Постановление № 44Г-40/2018 4Г-1791/2017 4Г-96/2018 от 4 апреля 2018 г. по делу № 2-119/17




Суд первой инстанции:

Бабаюртовский районный суд

судья Джалаев З.М.

Суд апелляционной инстанции:

Верховный Суд Республики Дагестан

Устаева Н.Х.,

Багаутдинова Ш.М. (докл.),

Магадова А.В.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

г.Махачкала 4 апреля 2018 года

Президиум Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

Председательствующего Орцханова А.И.,

членов президиума Абдулхалимова М.М., Загирова Н.В., Магомедова М.А., Мустафаевой З.К., Османова Т.С.,

при секретаре Гаджиевой Л.М.,

рассмотрел по кассационной жалобе ФИО1 на определение Бабаюртовского районного суда от 19 мая 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 4 октября 2017 года гражданское дело по заявлению ФИО1 о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года и восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу заявления.

Заслушав доклад члена президиума Абдулхалимова М.М., объяснения ФИО1, просившего кассационную жалобу удовлетворить, президиум

у с т а н о в и л :


ФИО1 обратился в суд с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу заявления об отмене по вновь открывшимся обстоятельствам решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года и пересмотре данного решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

Заявление мотивировано следующим.

Решением Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года ФИО1 отказано в иске к МУСП «50 лет ДАССР» Рутульского района о признании незаконным перерегистрации совхоза «50 лет ДАССР» в МУСП «50 лет ДАССР», взыскании заработной платы за период с 1 мая 2006 года по день вынесения решения суда, имущественного пая, компенсации морального вреда в размере 150.000 рублей. В удовлетворении иска судами отказано по тем основаниям, что истцом пропущен установленный законом срок для обращения в суд с заявлением о разрешении трудового спора. Такой вывод был сделан судом на основании представленного представителем ответчика подложного приказа о его увольнении «задним» числом. Факт фальсификации данного доказательства установлен вступившим в силу постановлением следователя от 20 апреля 2016 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении директора МУСП «50 лет ДАССР» ФИО2 и главного бухгалтера ФИО3 в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. О существовании постановления ФИО1 стало известно из ответа Следственного управления СК РФ по Республике Дагестан (далее – СУ СК РФ по РД) на его очередную жалобу.

Определением Бабаюртовского районного суда от 19 мая 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 4 октября 2017 года, постановлено:

«Отказать в удовлетворении заявления ФИО1 о восстановлении процессуального срока на подачу заявления для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года».

В кассационной жалобе ФИО1 просит отменить принятые по его заявлению судебные акты и разрешить вопрос по существу, удовлетворив его заявление и восстановив ему пропущенный процессуальный срок на подачу заявления об отмене решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года по вновь открывшимся обстоятельствам.

В обоснование жалобы указываются те же доводы, что и в заявлении, которые, по мнению автора жалобы, не учтены судами первой и апелляционной инстанций.

Определением судьи Верховного Суда Республики Дагестан Мирзаева Р.М. 2 марта 2018 года кассационная жалоба вместе с делом передана на рассмотрение суда кассационной инстанции - президиума Верховного Суда Республики Дагестан.

Рассмотрев кассационную жалобу, президиум находит ее подлежащей частичному удовлетворению. При этом в соответствии с ч.2 ст.390 ГПК РФ, в интересах законности, президиум считает необходимым выйти за пределы доводов кассационной жалобы.

Согласно ст.387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения судами первой и апелляционной инстанции допущены.

Согласно ст.394 ГПК РФ заявление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам может быть подано в течение трех месяцев со дня установления оснований для пересмотра.

Как разъяснено в абзаце 2 пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года № 31 «О применении норм ГПК РФ при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» вопрос о соблюдении предусмотренного ст.394 ГПК РФ трехмесячного срока необходимо выяснять в судебном заседании; при этом следует иметь в виду, что пропуск срока обращения в суд без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления, что должно быть обосновано в определении суда.

Абзацем 3 того же пункта разъяснено, что, исходя из принципа правовой определенности в целях соблюдения права других лиц на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок, гарантированного ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, суду при решении вопроса о возможности восстановления названного срока необходимо учитывать не только уважительность причин его пропуска, но и своевременность обращения в суд с заявлением о пересмотре судебных постановлений после того, как заявитель узнал или должен был узнать о наличии вновь открывшихся обстоятельств.

Как следует из судебных постановлений, суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявления ФИО1 об отмене решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года по вновь открывшимся обстоятельствам именно по основаниям пропуска им предусмотренного ст.394 ГПК РФ трехмесячного срока без уважительных причин.

С такими выводами судов согласиться нельзя.

Из материалов дела следует, что ФИО1 в качестве вновь открывшегося обстоятельства ссылается на фальсификацию доказательства, установленную постановлением следователя от 20 апреля 2016 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении директора МУСП «50 лет ДАССР» ФИО13 и главного бухгалтера ФИО14 по основаниям, предусмотренным п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ (в связи с истечением сроков давности уголовного преследования) (т.2 л.д.1, 2-3).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 года № 31, обстоятельство фальсификации доказательства, установленное постановлением следователя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, может служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, если суд признает эти обстоятельства существенными для дела (п.1 ч.3 ст.392 ГПК РФ).

Согласно п.1 ст.395 ГПК РФ срок подачи заявления о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам исчисляется в случае, предусмотренном п.1 ч.3 ст.392 ГПК РФ, со дня открытия существенных для дела обстоятельств.

Вместе с тем, подпунктом «а» пунктом 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 года № 31 разъяснено, что при исчислении срока обращения в суд с заявлением о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений надлежит руководствоваться ст.395 ГПК РФ, имея в виду, что если заявление подано на основании п.1 ч.3 ст.392 ГПК РФ, то срок обращения в суд следует исчислять со дня, следующего за днем, когда лицо, обратившееся в суд, узнало о существенных для дела обстоятельствах.

Тем самым, для правильного разрешения заявления о восстановлении предусмотренного ст.394 ГПК РФ трехмесячного срока обращения юридически значимым являлось обстоятельство, когда ФИО1 узнал о постановлении следователя от 20 апреля 2016 года.

Согласно мотивировочной части определения суд первой инстанции, отвергая доводы ФИО1 о том, что он узнал о постановлении следователя от 20 апреля 2016 года только в марте 2017 года, сослался на ответ СУ Следственного комитета РФ по Республике Дагестан от 10 февраля 2017 года, из содержания которого усматривается, что ранее поданное заявление ФИО1 об отмене постановления следователя от 20 апреля 2016 года рассмотрено и оставлено без удовлетворения.

Суд первой инстанции посчитал, что данный факт доказывает получение ФИО1 постановления от 20 апреля 2016 года другим сроком.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с этим, также указал, что указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что ФИО1 о принятом постановлении следователя от 20 апреля 2016 года знал ранее.

В нарушение приведенных выше норм и разъяснений в судебных постановлениях выводов и суждений судов первой и апелляционной инстанций о том, когда именно ФИО1 узнал о постановлении следователя от 20 апреля 2016 года, не содержится.

Между тем, в материалах дела имеются три сообщения следственных органов в адрес ФИО1 о принятом постановлении от 20 апреля 2016 года.

Заместителем руководителя Кизлярского МРСО СУ Следственного комитета РФ по Республике Дагестан первое такое сообщение в адрес ФИО1 направлено 23 апреля 2016 года (т.2 л.д.63).

Однако каких-либо доказательств о получении этого сообщения ФИО1 в материалах дела не имеется.

Следующее сообщение в адрес ФИО1 за подписью заместителя руководителя отдела процессуального контроля СУ Следственного комитета РФ по Республике Дагестан направлено 19 декабря 2016 года исходящим № 04-548-16 (т.2 л.д.110).

На данном сообщении имеется отметка о получении адресатом 23 декабря 2016 года.

Последнее сообщение с приложением копии постановления от 20 апреля 2016 года в адрес ФИО1 за подписью заместителя руководителя отдела процессуального контроля СУ Следственного комитета РФ по Республике Дагестан направлено 10 февраля 2017 года исходящим № 04-548-16 (т.2 л.д.4).

На данном сообщении имеется отметка о принятии почтовой связью для отправки 10 марта 2017 года и о получении адресатом этого сообщения 11 марта 2017 года.

При этом из содержания сообщения от 10 февраля 2017 года следует, что оно является повторным к сообщению от 19 декабря 2016 года.

Тем самым, материалы гражданского дела свидетельствуют о том, что ФИО1 узнал о постановлении следователя от 20 апреля 2016 года только 23 декабря 2016 года, в связи с чем срок на подачу заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам истекал для ФИО1 23 марта 2017 года. Доказательств того, что о постановлении следователя ФИО1 было известно ранее 23 декабря 2016 года в материалах дела не имеется.

Согласно штампу заявление ФИО1 о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу заявления об отмене решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года по вновь открывшимся обстоятельствам, пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года поступило в суд 27 марта 2017 года входящим № 590, то есть с превышением предусмотренного ст.394 ГПК РФ трехмесячного срока на 4 дня.

При этом согласно штампу отделения почтовой связи на конверте (т. 2 л.д.5) заявление в Бабаюртовский районный суд о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, подготовленное и подписанное ФИО1 21 марта 2017 года, было им в тот же день (то есть в пределах предусмотренного ст.394 ГПК РФ трехмесячного срока) сдано на почту.

В соответствии с ч.3 ст.108 ГПК РФ процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок, может быть совершено до двадцати четырех часов последнего дня срока. В случае если жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

С учетом изложенного, президиум приходит к выводу о том, что заявление ФИО1 как сданное в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, подано им в пределах трехмесячного срока, предусмотренного ст.394 ГПК РФ, в связи с чем указанный срок не может считаться пропущенным, а выводы судов первой и апелляционной инстанций о пропуске ФИО1 срока по неуважительным причинам, являются необоснованными.

В соответствии с ч.1 ст.397 ГПК РФ суд, рассмотрев заявление, представление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, удовлетворяет заявление и отменяет судебные постановления или отказывает в их пересмотре.

Таким образом, по смыслу закона по любому принятому к производству суда заявлению о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам должно быть принято процессуальное решение по существу заявленных требований о пересмотре судебного акта. При этом пропуск срока обращения в суд без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

В нарушение вышеуказанного требования закона суд первой инстанции, придя к ошибочному выводу о пропуске ФИО1 трехмесячного срока обращения в суд, ограничился вынесением определения об отказе в восстановлении этого срока, не разрешив по существу содержащееся в заявлении требование ФИО1 о пересмотре решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года по вновь открывшимся обстоятельствам.

Судом апелляционной инстанции указанное нарушение оставлено без внимания.

Кроме того, несмотря на то обстоятельство, что ФИО1 заявлялось требование о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года (т.2 л.д.1), указанное заявление рассмотрено судом не в рамках гражданского дела № 2-90/2012г., при рассмотрении которого в суд были представлены сфальсифицированные доказательства и по которому вынесено указанное решение, а в рамках другого гражданского дела № 2-119/2012г. по иску ФИО1 к МУСП им.50 лет ДАССР о признании приказа об увольнении с работы незаконным, рассмотренного Бабаюртовским районным судом по существу с вынесением решения от 29 июня 2012 года (т.1).

Изложенные выше нарушения норм процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов ФИО1, в связи с чем, принятые по заявлению ФИО1 судебные постановления подлежат отмене с направлением дела в суд первой инстанции для рассмотрения заявления о пересмотре решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года по существу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.390 ГПК РФ, президиум

п о с т а н о в и л :


кассационную жалобу ФИО1 удовлетворить.

Определение Бабаюртовского районного суда от 19 мая 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 4 октября 2017 отменить.

Дело направить в Бабаюртовский районный суд для рассмотрения по существу заявления ФИО1 о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Бабаюртовского районного суда от 14 мая 2012 года.

Председательствующий А.И.Орцханов



Суд:

Верховный Суд Республики Дагестан (Республика Дагестан) (подробнее)

Истцы:

Джафаров Б. М. (подробнее)

Ответчики:

МУСП 50 лет ДАССР Рутульского района (подробнее)

Судьи дела:

Абдулхалимов Мурад Магомедович (судья) (подробнее)