Решение № 2-465/2020 2-465/2020~М-21/2020 М-21/2020 от 7 июля 2020 г. по делу № 2-465/2020




Гражданское дело № 2-465/2020

55RS0005-01-2020-000033-73


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

07 июля 2020 года город Омск

Первомайский районный суд города Омска

под председательством судьи Базыловой А.В.,

при секретаре Осипенко Е.В., при помощнике судьи Хаджиевой С.В., осуществлявшей подготовку дела к судебному разбирательству,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к ФИО2 о признании сделки недействительной,

установил:


ФИО1 обратился в суд с иском к ФИО2 о признании сделки недействительной, указав в обоснование на то, что ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умерла ДД.ММ.ГГГГ, о чем сделана запись акта о смерти. Нотариусом ФИО4 было открыто наследственное дело № от 18.07.2019 года, в котором в качестве наследников заявились ФИО1 в качестве наследника по родству и ФИО2 в качестве наследника по завещанию.

ФИО2 является наследником по завещанию, которое получено им от ФИО3 путем обмана последней и введения ее в заблуждение. Нотариусом при составлении завещания человеку в возрасте 68 лет, имеющему онкологическое заболевание, не были разъяснены нормы законодательства РФ, регулирующие последствия выдачи завещания при отсутствии возникновения при этом каких-либо обязательств у наследника по завещанию. Наследодатель не был при этом направлен в психоневрологический диспансер для обследования и получения соответствующего заключения медицинского специалиста в области психиатрии.

При этом, как выяснилось впоследствии, ФИО3 скрывала свое состояние и испытываемые ею боли как в период до обращения к нотариусу, так и в последующем. Ее состоянием воспользовался ответчик и ввел в заблуждение, обещая ей уход и содержание в оставшиеся ей для проживания дни, воспользовавшись ее психическим состоянием, связанным с пониманием последствий онкологии. Обещания и незначительный период общения сделали свое дело, ФИО3 пришла 29.06.2017 года к нотариусу и ФИО5, временно исполняющей обязанности нотариуса ФИО6, было удостоверено и зарегистрировано в реестре за № завещание ФИО3. После чего внимание к наследодателю со стороны наследника быстро прекратилось, она была просто им забыта, но надеялась на него. При этом она стала обращаться к своим знакомым с просьбами ухода за ней за право получения по наследству принадлежащей ей квартиры по завещанию.

Но оформление завещания на ответчика наследодатель скрывала длительное время, так как ее состояние ухудшилось, и она стыдилась своего состояния и своей немощности. Знакомые и соседи вскрыли квартиру и обнаружили ее в беспомощном и в крайне критическом состоянии. Перед своей смертью она призналась в оформлении ею завещания на имя ответчика, попросила пригласить нотариуса для его отмены и оформлении нового завещания на имя истца. Нотариус Тихон И.А. была 23.06.2019 года приглашена для его оформления, но отказалась его оформить, потребовав справку от специалиста клинической психиатрической больницы. После ухода нотариуса ФИО3 попросила лист бумаги и написала свое предсмертное распоряжение об отмене завещания . Состояние было у нее тяжелое, но она понимала, что совершила ошибку и лишила своего единственного двоюродного брата наследства, при том, что он сам пожилой человек, продолжает работать, помогал ФИО3 материально, производил ремонтные работы в квартире и оказывал другого вида помощь.

Считает, что в данном случае имела место сделка между ответчиком и ФИО3, которая была заключена между ними в тяжелой для нее ситуации, но без намерения ответчика выполнить свои обязательства. Налицо обман со стороны ответчика, в связи с чем сделка является недействительной в силу положений ст.ст. 166, 167, 168, 179, 10 ГК РФ.

На основании изложенного, просит признать недействительной сделку по выдаче ФИО2 ФИО3 завещания на квартиру, находящуюся по адресу: <адрес>; <адрес>; земельный участок, находящийся по адресу: <адрес>.

В дальнейшем представитель истца ФИО7 требования уточнил, попросив признать недействительной сделку по выдаче ФИО2 ФИО3 завещания на квартиру, находящуюся по адресу: <адрес>; земельный участок, находящийся по адресу: <адрес>, САО, ГСК «Омич-27», на основании части 2 ст. 179 ГК РФ (л.д. 96).

Истец ФИО1, будучи надлежащим образом извещенным о дне и месте судебного разбирательства, в суд не явился, о причине неявки суду не сообщил.

Представитель истца ФИО7, будучи надлежащим образом извещенным о дне и месте судебного разбирательства, в суд не явился, заявлением просил отложить судебное разбирательство, указывая на участие в уголовном процессе с лицом, содержащимся под стражей, ФИО8 в Кировском мировом судебном участке, назначенном на 14 часов 20 минут.

Ответчик ФИО2, будучи надлежащим образом извещенным о дне и месте судебного разбирательства, в суд не явился, о причине неявки суду не сообщил. Ранее в судебном заседании пояснял, что со С. Г. познакомился в 2002 году, когда приехал в отпуск к своему дяде. Он общался с ней и понял, что его дядя состоит с ней в близких отношениях. В 2008 году они переехали в Омск, когда умер дядя. Они с ней общались. Он выполнял ее бытовые поручения. Она попросила его паспорт, сказала, что он потом узнает зачем. Она направилась к нотариусу. Потом увидел, что она завещала ему квартиру, гаражный бокс и земельный участок. Принесла ему готовые документы. Он был очень удивлен. Когда ехали к нотариусу, он не знал, зачем они туда едут. Позже она звонила своему двоюродному брату – ФИО1. С ней они ничего не обсуждали по поводу завещания . ФИО3 отдала ему 50000 рублей на похороны, после смерти которой он отдал ФИО1 эти деньги, также он отдал ему документы о месте захоронения. Он привозил ей продукты, когда ей было нужно. В 2019 году в конце апреля они увидели, что она начала худеть, он лично позвонил ее брату, чтобы решить, что делать дальше. Дней через 10 он приехал, никакой помощи и претензий он к нему не предъявлял. После 05.06.2019 он позвонил, сказал, что С. Г. упала и сломала ногу, отвезли ее в больницу. Когда ее привезли из больницы, они спросили, нужна ли их помощь, на что поступил ответ от ФИО1, что ничего не нужно. Он проживал у нее в квартире.

Представитель ответчика ФИО9 действующая на основании доверенности, представила возражение на иск (л.д. 101-103), в судебном заседании требования не признала, пояснив, что доводы стороны истца являются надуманными, не подтвержденными какими-либо допустимыми доказательствами. ФИО3 вела активный образ жизни, была самостоятельна, независима, разумна. Составленное нотариусом ФИО5 завещание соответствует всем требованиям закона, а именно составлено в письменной форме, удостоверено нотариусом, подписано собственноручно, содержание ст. 1149 ГК РФ разъяснено, дееспособность завещателя проверена. Просила в иске отказать.

Третье лицо нотариус ФИО4, будучи надлежащим образом извещенной о дне и месте судебного разбирательства, в суд не явилась, о причине неявки суду не сообщила.

Временно исполняющий обязанности нотариуса ФИО5, действующая на основании доверенности, представила суду отзыв (л.д. 46), в судебном заседании выразила несогласие с заявленными требованиями, пояснив, что в соответствии со ст.ст. 1118-1121 ГК РФ завещатель вправе распорядиться имуществом на случай смерти путем совершения завещания . Завещатель может завещать любое имущество. 29 июня 2017 года ФИО3 в кабинете в момент совершения завещания находилась одна, свое волеизъявление излагала четко и ясно. В ходе беседы отвечала свободно на поставленные вопросы, сформулировала свою волю и назначила определенного наследника. Завещание было полностью прочитано ФИО3 до подписания и собственноручно ей подписано, не прибегая к помощи рукоприкладчика, о чем свидетельствует удовлетворительная надпись на завещании. Дееспособность ФИО3 подтверждалась паспортом, способность осознавать характер своих действия и руководить ими, определялась в ходе беседы. ФИО3 создавала впечатление психически здорового человека. Сведений о признании ее недееспособной в установленном законом порядке не имелось и не имеется. При составлении завещания ФИО3 было разъяснено, в какой форме может быть отменено завещание, однако этого последняя не сделала. Обратила внимание суда на то, что 05.07.2017 года ФИО3 выдает завещательное распоряжение на банковский счет на имя истца, то есть ФИО3 осознавала свои действия, понимала, что недвижимое имущество она завещала ответчику, а денежные средства истцу.

Суд, принимая во внимание положения ст. 167 ГПК РФ, с учетом мнения участников процесса считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц. При этом суд учитывает, что согласно размещенной на официальном сайте судебного участка № 47 в Кировском судебном районе города Омска информации, уголовное дело № по обвинению ФИО8, в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, на которое ссылается представитель истца назначено к рассмотрению на 11 часов 30 минут 07.07.2020 года, тогда как настоящее гражданское дело назначено к рассмотрению на 15 часов 50 минут 07.07.2020 года.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства в их совокупности, пришел к следующему.

На основании ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону.

Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

Согласно пунктам 1, 2, 3 и 5 статьи 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания .

Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается.

Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами Гражданского кодекса Российской Федерации о наследовании, отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 ГК РФ (пункт 1 статьи 1119 ГК РФ).

Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания (пункт 2 статьи 1119 ГК РФ).

В пункте 1 статьи 1124 ГК РФ указано, что завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом.

Согласно пунктам 1, 2 и 3 статьи 1125 ГК РФ нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом. При написании или записи завещания могут быть использованы технические средства (электронно-вычислительная машина, пишущая машинка и другие).

Завещание, записанное нотариусом со слов завещателя, до его подписания должно быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса. Если завещатель не в состоянии лично прочитать завещание, его текст оглашается для него нотариусом, о чем на завещании делается соответствующая надпись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание.

Завещание должно быть собственноручно подписано завещателем.

В соответствии со статьей 1131 ГК РФ при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания , в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание) (пункт 1). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием (пункт 2).

Завещание является односторонней сделкой, к нему применяются правила о недействительности сделок, предусмотренные в главе 9 Гражданского кодекса Российской Федерации (статьи 166 - 181 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела и установлено судом ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умерла ДД.ММ.ГГГГ, о чем 25 июня 2019 года Советским отделом управления ЗАГС государственно-правового управления Омской области составлена запись акта о смерти № (л.д. 65).

Завещанием, удостоверенным ФИО5, временно исполняющей обязанности нотариуса ФИО6, нотариуса нотариального округа <адрес>, от 29 июня 2017 года ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, из принадлежащего ей имущества, которое ко дню смерти окажется принадлежащим ей: квартиру, находящуюся по адресу: <адрес>; земельный участок, находящийся по адресу: <адрес>, завещала ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

Завещание записано со слов ФИО3, полностью прочитано завещателем до подписания и собственноручно им подписано в присутствии нотариуса. Личность завещателя установлена, дееспособность проверена. Завещание зарегистрировано в реестре за № (л.д. 68 оборот).

Как следует из представленного суду нотариусом ФИО4 наследственного дела, заведенного после смерти ФИО3, умершей ДД.ММ.ГГГГ, с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство обратились ФИО1, двоюродный брат умершего наследодателя, и ФИО2, наследник по завещанию (л.д. 67, 68). Наследников, предусмотренных ст. 1142 ГК РФ (дети наследодателя, в том числе усыновленные, супруги, родители, усыновители), наследников, предусмотренных ст. 1143 ГК РФ (полнородные и неполнородные братья и сестры, дедушки и бабушки), других наследников, предусмотренных ст. 1144 ГК РФ (полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя (дядя и тети наследодателя), их правопреемников, а также наследников, предусмотренных ст. 1148 ГК РФ (нетрудоспособные иждивенцы), кроме указанных выше, не имеется.

Согласно выпискам из Единого государственного реестра недвижимости, собственником жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес>, кадастровый №, с 12.11.2002 года числится ФИО3 (л.д. 54-56). Собственником гаражного бокса <адрес>, кадастровый №, с 03.12.2002 года числится ФИО3 (л.д. 57-58). Числится собственником ФИО3 с ДД.ММ.ГГГГ и земельного участка с кадастровым номером 55:36:070105:259, расположенного по адресу: <адрес> (л.д. 59-60, 61-63).

Истец ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, доводится двоюродным братом ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, что установлено вступившим в законную силу решением Первомайского районного суда города Омска от ДД.ММ.ГГГГ по гражданском уделу № (л.д. 69 оборот-70).

Указывая, что завещание 29.06.2017 года было составлено ФИО3 под влиянием обмана, истец на основании ст.ст. 166,167, части 2 ст. 179 ГК РФ обратился в суд с иском о признании завещания недействительным .

Согласно пункту 1 статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу п. 2 ст. 179 ГК РФсделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Исходя из разъяснений, изложенных в п. 99 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», сделка под влиянием обмана, совершенного как стороной такой сделки, так и третьим лицом, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (пункт 2 статьи 179 ГК РФ).

Обманом считается не только сообщение информации, не соответствующей действительности, но также и намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота (пункт 2 статьи 179 ГК РФ).

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. При этом подлежит установлению умысел лица, совершившего обман.

В силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте пункта 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В подтверждение обоснования иска по ходатайству истца в предыдущих судебных заседаниях были опрошены свидетели.

Так, свидетель ФИО10 пояснил суду, что познакомился с ФИО3 в 1994 году в клубе, оба собирали марки, она учила его вышивке. В 2001 году он приезжал к ней в гости, в 2018-2019 просила его часто о помощи. У нее не было родственников. Помогал ей до последнего, пока она не попала в больницу, до мая месяца 2019 года. Ее хотели определить в дом престарелых, думая, что у нее нет родственников. Они не могли найти документы на ее квартиру. Она предлагала ему свою квартиру, чтобы он за ней ухаживал, но он отказался. Она хотела отменить свое завещание, но мы не смогли его найти, оно исчезло. Лично ФИО2 он не знает, увидел на похоронах ФИО3, пришел, поулыбался и ушел. ФИО3 отдала копию ключей от квартиры семье ФИО2, больше ключей ни у кого не было.

Свидетель ФИО11 пояснила суду, что ФИО3 она не знала. Случайно попала к ней домой, это было 17.06.2019 года. У них было совещание, в доме творчества, сказали, что подруга их бывшей коллеги в очень тяжелом состоянии, был ее брат ФИО1, он не в состоянии за ней ухаживать, пожилой, после операции. Заведующая попросила всех поучаствовать в оказании помощи. Попросила ее, поскольку у нее есть навыки ухода. Когда она пришла, то увидела, что ФИО3 была в очень плохом состоянии. У нее был перелом тазобедренного сустава. Они вызвали врача, им было показано, как нужно ухаживать за раной. Когда они спросили, кто за ней ухаживает, ФИО3 пояснила, что за ней должны ухаживать те, кому она оставила квартиру. Соседи сказали, что за ней должна ухаживать семья ФИО2. Узнали, где они живут. Они пришли, начали говорить об этом супруге ФИО2, на что она ответила, что про завещание она ничего не знает. Потом пояснила, что было завещание в 2017 году, но ФИО3 ошиблась. Соседи рассказали им много негатива про ФИО2, говорили, что ФИО3 хотела забрать свои документы у Орычей, а ей их не отдавали. Одна соседка рассказывала, что ФИО3 хотела обменять свою квартиру на частный дом, но не смогла этого сделать, потому что у нее не было документов. Ей ФИО3 не предлагала свою квартиру. Знает, что ФИО3 предлагала свою квартиру своей коллеге, Лизину и своей подруге, чтобы за ней в последующем совершали уход.

Свидетель ФИО12 пояснила суду, что с ФИО3 познакомились в 1993 году, она ее бывшая коллега. 15 лет назад она ушла на пенсию. ФИО3 периодически приходила к ним на работу. В последний раз к ним обратилась бывшая коллега с просьбой об уходе за ФИО3. Она находилась в больнице, после выписки они пришли к ней. Когда они приехали, то увидели, что в доме не было продуктов, не было памперсов. Соседка сказала им, что имеются наследники. Они пошли к семье ФИО2. Супруга ФИО2 сказала, что ничего не знает о наследстве, что они не поручались за уход. Супруга ФИО2 один раз приходила помыть ФИО3. С Орычем они познакомились, когда умерла ФИО3. ФИО2 принес документ на погребение и 50000 рублей на похороны. ФИО3 предлагала свою квартиру за уход за ней С. Петровне, нашей коллеге, она отказалась, у нее не было возможности ухаживать за ней, ФИО10 и своей подруге детства. Ей она предлагала это, когда уже находилась в плохом состоянии. Она говорила о том, что было составлено завещание на ФИО2, говорила, что у нее есть наследники. Она говорила, что она ошиблась. Она хотела отменить завещание, но не успела. ФИО2 сказали им, что никогда ничего не обещали, а, со слов ФИО3, она говорила, что она рассчитывала на их помощь. С ФИО3 проживал ее брат. В 2017 году с ФИО3 общались, про завещание ничего не говорила. Все документы и ключи находились у Орычей, она не говорила им о передаче им документов и ключей.

Свидетель ФИО13 пояснила суду, что ФИО3 знала, она была ее подругой, знала ее более 23 лет, были коллегами. Они жили по-соседству. Родственников в Омске у нее не было. ФИО3 была скрытным человеком относительно состояния своего здоровья. В конце 2016 года она поняла, что она болеет, просила оформить ей инвалидность, вызвать врача, сходить с ней в больницу. На тот момент она уже нуждалась в опеке. Они с ней общались до 10.03.2019 года, общение прекратили из-за того, что она написала завещание на чужих людей. Она возмутилась, брат к ней часто приезжал, помогал. Она пообещала ей, что если она будет за ней ухаживать, то она получит большое вознаграждение. ФИО3 предложила ей свою квартиру, она отказалась, потому что она инвалид, также она ухаживала за своей матерью. Она была не первой, кому ФИО3 предлагала свою квартиру за уход. Они не разговаривали на тему завещания , не может пояснить, было ли оно заключено под влиянием обмана и заблуждения. Завещание она заключала для того, чтобы найти людей, которые бы за ней ухаживали.

Свидетель ФИО14 пояснила суду, что ФИО3 она знает как соседку, около 20 лет, последние 5 лет общались, были общие темы. Последние три года ФИО3 обращалась к ней за помощью. Она знает, что у нее был сродный брат, он приезжал к ней, делал ремонт, его зовут А. И.. Они тоже оказывали ему помощь, человек пожилой. Последний год ФИО3 болела, просила в связи с завещанием помощи. Взять на себя обязанность за завещание она отказалась. Она хотела переписать завещание, так как ей не оказывали помощь. Она сказала, что оформила завещание на каких-то северян с нашего дома. Она предложила в сентябре-ноябре 2019 года переписать на нее завещание. Ответчика первый раз видела на похоронах ФИО3.

Свидетель ФИО15 пояснила суду, что ФИО3 знала с 1972 года, они были соседями. Проживали на одной лестничной площадке, двери напротив. Последний год она ни с кем не общалась, одно время не открывала двери, потому что не могла ходить. За ней конкретно никто не ухаживал, ее брат приезжал каждый год. Она постоянно измеряла ей давление. Она не знала о завещании, пока ее не выписали из больницы. ФИО3 рассказала ей о том, что сделала завещание на ФИО2. Она спросила, почему на него, а не на брата, на что она ничего не сказала, ей уже тяжело было говорить. К ней приходили Валя и Таня, ее коллеги по работе, ухаживали за ней. Она рассказала им, что было составлено завещание. ФИО2 она не видела. Она ей не говорила о том, что завещание было ею составлено под влиянием обмана и заблуждения.

Таким образом, из показаний вышеуказанных свидетелей, допрошенных по ходатайству стороны истца, следует, что наследодатель ФИО3 составила завещание на имя ответчика с условием ухода за ней, оказании ей помощи.

Вместе с тем, завещание, составленное ФИО3 и удостоверенное нотариусом, его текст не содержит каких-либо условий, предполагающих в последующем уход за ней.

При этом из показаний допрошенных выше свидетелей следует, что ФИО3 находилась в здравом уме, предлагала иным лицам, знакомым передать свое жилое помещение по завещанию с тем, чтобы за ней перед смертью осуществлялся уход. То есть у наследодателя при наличии такого намерения имелось достаточно времени изменить составленное ранее завещание в пользу другого наследника. Однако таких действий при жизни ФИО3 не совершила.

Доводы стороны истца о том, что ФИО3 при жизни на листке бумаги написала об отмене завещание, но при этом не удостоверила его нотариусом (л.д. 111), судом отклоняются, так как заключением эксперта № от 23.03.2020 года установлено, что решить вопрос об исполнителе рукописных буквенно-цифровых записей в «документ» без наименования н стандартном листе бумаги (л.д. 111), предназначенной для выполнения машинописных работ формата А4, не представляется возможным (л.д. 166-186).

Завещатель вправе в любое время после совершения завещания отменить или изменить его, не указывая при этом причины отмены или изменения завещания . Завещатель не должен согласовывать свои действия, направленные на изменение или отмену завещания , с какими бы то ни было лицами, в том числе названными наследниками в отменяемом или изменяемом завещании.

Завещание может быть отменено как путем оформления специального документа - распоряжения об отмене завещания , так и путем составления нового завещания .

Нотариально удостоверенным завещанием может быть отменено или изменено любое предшествующее завещание, в том числе завещательное распоряжение, а завещательным распоряжением, удостоверенным служащим банка, - только завещательное распоряжение правами на денежные средства в соответствующем банке (ст. 1130 ГК РФ).

Последующее нотариально удостоверенное завещание, содержащее распоряжение относительно всего имущества завещателя или любых денежных вкладов, распространяется на ранее составленные в банках завещательные распоряжения, отменяя их без специального указания на это в завещании (п. 1 ст. 1128, п. 2 ст. 1130 ГК РФ). Исключение составляют распоряжения о выдаче вклада в случае смерти, сделанные вкладчиками в соответствии со ст. 561 ГК РСФСР до введения в действие части третьей ГК РФ. Такое распоряжение может быть отменено нотариально удостоверенным завещанием лишь в случае специального указания о том, что оно распространяется на вклад, в отношении которого ранее было сделано распоряжение в соответствии со ст. 561 ГК РСФСР (ст. 8.1 Федерального закона от 11.11.2003 № 145-ФЗ «О внесении дополнения в ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Распоряжение об отмене завещания и любое последующее завещание могут быть удостоверены у любого нотариуса независимо от места жительства (места пребывания) завещателя, места нахождения завещанного имущества или места нахождения нотариуса, удостоверившего отменяемое завещание.

Распоряжение об отмене завещания должно быть совершено в той же форме, что и завещание. В случае признания распоряжения об отмене завещания недействительным наступают те же правовые последствия, что и при признании недействительным последующего завещания : наследование осуществляется на основании завещания , об отмене которого сделано данное распоряжение (п. 4 ст. 1130 ГК РФ).

Нотариус удостоверяет распоряжение об отмене завещания по правилам удостоверения завещания , включая проверку дееспособности лица, обратившегося к нему, и установление соответствия содержания распоряжения действительной воле завещателя. Свидетельствование подлинности подписи на распоряжении об отмене завещания не допускается.

Однако документа, оформленного и заверенного в соответствии с действующим законодательством, подтверждающего отмену завещания , истцом суду не представлено.

Свидетель ФИО16, допрошенный по ходатайству стороны ответчика, пояснил суду, ФИО3 знал с 90-ых годов, когда купил гараж в гаражном кооперативе. Она была секретарем в гаражном кооперативе. Было с ней общение. Она была активной, была четкая своя позиция. Она была адекватной, нормальной женщиной, приходила, со всеми общалась, если бы что-то было не так, мы бы заметили. В гаражном кооперативе она была до последних дней, в конце мая 2019 года было собрание, она вела там протокол. Гараж сдавала в аренду. Сдавала в аренду не ответчику. С ответчиком знаком, у него есть гараж в кооперативе.

К показаниям свидетеля ФИО17 суд относится критически, поскольку она является гражданской супругой истца и заинтересованным лицом в исходе дела.

Кроме того, суд учитывает и тот факт, что согласно материалам наследственного дела, 05.07.2017 года ФИО3 составила завещательное распоряжение в ПАО Сбербанк, согласно которому последняя завещала свои права на денежные средства, внесенные на расчетный счет и находящиеся в структурном подразделении № 8634/0183, ФИО1 (л.д. 69), что свидетельствует о том, что ФИО3, составив завещание 29.06.2017 года на имя ФИО2 и завещательное распоряжение 05.07.2017 года на имя ФИО1, действовала поступательно при распределении наследственного имущества, осознавая значение своих намерений, передавая имеющееся недвижимое имущество ФИО2 и денежные средства ФИО1..

Оценив представленные сторонами доказательства в обоснование своих требований и возражений, суд считает, что истцом не представлено надлежащих, достоверных и объективных доказательств нахождения завещателя ФИО3 в момент написания завещания под влиянием обмана. Доводы представителя истца носят предположительный характер, основаны исключительно на его субъективном мнении и каких-либо доказательств, свидетельствующих о составлении завещания под влиянием обмана, суду не представлено.

Форма оспариваемого завещания соответствует установленным ст. 1124 ГК РФ правилам о письменной форме завещания и ст. 1125 ГК РФ нотариальном удостоверении. Завещание удостоверено нотариусом, выражает собой волю наследодателя по распоряжению принадлежащим им на день смерти имуществом, подписано им собственноручно.

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 23.12.2013 № 29-П право наследования, гарантированное статьей 35 (часть 4) Конституции Российской Федерации, включает в себя, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 января 1996 года № 1-П, право наследодателя распорядиться своим имуществом на случай смерти и право наследников на его получение; в совокупности двух названных правомочий это право вытекает и из статьи 35 (часть 2) Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность для собственника распорядиться принадлежащим ему имуществом, что является основой свободы наследования.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199, 234-237 ГПК РФ, суд,-

решил:


В удовлетворении иска ФИО1 к ФИО2 о признании сделки недействительной отказать.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня изготовления решения суда в окончательной форме путем подачи жалобы через первомайский районный суд города Омска.

Решение не вступило в законную силу

Решение изготовлено в окончательной форме 14 июля 2020 года.



Суд:

Первомайский районный суд г. Омска (Омская область) (подробнее)

Судьи дела:

Базылова Алия Вагисовна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Злоупотребление правом
Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФ

Признание сделки недействительной
Судебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФ

Оспаривание завещания, признание завещания недействительным
Судебная практика по применению нормы ст. 1131 ГК РФ

Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ

Признание договора недействительным
Судебная практика по применению нормы ст. 167 ГК РФ

По кражам
Судебная практика по применению нормы ст. 158 УК РФ