видами почтовой связи о проведении оценки рыночной стоимости услуг по восстановительному ремонту автомобиля NissanX-Trail. После получения иска --13, жена ответчика --3 обратилась в «Ростелеком» с претензией о том, что направленная истцом телеграмма ей не получена. В полученном ответе сказано, что телеграмма была направлена по неправильному адресу - в --. Это подтверждает, что о месте и дате оценки автомобиля он не был оповещён, а ложный адрес указан преднамеренно.

Из представленного истцом отчёта сделан вывод, что восстановительный ремонт автомобиля истца технически возможен, но экономически нецелесообразен. Рыночная стоимость автомобиля 691000 рублей, стоимость годных остатков 267244 рубля, сумма, эквивалентная доаварийной стоимости автомобиля составила 423756 рублей. С данным выводом --1 не согласен, указывая на то, что истец пытается за счёт ответчика приобрести себе аналогичный автомобиль. В отчете не указан износ автомобиля, километраж, условия его эксплуатации, указано, что все перечисленные детали требуют замены, но из фотографии видно, что лобовое стекло целое, не указано были ли повреждения лобового стекла до ДТП. В отчёте указано, что передний государственный номер требует замены, однако, на фотографии оба регистрационных знака не повреждены.

Двигатель, коробка переключения передач, радиатор, колеса, боковые стекла, крыша автомобиля, задние стекла, салон, стойки и другие целые детали автомобиля не могут стоить 267244 рубля. Только один двигатель стоит более 200000 рублей. --1 полагает, что оценка проведена формально, поверхностно, в пользу заказчика.

Кроме того, собственником комбайна является --10 Он ( --1) буксировал комбайн с включенными фарами ближнего света и габаритными огнями, им были предприняты меры для информирования участников дорожного движения путем установки знака согласно пункта 7.3 Правил.

В судебном заседании ответчик --2 исковые требования не признал в полном объеме, пояснив, что в данном дорожно-транспортном происшествии его вины нет. В тот день -- он буксировал в светлое время суток из -- в -- комбайн. Буксируемый им комбайн принадлежит --10, на учёт данный комбайн не поставлен, страховой полис ОСАГО собственник оформить не успел.

Буксировали комбайн за заднюю часть, была жесткая сцепка с автомобилем «КамАЗ», на передней части комбайна был предупреждающий, светоотражающий знак заводского изготовления. Знак стоял на высоте 1 метра от дорожного полотна на передней части в центре комбайна, которая была направлена в сторону дороги.

Техническое состояние комбайна не позволяло в светлое время суток подключить габаритные огни, так как в -- негде было их приобрести.

Погодные условия были нормальные, начинались сумерки. Согласно метеосводке заход солнца -- был в 17 часов 54 минуты, дорожно-транспортное происшествие произошло около 18 часов 20 минут, а не тогда, как зафиксировано в протоколе в 18 часов 38 минут. Примерно в 18 часов 10 минут он почувствовал удар, от чего пришлось произвести остановку. В комбайн въехал автомобиль. Он вышел из автомобиля вместе с --9 Разбитый автомобиль находился от буксируемого комбайна на расстоянии 20-30 метров. Они подошли к разбитому автомобилю, из него вышла женщина и сказала: « Я не видела ваш знак. Увидела его, когда он полез мне на капот». Также сказала, что она двигалась со скоростью 90 км/ч.Автомобиль --14 был разбит в передней части.

Он разговаривал с --14 на протяжении 5-7 минут, с --21 находился ребенок лет 12. Останавливались проезжающие автомобили, спрашивали, нужна ли им помощь, они отказались. --21 жаловалась на боль в груди. Примерно по истечении 5-7 минут он решил, что нужно предпринимать какие-то меры и позвонил со своего телефона на номер «112».В последующем он убрал «КамАЗ» с буксируемым комбайном с дорожного полотна на обочину и поставил с правой стороны, выставил знак и дожидался сотрудников ГИБДД.

Он сообщил в ГИБДД о том, что произошло ДТП по истечении 15-20 минут после ДТП, так как после того, как он почувствовал удар он некоторое время разговаривал с --6, затем отправился убирать КамАЗ с дорожного полотна, для того чтобы не создавать аварийную ситуацию, только после этого позвонил в ГИБДД.

После ДТП останавливались автомобили, которые двигались только в попутном направлении.

По приезду сотрудников ГИБДД пригласили --14 в салон служебного автомобиля и около 40 минут о чем-то с ней беседовали, куда-то звонили. Он в этот момент находился за пределами служебного автомобиля. По истечении 40 минут его пригласили в служебный автомобиль и сказали о том, что он нарушил Правила дорожного движения, а именно: не оборудовал буксируемое транспортное средство габаритными огнями. Он пояснял сотрудникам, что у него на передней части комбайна был прикреплен светоотражающий знак, но сотрудники утверждали, что в темное время суток он должен был обеспечить безопасное движение и прекратить движение, если нет габаритных огней. Он пояснял сотрудникам, что в момент аварии было светлое время суток, и что он двигался до стоянки, которая находилась от места аварии в 17 км. Он двигался со скоростью 25-30 км/ч. Считает, что инспектор ДПС поступил безграмотно, указав, что нарушений Правил со стороны --6 не имеется, так как были нарушения п. 9.10, 10.1, 19.1 Правил, ответственность за нарушение которых предусмотрена ст. 12.9, 12.20 КоАП РФ. В материалах дела отсутствует схема ДТП, взаимное расположение транспортных средств, тормозной путь автомобиля «Nissan X-Trail», и был ли он вообще.

Когда приехали сотрудники ГИБДД, зафиксировали тот факт, что знак был разбит и лежал возле автомобиля --14 Сотрудники зафиксировали, что знак был привязан проволокой к станине комбайна, а также на каком уровне он находился.

Из материалов дела усматривается, что в объяснении --6 написано: «С моих слов записано верно, мною прочитано», а в его объяснении полностью отсутствует его подпись. Имеется только объяснение, которое написано инспектором ДПС, в самом протоколе об административном правонарушении, который ему зачитывал инспектор, не было написано, что он виновен, было указано, что нарушил пункт Правил пользования световыми приборами.

Он давал объяснения, но те, что написаны в протоколе не соответствуют действительности. Тот факт, что он признает вину, он не писал и не подписывал. Он расписывался в объяснении, где было указано, что дорожно-транспортное происшествие произошло в сумерках. В конце объяснения было написано, что он не согласен с объяснением и себя виновным не считает.

Сотрудник ДПС сказал: «Если солнце упало, значит, наступает темное время суток. Сумерки в расчет не принимаются». Он все указал в объяснении о том, что не согласен с временем ДТП, указанным в протоколе.

В имеющемся в материалах дела объяснении искажены факты, ему зачитывали совершенно другие показания.

Он согласен со схемой, которую составили сотрудники ГИБДД. Она была составлена на момент прибытия сотрудников ГИБДД на место происшествия. Схема ДТП подписана двумя лицами, но он их не видел на момент составления данной схемы. Свидетели --9 и --10 могут подтвердить, что посторонних людей не было, которые указаны в схеме.

В связи с тем, что в салоне автомобиля было мало свет, сотрудник ГИБДД зачитал ему то, что было написано в протоколе. После того, как сотрудник огласил постановление, он пояснил ему, что его привлекли к административной ответственности за отсутствие габаритных огней. Копию постановления он получил, он ничего в нем не писал, только расписался.

--9 не опрашивали, но он ходатайствовал о его допросе. Сотрудники ему отказали.Данные действия сотрудников ГИБДД он не обжаловал.

Он говорил сотрудникам ГИБДД о том, что в ДТП не виновен и с протоколом не согласен и указывал, что двигался в темное время суток. На месте ДТП не был составлен протокол осмотра места происшествия. Сотрудник ГИБДД --7 при его опросе не выходил на улицу для того, чтобы посмотреть знак. Знак не был прилипший к бамперу автомобиля --6, а его осколки были разбросаны по дороге.

Владелец комбайна приносил инспектору --7 соответствующие документы. Собственник комбайна приехал еще до приезда сотрудников ДПС, и его автомобиль стоял позади комбайна.

В последующем на него был составлен административный протокол, вынесено постановление, подвергли штрафу в размере 500 рублей, которое он до настоящего момента не обжаловал, ему посоветовали не оплачивать штраф-это будет являться своего рода доказательством того, что он его не подтверждает и не согласен с ним. Инспектор --15 ему пояснял, что у него не горели габаритные огни и в результате этого водитель допустил столкновение.

В исковом заявлении содержатся искаженные факты, а именно: в темное время суток автомобиль КамАЗ-4310 под его управлением допустил столкновение с автомобилем истца, а фактически в протоколе указано, что водитель --6 допустила столкновение с автомобилем КамАЗ. Считает, что данным обстоятельством представитель истца вводит суд в заблуждение.

Полагает, что водитель --6 является нарушителем Правил дорожного движения.

В нарушение п.9.10 Правил, согласно которому водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения, --6 сознательно не соблюдала дистанцию до впереди идущего транспортного средства, либо вела разговор по мобильному телефону, либо отвлекалась от управления автомобилем.

--6 указывала, на то, что она была ослеплена встречным транспортом и в связи с этим она, двигаясь со скоростью 90 км/ч, не увидела впереди движущийся объект, согласно п. 19.2 дальний свет должен быть переключен на ближний, при ослеплении водитель должен включить аварийную сигнализацию и, не меняя полосу движения, снизить скорость и остановиться.

Согласно п.10.1 Правил, водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности, видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

По Правилам он имеет право буксировать транспортное средство со знаком в светлое время. ДТП произошло до начала наступления темного времени суток. Когда произошла авария, он отчетливо видел автомобиль, который находился от него в пределах 100 метров.

Согласно метеосводке, время ДТП являлось окончанием сумерек. Он двигался на оборудованную стоянку в районе --, так как он не имел возможности остановиться.

До -- нет специального оборудованного места под стоянку, там имеются только автобусные остановки, а на автобусной остановке он не мог остановиться.

В тот период была уборочная пора, в связи с этим он не смог загораживать съезд на поле, так как его автомобиль являлся бы препятствием. Вблизи -- находится автобусная остановка, на которой он также не имел возможности остановиться.

Он двигался на кемпинг между -- и --, но, не доезжая до данной площадки около 700 метров, произошло ДТП. Он изначально говорил инспектору --22 о том, что зная, что наступает темнота, он двигался в район стоянки --.

Согласно п. 7.3 Правил при отсутствии или неисправности аварийной сигнализации на буксируемом механическом транспортном средстве на его задней части должен быть закреплен знак аварийной остановки. В комментариях указано, что закреплять знак аварийной остановки на буксируемом механическом транспортном средстве следует: в случае неисправности технического средства, при буксировке автомобилей старых моделей, неоснащенных световой автомобильной сигнализацией, при наличии прицепов, которые хотя и не являются механическими транспортными средствами, также в случае неисправной аварийной сигнализации они должны оснащаться знаком аварийной остановки. Водитель сам должен изыскивать способы крепления знака на задней части своего транспортного средства и даны советы: заранее определить места, к которым в случае необходимости будут прикрепляться знаки аварийной остановки, а в футляр положить веревку или мягкую проволоку.

Знак аварийной остановки был установлен на комбайне посередине. Если знак установлен посередине, то светоотражающие сегменты, которые находятся в знаке, сконструированы таким образом, что свет, попадая на любую из граней светоотражающей пластины, которая составляет основное покрытие знака, преломляется и создается обратный эффект светоотражения, именно для этого знаки и производятся. Считает, что для знака мертвой зоны не существует. Знак освещает и левая, и правая фара. Если транспортное средство в случае остановки стоит на дороге, знак выставляется посередине полосы движения. --22 и его напарник осматривали комбайн, устанавливали место крепления знака.

На дороге стоят ограждения, которые обозначены красным светоотражающим материалом. Участникам дорожного движения хорошо видны эти ограждения, считает, что знак видно также как и ограждения, примерно на расстоянии около 150 метров. Знак так изготовлен, что преломление лучей позволяет ему отражать свет.

В ходе судебного разбирательства были заслушаны свидетели --10, --9, которые указывали на то, что в момент ДТП на комбайне был установлен знак аварийной остановки соответствующего образца со светоотражающей пленкой внутри. Сами сотрудники ГИБДД в судебном заседании подтверждали наличие знака на буксируемом комбайне.

В заключении эксперта -- Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы не указывается о наличии знака, то есть этот вопрос не рассматривался, был ли он там или нет. Считает, что в заключении эксперта ИП --12 его доводы доказаны и подтверждены документально.

Примерно за 300-400 метров до столкновения располагается поворот со стороны -- в сторону --. На данном изгибе путем несложных математических вычислений можно вычислить, что расстояние между автомобилем Nissan X-Trail и автомобилем КамАЗ было в пределах 300 метров. Если водитель Nissan X-Trail внимательно следил за дорожной обстановкой, на повороте мог видеть фары и задние габаритные огни КамАЗа. Считает, что утверждение, о том, что невозможно было видеть габаритные огни автомобиля КАМАЗ из-за находящегося сзади комбайна, необоснованно.

После ДТП ему звонила --6, изначально он подумал, что звонит сотрудник из страховой компании. Затем она представилась и сказала о том, что она потерпевшая и что он должен ей выплатить 325000 рублей.

Кроме того, его никто не извещал телеграммой и другими видами почтовой связи о проведении оценки рыночной стоимости услуг по восстановительному ремонту автомобиля «Nissan X-Trail». Телеграмма была направлена по неправильному адресу, в --, в котором он не проживает, соответственно не мог быть уведомлен о месте и дате оценки автомобиля, а ложный адрес указан преднамеренно.

Из представленного истцом отчёта сделан вывод, что восстановительный ремонт автомобиля истца технически возможен, но экономически нецелесообразен. Рыночная стоимость автомобиля 691000 рублей, стоимость годных остатков 267244 рубля, сумма, эквивалентная до аварийной стоимости автомобиля составила 423756 рублей. С данным выводом он не согласен, так как истец пытается за счёт него приобрести себе аналогичный автомобиль. В отчете не указан износ автомобиля, километраж, условия его эксплуатации, все перечисленные детали требуют замены, но из фотографии видно, что лобовое стекло целое, не указано были ли повреждения лобового стекла до ДТП. В отчёте указано, что передний государственный номер требует замены, однако, на фотографии оба регистрационных знака не повреждены.

Двигатель, коробка переключения передач, радиатор, колеса, боковые стекла, крыша автомобиля, задние стекла, салон, стойки и другие целые детали автомобиля не могут стоить 267244 рубля. Только один двигатель стоит более 200000 рублей. Он полагает, что оценка проведена формально, поверхностно, в пользу заказчика.

В момент, когда он регистрировал транспортное средство «КамАЗ» в -- в наличии отсутствовали страховые полисы, в связи с этим он застраховал указанное транспортное средство на авторынке в -- в одном из павильонов. На страховом полисе у него стоит печать, а также у него имеется квитанция о страховой премии, которую он заплатил за страхование автомобиля.

Приглашая работников ГИБДД в судебное заседание, он убедился в том, что у сотрудников идет защита чести и мундира и они опираются на протокол, составленный на месте ДТП. Считает, что если экспертиза будет проведена сотрудниками МВД, произойдет то же самое, в связи с защитой чести и мундира.

В судебном заседании представитель ответчика --3 пояснила, что квалификация и многолетний опыт судебных экспертиз не вызывает сомнения в профессиональном и объективном экспертном заключении судебного эксперта автотехника --12, так как он дал необходимые ответы на поставленные вопросы. Вопросы суд утверждал и представитель истца была согласна с данными вопросами, ей было предоставлено право задать вопросы эксперту, но она им не воспользовалась.

Свидетель --9 подтверждает, что данное ДТП произошло около 18 часов 20 минут, а не так как зафиксировано в протоколе -18 часов 38 минут и сама --6 это подтвердила. В данное время сумерки не закончились, ночное время не наступило.

Она как водитель со стажем около восьми лет, ей непонятно почему --6 не увидела движущийся впереди четырехметровый объект.

Согласно диагностической карте, данный КамАЗ прошел техосмотр, соответственно знак аварийной остановки должен был соответствовать ГОСТу, на это же ссылается эксперт.

В судебном заседании представитель ответчика --4 пояснил, что с заявленными исковыми требованиями не согласен в полном объеме, считает, что они необоснованны и не подлежат удовлетворению. Полагает, что водитель --6 виновна в данном ДТП. Со стороны его доверителя нарушений норм Правил не имеется.

Сущность искового заявления направлена на возмещение вреда, который был причинен в результате ДТП, то есть взыскание тех денежных средств, которые необходимы истцу для восстановления нарушенного права. Исходя из документов, имеющихся в материалах дела, автомобиль «Nissan X-Trail» был приобретен за 7000 рублей. Доводы представителя истца о том, что автомобиль был фактически приобретен за другую сумму, материалами дела не подтверждается. Других доказательств того, что автомобиль был приобретен за другую сумму, предоставлено не было. Представитель истца говорит о том, что в настоящее время автомобиль «Nissan X-Trail» утилизирован. При утилизации компания, которая утилизировала автомобиль, выплачивает часть денежных средств собственнику автомобиля. Сумма, выплаченная при утилизации автомобиля, не известна. Полагает, что истец со своей стороны не понес затрат на восстановление нарушенного права и не понесет, так как автомобиль уже утилизирован, то есть если истец приобрел автомобиль за 7000 рублей и утилизировал за такую же сумму, соответственно, если никакого ущерба ему не причинено, то восстанавливать нарушенное право нет необходимости.

В судебном заседании представитель --3 --5 пояснила, что не согласна с иском. Настаивает на доводах, изложенных представителем ответчика --4

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика --6 пояснила, что в тот день она ехала со скоростью 90 км/ч. На момент ДТП она двигалась со скоростью 80-85 км/ч, но точно не более 90 км/ч. При движении на автомобиле дорога просматривалась хорошо, она ехала на ближнем свете, так как по встречной полосе двигались транспортные средства. Движущиеся по встречной полосе транспортные средства видела на расстоянии 100 метров и более. Ей отчетливо было видно, как встречные транспортные средства переключали свет фар с дальнего на ближний. Когда ехала на ближнем свете ей хорошо были видны бардюры со светоотражающей лентой, которые определяют дорогу. Она не умеет ездить в темное время суток на большой скорости. На улице было темно, в тот день было пасмурно, дул ветер, солнце зашло раньше времени.

Знак аварийной остановки она заметила за пять метров перед буксируемым транспортным средством. Комбайн полностью закрывал КамАЗ, поэтому габаритные огни КамАЗа ей также не было видно. Когда увидела знак аварийной остановки затормозила, но тормозного пути не было, так как был небольшой промежуток дороги, и ее автомобиль большой длины.В тот момент, когда увидела знак аварийной остановки встречных машин не было, знак аварийной остановки увидела от света фар своего автомобиля.

После ДТП --1 остановился, проехав 100 метров, когда --1 проехал, было видно КамАЗ, комбайн в темноте не просматривался.

После того, как произошло ДТП, подошел человек, который ехал с --1 и сказал, чтобы она звонила в полицию, она ответила, что не знает, как это делать, тогда он сам позвонил, а она в этот момент позвонила мужу и сообщила о том, что произошло ДТП. Сотрудников ГИБДД вызвали только через некоторый промежуток времени.

После того, как произошло ДТП, --1 спрашивал не нужна ли ей медицинская помощь, так как она ушиблась об руль.

После ДТП она видела автомобили, которые останавливались и предлагали помощь на противоположной стороне и их освещал встречный транспорт. Также останавливался какой-то автомобиль за ее автомобилем, который ехал в попутном направлении, подходил к ней, она хорошо его видела вблизи.

Знак аварийной остановки плохо отражался, не так как боковые отражатели на дорогах.

Сотрудники ГИБДД изначально сказали ей о том, что в ДТП виновен --1, сотрудники возмущались по поводу того, что --1 в темное время суток буксировал транспортное средство. Сотрудники ей сказали о том, что если бы ДТП произошло в светлое время суток, то она бы была виновна в ДТП.

Сотрудниками ГИБДД не ставился вопрос о том, что скорость около 90 км/ч была превышена с учетом видимости. Сотрудники ГИБДД не пытались привлечь её к административной ответственности.

Она никогда не отвечает на телефонные звонки, когда находится за рулем, чтобы не подвергать свою жизнь опасности, тем более в тот момент с ней ехал ребенок.

Сколько конкретно метров в автомобиле свет ближних фар просвечивает ей неизвестно, но дальность просвета фар большая. На ближнем свете фар дорога хорошо просматривается.

На момент ДТП автомобиль прошел техосмотр, имелась страховка на машину. Во время техосмотра проверялось не только техническое состояние фар, но всего автомобиля.

Она не согласна с заключением эксперта --12, так как доводы, указанные в заключении ничем не подкреплены и основываются лишь на его рассуждениях. Согласна с заключением эксперта -- Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы.

Выслушав стороны, изучив материалы гражданского дела, суд приходит к следующим выводам.

Из показаний в суде свидетеля --7 следует, что он работает инспектором ДПС МО МВД РФ «Белогорский».

--1 привлекли за нарушение правил дорожного движения и было вынесено постановление о назначении наказания в виде штрафа в размере 500 рублей. Пункт 19.1 Правил гласит, что в темное время суток и в условиях недостаточной видимости независимо от освещения дороги, а также в тоннелях, на движущемся транспортном средстве должны быть включены следующие световые приборы: на всех механических транспортных средствах - фары дальнего или ближнего света; на велосипедах - фары или фонари; на гужевых повозках - фонари (при их наличии); на прицепах и буксируемых механических транспортных средствах - габаритные огни. Пункт 19.2 Правил говорит о том, что дальний свет должен быть переключен на ближний в населенных пунктах, если дорога освещена; при встречном разъезде на расстоянии не менее чем за 150 м до транспортного средства, а также и при большем, если водитель встречного транспортного средства периодическим переключением света фар покажет необходимость этого; в любых других случаях для исключения возможности ослепления водителей как встречных, так и попутных транспортных средств. При ослеплении водитель должен включить аварийную сигнализацию и, не меняя полосу движения, снизить скорость и остановиться. Данный пункт Правил дорожного движения в процессе движения ответчик --1 не выполнил, тем самым не обеспечил безопасность своего движения в момент буксировки транспортного средства.

Пункт 2.3.1 Правил говорит о том, что перед выездом водитель должен проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства. Запрещается движение при неисправности рабочей тормозной системы, рулевого управления, сцепного устройства (в составе автопоезда), негорящих (отсутствующих) фарах и задних габаритных огнях в темное время суток или в условиях недостаточной видимости, недействующем со стороны водителя стеклоочистителе во время дождя или снегопада. При возникновении в пути прочих неисправностей запрещена эксплуатация транспортных средств, водитель должен устранить их, а если это невозможно, то он может следовать к месту стоянки или ремонта с соблюдением необходимых мер предосторожности, то есть водителю в данных условиях, при которых он управлял, согласно п. 2.3.1 Правил было запрещено движение. Так как при буксировке транспортного средства водитель должен был обеспечить его габаритными огнями, в случае если габаритные огни не работали, он не вправе был двигаться по дороге. Они приехали на место ДТП и не могли доказать, что габаритные огни были в неисправном состоянии, поэтому на --1 распространялась ст. 12.20 КоАП РФ. В объяснении данный водитель указал, что перед выездом он не проверял техническое состояние комбайна, но на комбайне присутствовали предусмотренные заводом изготовителем габаритные огни, фары. В процессе движения --1 буксировал комбайн наоборот, задней частью комбайн был прикреплен к КамАЗу. У --1 имелась возможность, двигаясь в темное время суток, устранить данное обстоятельство, например, владелец комбайна ехал бы сзади буксируемого транспортного средства и включил габаритные огни, этим самым он бы обеспечил безопасность для других водителей, которые двигались позади. Когда он разговаривал с --1, он ему пояснял, что надеялся добуксировть комбайн до темноты, но так как у них возникли проблемы, они немного задержались в процессе его погрузки. Подцепили комбайн и поехали на авось. Это происходило в октябре, уже было темное время суток. Когда --1 начал буксировку, он был обязан предпринять все меры к устранению причин. Большинство ДТП с такими неисправностями происходят очень часто и впоследствии люди погибают. В данном случае женщина, которая въехала в буксируемое транспортное средство, двигалась, не нарушая Правил дорожного движения, так как от характера повреждений транспортного средства он сделал вывод, что водитель --6 двигалась, не превышая 80-90 км/час, так как если бы она двигалась с большой скоростью, то последствия и повреждения транспортного средства были намного тяжелее. Водитель --6 поясняла, что она двигалась, не нарушая скоростного режима и внезапно в темноте увидела знак аварийной остановки. Согласно п. 7.3 Правил при отсутствии или неисправности аварийной сигнализации на буксируемом механическом транспортном средстве на его задней части должен быть закреплен знак аварийной остановки, но этот пункт правил распространяется на ту ситуацию, если бы --1 двигался в светлое время суток, согласно п.2.3.1 Правил --1 было запрещено движение при отсутствии на буксируемом транспортном средстве габаритных огней. Сам комбайн был немного шире КамАЗа по габаритам. На КамАЗе горели габаритные огни и аварийная сигнализация, но в связи с тем, что он двигался прямолинейно и комбайн немного выступал за габариты КамАЗа водитель, который двигался позади, не мог видеть аварийную сигнализацию на КамАЗе. Данные обстоятельства были исследованы им и его напарником. И они пришли к выводу, что водитель --1 нарушил пункт 19.1 Правил, им было вынесено постановление о привлечении к административной ответственности, так как --1, управляя источником повышенной опасности, производил буксировку в темное время суток без габаритных огней. В настоящее время для водителей продается множество гаджетов на магнитах с сигнальными элементами, данные элементы в основном используют водители большегрузных автомобилей, так как в процессе движения часто бывает, что ломается электропроводка. В этом случае даже если посажен аккумулятор и невозможно включить аварийную сигнализацию, они пользуются данными элементами на магнитах, которые работают в режиме мигания и видны на расстоянии 800 метров. В них используются светодиоды. Данные элементы можно было бы приобрести --1 при желании. На форкопе КамАЗа присутствует розетка, которая предназначена для того, чтобы водитель мог использовать прицеп или другое механическое средство, подцепить к розетке и вывести к габаритным огням или фарам, которая светила бы на расстоянии 20 метров и водителям было видно буксируемое транспортное средство. В данном случае они отходили от комбайна на 20 метров и ничего не было видно. Знак аварийной остановки не дает --1 права двигаться по дороге без габаритных огней. Водитель --6 могла не увидеть комбайн. Водитель --6 поясняла, что она ехала на ближнем свете фар, так как ей навстречу двигались автомобили, расстояние на ближнем свете фар ограничено 20-30 метров не более, а может и меньше в зависимости от того как отрегулированы фары у водителя, если бы у нее горел свет фар дальнего света, она бы тоже не заметила буксируемое транспортное средство. При всех обстоятельствах, которые он выяснил, посчитал, что виновен --1 Даже экстренное торможение не привело к полной остановки автомобиля.

Время правонарушения устанавливается по сообщению водителей в дежурную часть, дежурный уточняет у водителей, в какое время произошло ДТП, регистрация ДТП по КУСП в дежурной части МО МВД РФ «Белогосркий» произошла именно по времени, которое указано в протоколе, поэтому официально время устанавливалось по регистрации сообщения в КУСП дежурной части. Возможно ДТП произошло и раньше. Они приехали в течение 30-40 минут. Практически всегда сразу же выезжают на место ДТП, так как возможно на месте требуется медицинская помощь. Чем быстрее они приедут на место ДТП и уберут с дорожного полотна транспортные средства, тем самым сократят риск столкновения других автомобилей, так как на данной трассе большой поток автомобилей. Он не может утверждать, что ДТП произошло в сумерки, он приехал уже было темно.

С --9, который находился с --1 в автомобиле на момент ДТП, он побеседовал вкратце и выяснил, что он ничего не может пояснить. --9 сказал, что он спал и что они выехали с неисправными габаритными огнями. Он опросил конкретно тех лиц, которые имели отношение к ДТП. --9, как рабочий, сидевший в автомобиле, являлся заинтересованным лицом, он посчитал, что не было смысла опрашивать --9

В объяснении --6 указала, что она двигалась со скоростью не более 90 км/час при ближнем свете фар. Он не может утверждать, что была именно такая скорость, так как не может замерить скорость движения транспортного средства. Скорость движения транспортного средства измеряется при помощи технических средств. Он сделал выводы по своему опыту, так как практически тормозного пути не было позади транспортного средства и характер повреждений свидетельствовали о том, что она двигалась примерно с такой скоростью. Та скорость, которую он указал в протоколе об административном правонарушении - это не есть та скорость, с которой двигалась --6, так как водитель при движении не может постоянно смотреть на спидометр. Со слов --21 она двигалась примерно со скоростью 80-90 км/час.

Правилами дорожного движения скоростной режим в темное время суток не регламентируется. В п. 10.1 Правил указано, что легковым автомобилям нужно двигаться со скоростью не более 90 км/час. Это нормальная скорость. Снижение скорости допускается только в том случае, если условия, которые возникают на дороге, не позволяют двигаться с такой скоростью. Водитель сам вправе выбирать скорость. --6 поясняла, что она часто ездила по данной трассе, никогда не нарушала скоростной режим, так как опасалась за свою жизнь. Женщины, как правило, передвигаются медленно, аккуратно и безопасно, нежели мужчины.

Километровые столбы устанавливаются под определенным углом, они рассчитаны под автомобиль, левая фара светит ближе к центру, правая фара на обочину, это сделано для того, чтобы водитель мог видеть и движущихся пешеходов и край проезжей части. Столбы могли быть установлены недавно, свойство отражающей краски со временем исчезает. Знак аварийной остановки, который был установлен на комбайне, он не может сказать какого он года выпуска и что он из себя представлял. Светоотражения бывают разные, например, столбы и сам знак аварийной остановки были изготовлены из светоотражающей пленки. Нужно было поставить знак так, чтобы водителям было видно его. Если он его поставил посередине, то при движении он может находиться в мертвой зоне. Знак аварийной остановки, который установил --1, он не имеет значения в темное время суток, так как, согласно Правил дорожного движения, --1 не мог двигаться в темное время суток без габаритных огней.

В данном случае, отойдя на расстояние около 20 метров от комбайна, не было видно, что впереди что-то находилось.

Существует определенная формула, по которой высчитывается тормозной путь. По следам торможения можно определить с какой скоростью двигался автомобиль. В данном случае тормозного пути не было. Если бы был тормозной путь, то его обязательно бы зафиксировали на схеме. Все замеры, вплоть до осколков, фиксируются на схеме.

В письменном объяснении --1 отсутствует его подпись, так как когда брал объяснение от --1, забыл дать ему расписаться, но в постановлении в первой графе написано, что «данное правонарушение не оспариваю и согласен» и стоит подпись --1 и в протоколе он также поставил подпись. Считает, что произошла техническая ошибка. Когда --1 сидел в патрульном автомобиле, ему приходилось несколько раз выходить из автомобиля. Например, задавал вопрос: « Как висел знак аварийной остановки?», --1 отвечал, и он выходил из автомобиля, проверял его показания.

--1 говорил о том, что в ДТП виновен, не обеспечил безопасность в темное время суток.

Он не может утверждать, что знак аварийной остановки был прилеплен на бампер автомобиля --6, так как прошло много времени, но следы знака оставались на бампере.

На развилке дороги -- и -- существует очень много съездов направо. Водитель --1 при приближении темноты мог доехать до ближайшего съезда и свернуть для остановки и исправления неисправности.

Он не согласен с пояснениями --1, что, повернув в один из съездов, он создал бы преграды для других автомобилей, так как ширина проезжей части на съездах достаточно велика. Данные съезды имеют уширение к проезжей части. Также на данной дороге имеется кемпинг возле перекрестка --, специально предназначенный для устранения возникших проблем. --1 на месте ДТП говорил ему о том, что он и не собирался останавливаться, так как торопился домой, так как была уборочная пора и требовался комбайн.

Перед отъездом он сказал --1 о том, чтобы он убрал автомобиль с дорожного полотна. Затем они уехали. Убрал ли --1 свой автомобиль, он не знает.

На протяжении того времени, пока они оформляли материал, собственника комбайна он не видел.

Если нет подписи в объяснении, то данное обстоятельство не свидетельствует, что --1 необоснованно привлечен к ответственности.

--1 мог в протоколе сделать отметку о том, что он не согласен с протоколом, но он почему-то этого не сделал. Мог бы написать, что он не согласен с правонарушением. --1 разъяснялся порядок обжалования и его права и обязанности. Когда он собирался выносить постановление, рассказал существо правонарушения, --1 согласился с тем, что вина лежит на его стороне.

Из показаний в суде свидетеля --8 следует, что он работает инспектором ДПС МО МВД РФ «Белогорский».

-- он работал с инспектором --7 Они получили сообщение из дежурной части о том, что на автодороге Белогорск-Благовещенск на 32 км произошло ДТП. По прибытию на место, увидели автомобиль NISSAN X-Trail и автомобиль КамАЗ, который буксировал комбайн. Начали устанавливать причины ДТП. После этого он составил схему, вместе с водителями уточнил место удара, после составления схемы предъявил её водителям обоих транспортных средств. Инспектор --7 отбирал объяснение у обоих водителей и составлял административный протокол.

Он и его напарник объяснили водителю автомобиля КамАЗ о том, что в темное время суток на буксируемом транспортном средстве обязательно должны быть включены габаритные огни. Вину --1 признал.

--1 давал объяснения в его присутствии. Подпись --1 в объяснении не стоит из-за невнимательности инспектора --7, скорее всего произошла техническая ошибка.

Прежде чем принять решение, они устанавливают, что именно нарушил каждый из участников ДТП. Водитель --6 ему поясняла, что не видела знак на комбайне, следов торможения не было, из этого можно сделать вывод, что --6 не было видно комбайна, это был неожиданный удар. В такой период регулярно происходят происшествия. В основном такие происшествия происходят из-за халатности водителей, которые буксируют технику.

Когда они прибыли на место ДТП, на улице было темно.

На месте ДТП возражений по времени совершения ДТП от --1 не поступало. Когда они получали сообщение от дежурной части, им сообщили время регистрации сообщения. В какое конкретно время произошло ДТП он утверждать не может.

Он не помнит, чтобы с --1 в автомобиле кто-то находился.

Точно не помнит тех людей, которые указаны в схеме ДТП в качестве понятых, но если в схеме стоят их подписи, значит, они присутствовали при составлении схемы.

Кто приносил документы на комбайн он не помнит.

В темное время суток он ходил с фонариком и не нашел следов торможения, кроме осколков на дороге ничего не было.

Знак аварийной остановки вклеился в переднюю часть автомобиля --6, его остатки были вдавлены в решетку.

На месте ДТП он проверял видимость комбайна, на расстоянии 90 метров от комбайна при ближнем свете фар, его видно не было.

Из показаний в суде свидетеля --9 следует, что в октябре 2015 года --10 его попросил помочь перевести из -- зерновой комбайн, он согласился и поехал вместе с --1 в --.

Они поехали на автомобиле КамАЗ. По приезду в -- комбайн был в сборе, он помогал снять жатку с него. Зацепили комбайн, повесили знак аварийной сигнализации и выдвинулись в сторону --. По дороге останавливались, осматривали комбайн. Так как было уже много времени, они с --1 отправили --10 для того, чтобы он купил проводку и лампочки, так как нужно было повесить габариты. Они рассчитывали на то, что доедут ещё в светлое время суток. Отправили --10 и сами начали движение.

Когда начали движение еще было светло, но они понимали, что не успеют доехать и поэтому отправили --10 в --. Примерно за -- он достал телефон, хотел позвонить --10 сообщить о том, что они будут стоять на стоянке в --, но не успел позвонить, так как уже был удар сзади.

Когда он взял в руки телефон на нем показывало 18 часов 20 минут. Когда они вышли из КамАЗа увидели, что около 100 метров от них стоит автомобиль, подошли, возле автомобиля стояла женщина, держалась за грудь, они спросили у нее, нужна ли ей медицинская помощь, она отказалась. Затем они пошли, отогнали свой автомобиль на обочину и вернулись. Он спросил у женщины аварийный знак, они выставили знак и включили аварийную сигнализацию на ее машине. --1 спросил у этой женщины, вызывала ли она полицию, она сказала, что никого не вызывала. Тогда --16 позвонил в полицию и через минут 30 приехали сотрудники полиции.

На месте дорожно-транспортного происшествия сотрудники ГИБДД его не опрашивали. Он не знает, почему сотрудники его не допросили, хотя видели его. Он не подходил к сотрудникам ГИБДД и не говорил о том, что является свидетелем дорожно-транспортного происшествия.

Он не знает, может --1 какой-нибудь пункт Правил и нарушил. Светоотражающий знак висел на комбайне. Данный знак виден за 100 метров.

Они не остановились, так как им нужно было найти остановку, где можно бы было с комбайном развернуться и съехать. Они не могли определить точное время, в течение которого они доедут до --.

При оформлении документов сотрудниками ГИБДД он не присутствовал.

Он принимал участие при креплении знака аварийной остановки на комбайн, знак был заводского изготовления. После ДТП он хотел поднять знак, но он был разбит, и на нем виднелась светоотражающая пленка. Он определил, что знак заводского изготовления потому, что перед креплением он доставал из упаковки новый заводской знак. Он не знакомился с технической документацией на данный знак. При креплении знака рулетку не использовал, знак прикрепил посередине комбайна на глаз. Он не может пояснить на каком расстоянии в темное время суток сзади знак дает светоотражающий эффект, достаточно ли он освещался ехавшими сзади автомобилями.

Из показаний в суде свидетеля --10 следует, что в октябре 2015 года он попросил --1 доставить приобретенный им зерноуборочный комбайн из -- в --, а также попросил помочь --9, так как вдвоем с --1 они бы не справились. Выехали с утра, он поехал на своей машине, а --1 и --9 на автомобиле КамАЗ. Приехали в --, загрузили комбайн, так получилось, что долго его грузили. Хотя планировали быстро загрузить и уехать, выехали примерно в обед, он сопровождал КамАЗ с комбайном по дороге. Если бы вдруг возникли какие-либо недоразумения, у него имелись документы на комбайн, планировали доехать до -- до темноты. Транспортировали частично разобранный комбайн на жесткой сцепке, на задней части комбайна повесили знак аварийной остановки. Когда доехали до -- поняли, что в светлое время суток не успеют добраться до -- и, так как электропроводка на комбайне была оборвана, он решил ехать в -- купить электропроводку и лампочки, чтобы осветить комбайн. Он поехал в --, пока нашел все необходимое, в сумерках он выдвинулся навстречу --1 и --9 В тот момент ему позвонили и сказали, что произошла авария возле --. Он приехал на место происшествия, устранили неисправность и транспортировали его.

Если буксировать комбайн в темное время суток, то буксировка комбайна без осветительных приборов нарушает Правила, а если в светлое, то нет.

По дороге --1 встать негде было, так как везде откосы и обрывы.

Они предполагали вернуться в -- до темноты, поэтому не оборудовали комбайн осветительными приборами.

На тот момент, когда ему позвонили, часть пути он уже проехал. Когда приехал, сотрудников ГИБДД еще не было, на аварийной сигнализации стоял КамАЗ и сзади в нескольких метрах стоял легковой автомобиль также на аварийной сигнализации. Когда он приехал, на комбайне уже не было светового знака. Он был разбит, осколки от него валялись на дороге.

С того момента как ему позвонили о произошедшем ДТП и как он приехал, прошло минут пятнадцать.

Ему позвонили сразу же после ДТП, на улице еще не было темно, были сумерки, закат. Видимость была примерно метров 40.

Исходя из обстановки, которая там была, он понял, что ДТП произошло из-за того, что водитель отвлеклась.

Если ехать 90 км/ч, можно за метров 40 увидеть светоотражающий знак и принять экстренное торможение и остановиться.

На автомобиле у --6 передняя часть была разбита. Двигатель был нормальный, рулевое управление тоже нормально работало, так как руль крутился, тосол вытек, радиатор был разбитый.

Он купил осветительные приборы и возвращался на место происшествия уже с ними.

Он не звонил и не сообщал --9 и --1 о том, что купил лампочки для того, чтобы они прекратили движение и ждали его. Когда купил осветительные приборы, то сразу выдвинулся навстречу --1 и --9

Он планировал подъехать сзади, включить аварийную сигнализацию, встать передом, включить свет фар, чтобы осветить комбайн и выставить осветительные приборы.

Автомобиль КамАЗ после ДТП стоял на обочине, часть дороги была загорожена, это мешало движению.

Он ехал до -- около полутора часов, пока по магазинам проехал, в общей сложности его не было больше двух часов.

--9 и --1 доехали из -- только до места ДТП потому, что они ехали медленно, поэтому проехали небольшой путь.

Из показаний в суде специалиста --11 следует, что он является начальником ОГИБДД МО МВД РФ «Мазановский». Знак являлся мерой предостережения, но только согласно раздела 7 Правил на буксируемом транспортном средстве должна работать аварийная световая сигнализация. В случае ее неисправности на задней части буксируемого транспортного средства должен быть прикреплен знак аварийной остановки.

Согласно материалов дела ДТП произошло в темное время суток, а в темное время суток разделом 19 Правил предусмотрено, что на буксируемых транспортных средствах должны гореть габаритные огни. Отсутствие габаритных огней является нарушением Правил. Ответчик --1 пояснил про неисправности, возникшие в пути, но не предпринял мер до начала буксирования с пункта отправления, ему нужно было еще перед выездом убедиться в состоянии технического средства.

В случае возникновения неисправности в пути, тогда ответчик бы имел право добраться до стоянки, а она у него возникла еще в пункте отправления.

Участники дорожного движения, когда двигаются на автомобиле, не ждут полной темноты для того, чтобы включить световые приборы. В сумерках также должны гореть световые приборы.

На дороге --1 не мог остановиться, учитывая местность и габариты комбайна. Нужно было двигаться в специально отведенное место. В -- есть специально отведенное место. А также по федеральной трассе встречаются стоянки.

Он не обладает специальными познаниями в области автотехнической экспертизы, поэтому не может ответить на каком расстоянии заметен знак аварийной остановки заводского производства. Учитывая то, что было темное время суток, увидеть темное пятно, которое не освещается, очень тяжело. Знак мог сливаться в общей массе, по Правилам дорожного движения предусмотрено, что буксируемое транспортное средство должно освещаться.

На металлическом барьерном ограждении установлена светоотражающая лента. Из его опыта знаки аварийной остановки не могут отдавать свет от автомобиля. К примеру, есть светоотражающие красные диски-катафоты. Для того, чтобы участникам дорожного движения в ночное время суток было лучше видно, его разбирают и вставляют в него золотинку, без нее не отражается свет.

Согласно материалам дела виновником ДТП установлен --1 Постановление по делу об административном правонарушении было вынесено и не обжаловалось, вступило в законную силу. При сборе материала исследуются в полной мере действия обоих участников, поскольку в отношении --6 административный протокол не был составлен, значит, в ее действиях не было нарушения Правил дорожного движения.

В объяснении водителя подпись должна быть, если ее нет, должно быть указано, что водитель отказался от подписи.

Обеспечивать безопасность движения --1 нужно было до выезда в пункте отправления. С учетом скоростного режима, с которым они буксировали транспортное средство, должны были по времени рассчитать свой путь.

--1 должен был остановиться в ближайшем месте, которое позволяло, не создавая помех другим участникам дорожного движения и устранить неисправность.

Сотрудники ГИБДД определяют время суток исходя из опроса очевидцев ДТП и из обстановки устанавливают время.

Зафиксированное в протоколе об административном правонарушении время является установленным фактов времени ДТП. Если сотрудники указали данное время, оно должно соответствовать действительности.

Из показаний в суде специалиста --12 следует, что он является судебным экспертом ИП «--17»

Для того, чтобы исследовать вопрос имела ли водитель, которая двигалась позади буксируемого транспортного средства, возможность предотвратить дорожно-транспортное происшествие, необходимо знать с какой скоростью двигался данный водитель, какой источник освещения был включен при движении, условия видимости в зависимости от того, какая загрузка была у автомобиля, какая стояла система освещения на автомобиле японская или европейская, так как существует определенная разница в световом потоке.

С материалами дела он знакомился, но он не имеет права субъективно и самостоятельно выбирать исходные данные. В материалах дела имеются пояснения, но они для него не являются основанием для производства каких-либо исследований, поэтому ему необходимы достоверно установленные факты, по поводу которых требуется решение вопросов.

--6 говорила о том, что двигалась со скоростью 90 км/ч, исходя из этого есть определенная среда, в которой происходят ДТП. Данная среда регламентирована поведением в этой среде водителя. В частности в данном случае основным основополагающим документом являются Правила дорожного движения. Пункт 10.1 Правил говорит о том, что водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности, видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Эксперты исходят из позиции того, что есть справки из гидрометеорологической службы о том, что сумерки наступили в конкретное время. Должна быть более точная градация с помощью определенных выходов на место для определения в течение какого времени должно быть полное затемнение участка дороги. Необходимо также знать какой был стаж у водителя для того, чтобы определить опытный был водитель или нет.

Водителю, впервые получившему водительское удостоверение, ставится ограничение скорости и знак, что водитель без стажа. По истечению трех лет водитель становится опытным.

На 32 км от -- могут быть различные лесные насаждения, прямой участок дороги или кривизна. Предел видимости определяется именно с учетом того, как это есть на самом деле на месте ДТП.

Разговор по телефону является отвлекающим фактором для водителя.

В светлое время суток --1 мог передвигаться со знаком аварийной остановки. Данный знак должен был соответствовать ГОСТу и оборудован системой отражения. При осмотре места происшествия необходимо было зафиксировать размеры знака, есть ли на нем какие-либо маркировочные знаки и т.д. Знак должен быть в светлое и в темное время суток. Дополнительно в темное время суток на буксируемом транспортном средстве должны гореть габаритные огни.

В темное время суток использовать на буксируемом транспортном средстве только знак аварийной остановки недостаточно, должны обязательно гореть габаритные огни, так как Правила обязывают водителя использовать дополнительную систему освещения. С технической точки зрения он также руководствуется Правилами дорожного движения.

Если не проверено техническое состояние буксируемого транспортного средства перед выездом, то в данном случае Правила дорожного движения запрещают движение. В светлое время суток, в начале движения с нормальной системой освещения в процессе движения транспортного средства может произойти поломка транспортного средства, Правила дорожного движения предусматривают и рекомендуют водителю в этом случае доехать до ближайшего сервиса для устранения неисправностей.

Если поломка не возникла в процессе движения, а изначально не была устранена, в данном случае, с точки зрения Правил дорожного движения, запрещено было двигаться.

Существуют методы административного воздействия, нужно усматривать причинную связь между событием и действиями одного и другого водителя в конкретной ситуации.

Начиная движение со знаком аварийной остановки в светлое время суток водитель --1 нарушил Правила дорожного движения в части того, что должен был включить световые приборы. Все транспортные средства должны двигаться с включенными световыми приборами.

Прежде всего нужно поинтересоваться в гидрометеорологической службе о видимости. Если будет установлено, что это действительно темное время суток, нужно исходить из фактора, который реально ощущается человеком. Силуэт легкового автомобиля в темных условиях виден на расстоянии 60 метров. В данном случае нужно исходить из того, насколько реально в тот момент времени, который представит метеорологическая служба, условия видимости соответствовали именно темному времени суток или сумеркам, которые позволяли видеть объекты и на каком-либо расстоянии. Исходя из этого, можно посчитать скорость передвижения. Можно было взять зону видимости фар и посчитать, какое должно быть на данном участке дороги расстояние видимости. Взять условия движения одного транспортного средства и скорость второго транспортного средства и посчитать империческую скорость их сближения.

В суде установлено, что -- около 18 часов 20 минут водитель --1 на автомобиле КамАЗ-4310 государственный регистрационный знак <***> в условиях недостаточной видимости (окончание вечерних сумерек) буксировал на жесткой сцепке зерноуборочный комбайн СК5М1 Нива, на котором внешние световые приборы не горели. На задней части комбайна был закреплен знак аварийной остановки. На 32 км +750 м автодороги Белогорск-Благовещенск, двигавшийся позади на автомобиле «NISSAN X-TRAIL» с государственным регистрационным знаком <***> водитель --6 не смогла своевременно увидеть двигавшийся впереди нее в попутном направлении автомобиль КамАЗ-4310 с буксируемым этим автомобилем зерновым комбайном без габаритных огней, в результате чего произошло столкновение автомобиля «NISSAN Х-TRAIL» с задней частью буксируемого комбайна. После столкновения буксирующий автомобиль КамАЗ-4310 и буксируемый комбайн проехали вперед на расстояние около 100 м и остановились на правой обочине. При столкновении автомобиль «NISSAN Х-TRAIL» ударился передней частью в заднюю часть комбайна. При этом в автомобиле «NISSAN Х-TRAIL» были повреждены: кузов автомобиля; радиатор, бачок радиатора, диффузор, вентилятор радиатора; АКБ; бачок омывателя; «AirBag» водителя; передний бампер, усилитель переднего бампера; кронштейны крепления переднего бампера; решетка радиатора; планки рамки радиатора; пластиковая защита рамки радиатора; металлический кронштейн центральной планки рамки радиатора; переднее правое крыло; переднее левое крыло; подкрылок переднего правого крыла; передний правый и левый лонжероны; усилитель арки переднего правого крыла; капот, петли капота, его пластиковая обшивка, пластиковая накладка, замок капота; передние части арок переднего правого и левого крыльев; «AirBag» пассажира; лобовое стекло; накладки переднего правого и левого крыльев; ремни безопасности; предохранительный блок в сборе; фары; противотуманные фары; радиатор кондиционера; защита ДВС; левая стойка лобового стекла; передняя правая дверь; правая подушка двигателя; блок управления АКПП; крышка двигателя; впускной коллектор; корпус воздушного фильтра; патрубок воздушного фильтра; масляный щуп.

Согласно постановлению -- по делу об административном правонарушении от -- --1 назначено административное наказание в виде штрафа в размере 500 рублей, за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 12.20 КоАП РФ.

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В силу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Автомобиль КамАЗ-4310 принадлежит --3 ( т.1 л.д.8,157).

Согласно договору купли-продажи от -- и паспорту транспортного средства серии --, автомобиль «NISSAN Х-TRAIL» принадлежит на праве собственности --13 ( т.2 л.д.80).

Гражданская ответственность --13 застрахована в ПАО «Страховая группа «Хоска», которая в сообщении об отказе в прямом возмещении убытков от -- указала, что причинителем вреда не соблюдены требования в отношении заключения договора ОСАГО, то есть факт страхования гражданской ответственности. В связи с отсутствием правовых оснований, страховая компания «Хоска» отказала --13 в осуществлении прямого возмещения убытков, рекомендовав обратиться непосредственно к страховщику причинителя вреда ( т.1 л.д.9).

В соответствии с положениями ст. 14.1 Федерального закона от -- № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам; б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Из положений приведенной правовой нормы следует, что обязательным условием прямого возмещения убытков является то обстоятельство, что дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств и гражданская ответственность владельцев обоих участников застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Из ответа на запрос суда ПАО «Росгострах» от -- следует, что договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств с --1 не заключался, имеющийся у него бланк договора выдан на другое лицо.

В связи с тем, что ответчик не застраховал свою автогражданскую ответственность надлежащим образом, истец правомерно обратился в суд за возмещением убытков.

Суд не принимает доводы ответчика относительно наличия вины --6 в совершении дорожно-транспортного происшествия.

Как следует из пояснений --6 в момент перед столкновением было темно, предел видимости объектов на дороге был около 100 метров при включенном ближнем свете фар.

Из пояснений ответчика --1 следует, что в момент перед столкновением были сумерки, было отчетливо всё видно, и водитель --6 не могла не видеть буксируемый комбайн.

Из письменных возражений ответчика --1 следует, что столкновение произошло в 18 часов 10 минут ( т.1 л.д.128).

Из рапорта дежурного МО МВД РФ «Белогорский» от -- следует, что в 18 часов 38 минут поступил телефонный звонок от --1 о произошедшем дорожно-транспортном происшествии ( т.1 л.д.152).

Из детализации телефонных звонков --1 следует, что -- с его абонентского номера поступил звонок на -- в 18 часов 37 минут ( т.2 л.д.88).

Из показаний свидетелей --22, следует, что когда они приехали на место совершения дорожно-транспортного происшествия, то было темно, время в пути с момента получения сообщения о дорожно-транспортном происшествии составило около.

Из показаний свидетелей --9 следует, что в момент столкновения было светло, сумерки.

Из представленной ответчиком информации из сети Интернет следует, что в -- -- заход солнца был в 17 часов 54 минуты, окончание сумерек в 18 часов 26 минут ( т.2 л.д.85).

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что столкновение автомобиля под управлением --6 с буксируемым комбайном произошло в окончание вечерних сумерек, в условиях недостаточной видимости.

В соответствии с п.2.3.1 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от -- -- ( далее Правила) запрещается движение при негорящих (отсутствующих) фарах и задних габаритных огнях в темное время суток или в условиях недостаточной видимости.

Суд не принимает доводы ответчика --1 о том, что достаточным для обеспечения безопасности движения было установление на задней части комбайна знака аварийной остановки.

В п.7.3 Правил установлено, что при отсутствии или неисправности аварийной сигнализации на буксируемом механическом транспортном средстве на его задней части должен быть закреплен знак аварийной остановки.

В данном пункте Правил определена обязанность водителя как в светлое, так и в тёмное время суток устанавливать на буксируемом транспортном средстве знак аварийной остановки.

Обязанность водителя включить на буксируемом транспортном средстве габаритные огни в темное время суток и в условиях недостаточной видимости независимо от освещения дороги установлена п.19.1 Правил.

Ответчиком не оспаривается, что на буксируемом комбайне ещё до буксировки были неисправны габаритные огни, поэтому они не горели.

Суд не принимает доводы ответчика --1 о том, что Правилами не запрещается движение транспортных средств при негорящих габаритных огнях с целью следования к месту стоянки, что и было им сделано.

Исходя из п.2.3.1 Правил при возникновении в пути прочих неисправностей, с которыми приложением к Основным положениям запрещена эксплуатация транспортных средств, водитель должен устранить их, а если это невозможно, то он может следовать к месту стоянки или ремонта с соблюдением необходимых мер предосторожности.

С учетом этого пункта Правил водитель --1 мог двигаться с негорящим на буксируемом комбайне габаритными огнями к месту стоянки только в том случае, если произошла их поломка в пути.

В данном случае, габаритные огни не работали с места буксировки, поэтому водитель --1 не имел право буксировать таким способом комбайн.

В судебном заседании ответчик --1 и третье лицо --6 пояснили в суде, что изображенные на фотографиях в экспертном заключении ИП --12 КАМАЗ 4310 и комбайн, аналогичны тем, которые участвовали в дорожно-транспортном происшествии ( т.2 л.д.157).

Как следует из заключения эксперта ИП --12 он делает заключение, что при определенных положениях на дороге (особенно при искривлении дороги и колебаниях подвески) габаритные огни КАМАЗа должны были просматриваться, так как имеется просвет (т.2 л.д.159).

Суд не принимает во внимание данные доводы эксперта, так как они носят предположительный характер с учетом «определенного положения» транспортных средств на дороге, без приведения транспортных средств в такое положение, которое было во время буксировки.

В соответствии с п. 2 исследовательской части экспертизы, проведенной экспертом ФБУ Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации водитель автомобиля КАМАЗ -4310 при буксировке комбайна с отсутствующими внешними световыми приборами, в том числе и с негорящими габаритными огнями, должен был руководствоваться требованиями пункта 2.3.1 Правил, который запрещал движение в этих условиях ( т.2 л.д.209).

Из пояснений в суде третьего лица --6 следует, что в связи с тем, что на буксируемом комбайне не горели габаритные огни и буксируемый комбайн закрывал габаритные огни КамАЗа-4310, поэтому она не видела были ли они включены, двигаясь в темное время суток с включенным ближним светом фар, она не увидела буксируемый комбайн, в результате чего столкнулась с ним.

Ответчиком --1 не представлено доказательств того, что --6 не правильно выбрала скорость движения с учётом видимости дороги и могла предотвратить дорожно-транспортное происшествие с учётом достаточности расстояния, на котором она должна была обнаружить комбайн.

Из объяснений --6, данных ею после дорожно-транспортного происшествия сотрудникам ГИБДД ( т.1 л.д.156) следует, что её автомобиль двигался со скоростью не более 90 км/ч. Аналогичные пояснения она дала в суде.

Суд не принимает доводы ответчика --1 о том, что водитель --6 двигалась со скоростью более 90 км/ч, так как не представлено соответствующих доказательств.

На основании п.10.3 Правил вне населенных пунктов легковым автомобилям разрешается движение не более 90 км/ч. Из этого следует, что водитель --6 вела автомобиль с разрешенной скоростью.

В соответствии с п.10.1 Правил водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Как пояснила в суде --6 при ближнем свете фар предел видимости объектов на дороге, в том числе автомобилей с включенными габаритными огнями, был около 100 м.

Исходя из п.5 исследовательской части экспертизы, проведенной экспертом ФБУ Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации двигаться со скоростью 90 км/ч водитель автомобиля NISSAN X-Trail мог в том случае, если видимость дороги была не менее 63 м.

Ответчик --1 не представил доказательств о большей скорости движения автомобиля под управлением водителя --6 и меньшего расстояния видимости ею дороги (её элементов).

Суд не принимает в качестве доказательств возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия водителем --6 заключение экспертизы ИП --12 ( т.2 л.д.152).

Так, из заключения эксперта следует, что эксперт определил возможную видимость буксируемого комбайна исходя из должной видимости знака аварийной остановки на расстоянии не менее 100 м ( т.2 л.д.153). При этом эксперт ссылается на расчет зоны видимости пешехода с отражательным элементом при включенном ближнем свете фар, не приводя нормативных актов, которыми он руководствовался ( т.2 л.д.149-152). Такие суждения эксперта носят предположительный характер, поэтому отвергаются судом.

Кроме того, ответчиком --1 не представлено доказательств соответствия установленного на буксируемом комбайне знака аварийной остановки требованиям ГОСТа.

Суд не принимает во внимание доводы ответчика --1 о том, что доказательством установки на буксируемом комбайне надлежащего знака аварийной остановки служит диагностическая карта о прохождении технического осмотра автомобилем КАМаз-4310 ( т.2 л.д.178).

При этом суд учитывает, что данная карта не свидетельствует об установлении на буксируемом комбайне именно этого знака аварийной остановки, который обозначен в карте.

В качестве доказательств того, что водитель --6 находилась на таком расстоянии от буксируемого автомобиля, когда могла затормозить и предотвратить столкновение, ответчиком --1 представлено заключение эксперта ИП --12, где в п. 9 выводов указано, что с технической точки зрения в данной ситуации ничего не мешало --6 выявить опасность для движения на достаточном для обеспечения безопасности расстоянии (т.2 л.д.161).

О том, что водитель --6 не могла видеть впереди своего автомобиля буксируемый комбайн на достаточном для торможения расстоянии служит то обстоятельство, что согласно схемы к дорожно-транспортному происшествию не имелось тормозного пути ( т.1 л.д.159).

Кроме того, как пояснила в суде --6 она заметила знак аварийной остановки на буксируемом комбайне на расстоянии 5-6 метров от своего автомобиля, экстренно затормозила.

Данные доказательства свидетельствуют о том, что знак аварийной остановки не обеспечивал обозначение буксируемого комбайна на дороге в условиях недостаточной видимости.

Суд не принимает доводы ответчика --1 о том, что причиной невидимости знака аварийной остановки и столкновение автомобиля под управлением --6 являются субъективные факторы, такие как отвлечение её внимания от дороги.

Из пояснений в суде --6 следует, что, управляя автомобилем, она не отвлекалась. Доказательств обратного стороной ответчика не представлено.

Из изложенного следует, что водитель --6 не имела возможности увидеть комбайн на таком расстоянии, чтобы могла затормозить и предотвратить столкновение.

Как следует из п.4 выводов экспертизы, проведенной экспертом ФБУ Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации действия водителя КамАЗ-4310, буксирующего комбайн с негорящими габаритными огнями в условиях недостаточной видимости, явились одной из причин данного дорожно-транспортного происшествия.

Учитывая, что судом установлено, что водитель --6 выбрала правильную скорость движения с учетом видимости дороги ( её объектов), а также то, что она не имела возможности увидеть буксируемый комбайн на безопасном для торможения расстоянии, суд приходит к выводу, что между действиями водителя автомобиля КАмаз -4310 --1, допустившим буксировку комбайна без габаритных огней и наступившими последствиями в виде столкновения автомобиля NISSAN X-Trail, под управлением --6, в буксируемый комбайн имеется прямая причинно-следственная связь.

Согласно отчёту -- об оценке рыночной стоимости услуг по восстановительному ремонту автомобиля «NISSAN Х-TRAIL»,составленному ИП --18 величина восстановительных расходов (сумма, эквивалентная до аварийной стоимости АМТС за вычетом стоимости его остатков, пригодных для использования (реализации) по состоянию на -- составила 423756 рублей (т.1 л.д.12).

Согласно выводам экспертов ООО «Оценка имущества» от -- стоимость восстановительного ремонта автомобиля марки «NISSAN Х-TRAIL», на день проведения экспертизы составляет 661473 рубля 00 копеек. Согласно расчетам ремонт автомобиля экономически нецелесообразен и стоимость «убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия» равна стоимости АМТС за минусом годных остатков, пригодных для использования (реализации). Убытки составляют 462672 рубля 00 копеек ( т.2 л.д.200).

В связи с тем, что истец настаивает на меньшей сумме убытков, установленной экспертом ИП --18, чем установлено экспертами ООО «Оценка имущества» на основании ст. 39 ГПК РФ суд признает стоимость убытков, установленную ИП --18 в сумме 423756 рублей 00 копеек.

Ответчиком --1 не представлено доказательств о меньшей сумме убытков.

На основании изложенного, судом установлено, что в результате дорожно-транспортного происшествия истцу причинен материальный ущерб в связи с чем,--1 несёт ответственность перед --13, что соответствует требованиям ст. 15 ГК РФ.

Учитывая изложенное, суд удовлетворяет исковые требования в части взыскания с ответчика убытков в сумме 423756 рублей 00 копеек.

В соответствии со ст. 94 ГПК РФ к судебным издержкам относятся: оплата услуг представителя, эксперта и другие, связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами.

В силу ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Согласно договору -- об оценке рыночной стоимости услуг по восстановительному ремонту транспортного средства от -- и акту -- от -- на выполнение работ, ИП --18 определила рыночную стоимость восстановительного ремонта автомобиля «NISSAN Х-TRAIL», стоимость данной услуги составила 10000 рублей, что подтверждается квитанцией -- от --.

Учитывая изложенное, суд удовлетворяет иск в части взыскания с ответчика судебных издержек в виде оплаты услуг эксперта в сумме 10000 рублей.

В соответствии с требованиями статьи 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Участие представителя в рассмотрении гражданского дела по существу, и оказание им стороне истца правовых услуг подтверждается материалами дела, а именно, договором об оказании юридических услуг от --, квитанцией об оплате услуг в размере 25000 рублей, протоколах судебных заседаний.

Суд принимает во внимание обстоятельства дела, неоднократное назначение экспертиз, имущественный характер спора с ценой иска свыше 450000 рублей, его сложность, длительность рассмотрения дела в суде первой инстанции с --, а также объём оказанных правовых услуг ( участие представителя в ходе подготовки и 8 судебных заседаниях). В связи с чем, требования истца о взыскании с ответчика расходов, понесенных на оплату услуг представителя в размере 25000 рублей суд признает разумными и подлежащими удовлетворению.

Кроме того, истец --13 с целью участия в суде представителя обратился к нотариусу по нотариальному округу Серышевский для оформления доверенности на представителя --20, оплатив по тарифу 1 000 рублей, что также относится к судебным расходам и указанная сумма подлежит взысканию с ответчика --1

При подаче искового заявления в суд истец оплатил государственную пошлину в размере 7437 рублей 56 копеек, которая также подлежит взысканию с ответчика --1

В связи с тем, что в телеграмме с извещением о месте и времени проведения осмотра автомобиля «NISSAN Х-TRAIL» и определения экспертом стоимости убытков от ДТП неправильно был указан адрес ответчика --1 и он её не получил, суд отказывает в удовлетворении иска в части оплаты стоимости отправки телеграммы в сумме 343 рубля 00 копеек.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд,

Р Е Ш И Л :


Иск --13 к --2 о взыскании убытков, судебных издержек удовлетворить частично.

Взыскать с --2 в пользу --13 убытки, причиненные в результате дорожно-транспортного происшествия в сумме 423756 рублей 00 копеек; расходы на оплату услуг эксперта в сумме 10000 рублей; расходы по оплате юридических услуг в сумме 25000 рублей; расходы по оплате нотариальных услуг в сумме 1000 рублей; расходы по оплате государственной пошлины в сумме 7437 рублей 56 копеек, а всего в сумме 467193 рубля 56 копеек.

В остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Амурский областной суд через Мазановский районный суд -- в течение одного месяца со дня получения мотивировочной части решения. Мотивированное решение будет изготовлено в течение пяти суток, то есть по --. Стороны вправе ознакомиться с мотивированным решением --.

Судья Знатнова Н.В.

Мотивированное решение изготовлено --



Суд:

Мазановский районный суд (Амурская область) (подробнее)

Истцы:

Соломкин В.Л. (подробнее)

Ответчики:

Косицин С.Е. (подробнее)

Иные лица:

Герасименко Н.Н. (подробнее)

Судьи дела:

Знатнова Н.В. (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Упущенная выгода
Судебная практика по применению норм ст. 15, 393 ГК РФ

Ответственность за причинение вреда, залив квартиры
Судебная практика по применению нормы ст. 1064 ГК РФ

Источник повышенной опасности
Судебная практика по применению нормы ст. 1079 ГК РФ

Возмещение убытков
Судебная практика по применению нормы ст. 15 ГК РФ