Решение № 2-40/2020 2-40/2020~М-14/2020 М-14/2020 от 29 июля 2020 г. по делу № 2-40/2020

Удорский районный суд (Республика Коми) - Гражданские и административные



дело № 2-40/2020

11RS0019-01-2020-000018-88


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

Удорский районный суд Республики Коми в составе председательствующего судьи Жданова А.Н., при секретаре судебного заседания Мовзер И.А., рассмотрев в судебном заседании в селе Кослан 29 июля 2020 года дело по исковому заявлению ФИО3 к ФИО1, ФИО2 о признании договора купли продажи транспортного средства недействительным, разделе имущества, взыскании услуг представителя и расходов по уплате госпошлины

установил:


ФИО3 обратился в суд с иском, в обоснование которого указал, что с 15.07.2016 состоял в браке с ответчиком, с середины октября 2019 года совместно не проживают, общее хозяйство не ведут. 17.12.2019 они совместно подавали заявление о расторжении брака, однако ответчик забрала свое заявление на развод, в результате бракоразводный процесс не состоялся. Соглашение о разделе имущества, приобретенного в период брака и являющегося общей совместной собственностью супругов, между истцом и ответчиком не достигнуто. В период брака 25.01.2017 ими был приобретен автомобиль HYUNDAI CRETA, 2017 года выпуска, VIN <***>, цвет синий, государственный регистрационный знак <***> который зарегистрирован на имя ответчика. Указанный автомобиль с октября 2019 года находился в месте проживания истца во дворе дома 21 по ул. Дружбы п. Усогорск Удорского района Республики Коми. 17.01.2020 около 22.00 часов ответчик забрала указанный автомобиль себе, предварительно не сообщив истцу. Истец неоднократно сообщал ответчику, что автомобиль желает оставить себе с возмещением 50% стоимости автомобиля в пользу ответчика. Истец разрешения ответчику на продажу указанного автомобиля не давал. 21.02.2020 истец, при изучении материалов исполнительного производства об аресте указанного автомобиля в целях обеспечительной меры по иску о разделе совместно нажитого имущества, узнал, что ответчик 17.01.2020 оформил мнимый договор купли-продажи на указанный автомобиль. Поскольку по договору купли-продажи спорного автомобиля ответчик получила от покупателя ФИО2 денежные средства в сумме 420 000 рублей, указанная сумма подлежит взысканию с ответчика в пользу ФИО2

Истец ФИО3, его представитель ФИО4, в судебном заседании с учетом изменения исковых требований от 22.01.2020, 02.03.2020 иск и доводы по нему поддержали в полном объеме, дополнительно указали, что с 15.07.2016 по 26.03.2020 истец состоял в браке с ответчиком ФИО1 На основании решения мирового судьи от 25.02.2020 их брак 26.03.2020 расторгнут, о чем 13.05.2020 произведена соответствующая запись о расторжении брака № 130209110001700015006. Согласно договору купли-продажи транспортного средства от 17.01.2020 ответчик продала совместно нажитый автомобиль за 420 000 рублей. В настоящее время между бывшими супругами возник спор о разделе имущества, в связи с чем просили суд: 1) признать договор купли продажи транспортного средства от 17.01.2020 заключенный между ФИО1 и ФИО2 о продаже автомобиля HYUNDAI CRETA, 2017 года выпуска, VIN <***>, цвет синий, государственный регистрационный знак <***> недействительным, применив последствия недействительности сделки путем приведения сторон в первоначальное положение и возвращение спорного имущества в собственность ФИО1; 2) произвести раздел общей совместной собственности ФИО3 и ФИО1 в виде автомобиля HYUNDAI CRETA, 2017 года выпуска, VIN <***>, цвет синий, государственный регистрационный знак <***> стоимостью 800 000 рублей, выделив указанный автомобиль ФИО3, с выплатой ФИО1 денежной компенсации в размере 400000 рублей в счет 1/2 доли совместно нажитого имущества; 3) взыскать услуги представителя в размере 40 000 рублей; 4) взыскать расходы по уплате госпошлины в размере 8800 рублей.

Ответчики были извещены судом надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, при этом ФИО1 в судебном заседании, ФИО2 в представленных письменных возражениях с исковыми требованиями не согласились, указали, что в исковом заявлении ФИО3 указывает на то, что не знал о продаже автомобиля , при этом истец собственноручно написал заявление о применении судом обеспечительных мер, указав, на то, что ответчик не сообщила истцу о намерении продать и стоимость продажи самого автомобиля . ФИО3 не приведены нормы права, прямо запрещающие отчуждение ею движимого имущества без согласия самого ФИО3 В силу законного выбытия указанного транспортного средства из владения ФИО1 – отпала необходимость и возможность применения в отношении данного (уже чужого имущества) обеспечительных мер, в связи с изменением обстановки, в которой данное определение было вынесено. ФИО3 требует выделить ему автомобиль в натуре, что нарушает принцип равноправия сторон в процессе, поскольку он, по его мнению, получает автомобиль, а ей предлагает эфемерную компенсацию, которая не подтверждена его доходами. Также ФИО3 не подтвердил ни один платеж по автомобилю, поскольку не совершал их, не передавал ей деньги на совершение ежемесячных платежей. В настоящее время в деле по иску ФИО3 нет ни одного доказательства ничтожности (мнимости) договора купли-продажи автомобиля , в силу чего в числе таких доказательств присутствуют только утверждения и предположения, не основанные на письменных материалах дела.

Выслушав истца, и его представителя, учитывая возражения ответчиков, исследовав письменные материалы дела и доказательства, суд приходит к следующему.

В силу положений статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар или в порядке наследования, является его собственностью. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т.п.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные во время брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался. Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.). Настоящее правило не применяется, если договором между супругами предусмотрено иное. Правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются семейным законодательством.

Согласно ч. 1 ст. 33 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью (часть 1).

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (часть 2).

Нормами ст. 35 СК РФ установлено, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Положения статей 36, 37 СК РФ аналогичны положениям статей 256 ГК РФ.

В силу положений ст. 253 ГК РФ, каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Согласно ст. 254 ГК РФ раздел общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдел доли одного из них могут быть осуществлены после предварительного определения доли каждого из участников в праве на общее имущество. При разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законом или соглашением участников, их доли признаются равными. Основания и порядок раздела общего имущества и выдела из него доли определяются по правилам статьи 252 ГК РФ постольку, поскольку иное для отдельных видов совместной собственности не установлено ГК РФ, другими законами и не вытекает из существа отношений участников совместной собственности.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 253 ГК РФ требование о признании сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

В соответствии со ст. 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов (часть 1).

В случае спора раздела общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке. При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация (часть 3).

Суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них (часть 4).

К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (часть 7).

Пунктом 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 №5 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" установлено, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Таким образом, срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, т.е. когда одним из бывших супругов будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права и обязанности в отношении этого имущества, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т.п.).

Судом установлено, что 15.07.2016 ФИО3 заключил с ФИО5 брак, о чем 15.07.2016 составлена запись акта о заключении брака № 24 Территориальным отделом ЗАГС Удорского района Министерства юстиции Республики Коми.

В период брака 25.01.2017 супругами ФИО3 был приобретен автомобиль HYUNDAI CRETA, 2017 года выпуска, VIN <***>, цвет синий, государственный регистрационный знак <***>. Право собственности на указанное имущество было зарегистрировано на имя ответчика ФИО1, что подтверждается представленными документами.

На основании решения мирового судьи Удорского судебного участка Республики Коми от 25.02.2020 по делу № 2-92/2020 брак между ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ г.р. и ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ г.р. расторгнут (данный факт подтверждается свидетельством о расторжении брака между ФИО3 и ФИО1 от 13.05.2020, составленная запись акта о расторжении брака № 130209110001700015006).

17.01.2020 ФИО1, согласно договору купли-продажи транспортного средства продала автомобиль HYUNDAI CRETA, 2017 года выпуска, за 420 000 рублей ФИО2 20.01.2020 в Удорский районный суд поступило исковое заявление ФИО3 о разделе имущества на указанный автомобиль, при этом также поступило заявление от него об обеспечение иска, а именно наложить арест на автомобиль HYUNDAI Creta, государственным регистрационным знаком <***> с установлением запрета на право пользования ответчиком. 20.01.2020 Удорским районным судом Республики Коми вынесено определение об удовлетворении обеспечения иска в части, согласно которому судом наложен арест на указанный автомобиль.

04.02.2020 от ФИО1 и ФИО2 в Удорский районный суд Республики Коми поступила частная жалоба на указанное определение. 06.04.2020 судьей Верховного Суда Республики Коми вынесено апелляционное определение об оставлении без удовлетворения частных жалоб ФИО1 и ФИО2, определение суда от 20.01.2020 г. оставлено без изменения.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи - супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, брак между ФИО3 и ФИО1 прекращен.

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и Томацкая, Томацкий приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.

Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом (пункт 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм, при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следует установить наличие или отсутствие полномочий у другого участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

В силу статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции на дату совершения сделки, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК РФ.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Как следует из материалов дела, спорный автомобиль был приобретен сторонами в период брака, в связи с чем в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации это имущество является совместной собственностью супругов. Автомобиль в период брака был реализован ФИО1 17.01.2020 ФИО2, что подтверждается соответствующим договором купли-продажи.

В силу ст. 56 ГПК РФ обязанность доказать, что покупатель знал о несогласии другого супруга на совершение сделки возлагается на супруга, заявляющего требование о признании этой сделки недействительной, при этом истец должен представить доказательства не только того, что он был не согласен на распоряжение имуществом, но и того, что другая сторона знала или должна была знать об этом обстоятельстве.

Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.

Согласно пункту 1 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В то время в п. 2 ст. 35 СК РФ основания для признания недействительными договора купли-продажи автомобиля от 17.01.2020, не подтверждаются представленными истцом доказательствами. Требование о признании сделки недействительной может быть удовлетворено в том случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. ФИО3 оспаривая договор купли-продажи автомашины, кроме собственных утверждений об осведомленности покупателя об отсутствии его согласия на отчуждение автомобиля , допустимых и достаточных доказательств о недобросовестности покупателя, не представил.

На основании изложенного в удовлетворении требований ФИО1 о признании договора купли продажи транспортного средства от 17.01.2020 заключенного между ФИО1 и ФИО2 о продаже автомобиля HYUNDAI CRETA, 2017 года выпуска, недействительным, следует отказать.

В связи с тем, что в требованиях истца в части признания договора купли продажи автомобиля от 17.01.2020 недействительным, отказано, требования о произведении раздела общей совместной собственности ФИО3 и ФИО1 в виде автомобиля , путем выделения указанного автомобиля истцу, с выплатой ответчику денежной компенсации, не подлежат удовлетворению.

В то же время, суд считает, что автомобиль HYUNDAI CRETA, 2017 года, приобретенный супругами ФИО3 согласно статье 34 Семейного кодекса РФ является имуществом, нажитым супругами во время брака, то есть их совместной собственностью. При этом в силу положений статьи 39 Семейного кодекса РФ доли супругов суд признает равными.

На основании изложенного, и учитывая, что отсутствуют основания для отступления от равенства долей супругов, а ФИО1 как владельцем совместно нажитого имущества произведена продажа автомобиля HYUNDAI CRETA, 2017 года и получены денежные средства в сумме 420 000 рублей, то в пользу ФИО3 с ФИО1 подлежит взысканию компенсация от проданного автомобиля в размере 1/2 доли, а именно денежная сумма размере 210 000 рублей.

При этом суд не может согласиться с доводами истца об оценке цене автомобиля в сумме 800000 рублей, поскольку им не представлено письменных и иных доказательств подтверждающих указанные доводы, в том же время учитывая, что судом оснований для признания договора купли-продажи от 17.01.2020, не установлено, а ФИО1 в силу ст. 253 Семейного кодекса РФ как участник совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, при отсутствии иного соглашения с ФИО3, суд признает сумму по договору действительной и реальной, и учитывает ее при определении долей супругов.

Рассматривая требования истца о взыскании услуг представителя и расходов по уплате госпошлины, суд приходит к следующему.

Судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела, в том числе расходов на оплату услуг представителей и других признанных судом необходимыми расходов (часть 1 статьи 88, статья 94 ГПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

На основании части 1 статьи 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как установлено судом, в связи с рассмотрением настоящего дела истец понес расходы по оплате услуг представителя в сумме 40000 руб. и оплате государственной пошлины в размере 8800 руб., в то же время, поскольку в исковых требованиях ФИО3 к ФИО1 отказано, требования о взыскании судебных расходов в соответствии со статьей 98 ГПК РФ удовлетворению не подлежат.

Согласно частям 1, 2 статьи 144 ГПК РФ обеспечение иска может быть отменено тем же судьей или судом по заявлению лиц, участвующих в деле, либо по инициативе судьи или суда. Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению вопроса об отмене обеспечения иска.

Частью 3 указанной статьи предусмотрено, что при удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют свое действие до исполнения решения суда.

По смыслу приведенной нормы обеспечительные меры носят срочный (временный) характер, действуют в целях сохранения существующего положения и предотвращения возможного причинения заявителю значительного ущерба до разрешения спора по существу.

Таким образом, поскольку доводы истца о признании договора купли-продажи автомашины недействительным несостоятельны, следовательно, оснований для сохранения обеспечительных мер не имеется, заявления ответчиков об отмене обеспечительных мер подлежат удовлетворению

В связи с чем, суд приходит к выводу об отмене меры, принятый определением Удорского районного суда Республики Коми по обеспечению иска от 20.01.2020 года, сняв арест с автомобиля : HYUNDAI CRETA с государственным регистрационным знаком <***> 2017 года выпуска, VIN <***>, цвет синий.

На основании изложенного, с учетом обстоятельств дела, и исследованных материалов дела исковые требования ФИО3 к ФИО1 о признании договора купли продажи транспортного средства недействительным, разделе имущества, взыскании услуг представителя и расходов по уплате госпошлины являются не законными, не обоснованными, и не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь статьями 194198, 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:


в удовлетворении исковых требований ФИО3 к ФИО1 о признании договора купли-продажи автомашины недействительным, и разделе имущества, взыскании услуг представителя и уплаченной госпошлины отказать.

Взыскать с ФИО1 в пользу ФИО3 денежную компенсацию в размере 1/2 доли совместно нажитого имущества, а именно:

- от продажи автомобиля HYUNDAI CRETA с государственным регистрационным знаком <***> 2017 года выпуска, VIN <***>, цвет синий, по договору купли-продажи от 17.01.2020, в размере 210 000 (двести десять тысяч) рублей.

Отменить меры, принятые определением Удорского районного суда Республики Коми по обеспечению иска от 20.01.2020 года, сняв арест с автомобиля : HYUNDAI CRETA с государственным регистрационным знаком <***> 2017 года выпуска, VIN <***>, цвет синий.

На решение суда может быть подана апелляционная жалоба в Верховный Суд Республики Коми через Удорский районный суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий подпись А.Н. Жданов

Мотивированное решение составлено к 18 часам 00 минутам 05 августа 2020 года.



Суд:

Удорский районный суд (Республика Коми) (подробнее)

Судьи дела:

Жданов Алексей Николаевич (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Раздел имущества при разводе
Судебная практика по разделу совместно нажитого имущества супругов, разделу квартиры с применением норм ст. 38, 39 СК РФ

Исковая давность, по срокам давности
Судебная практика по применению норм ст. 200, 202, 204, 205 ГК РФ