Апелляционное постановление № 22К-2460/2018 от 21 ноября 2018 г. по делу № 22К-2460/2018




Судья Мещерякова И.А. Дело №


АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ


<адрес> 21 ноября 2018 года

Воронежский областной суд в составе:

председательствующего – судьи ФИО10,

при секретаре ФИО3

с участием прокурора отдела областной прокуратуры ФИО4

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу ФИО1 на постановление Левобережного районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым разрешено производство обыска в жилом помещении, расположенном по адресу: <адрес>.

Выслушав доклад судьи ФИО10 о содержании судебного решения и доводах апелляционной жалобы, заслушав выступление ФИО1, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора ФИО4, полагавшего, что постановление суда подлежит отмене, так как нарушены требования ст.450.1, ст.182 УПК РФ

установил:


ДД.ММ.ГГГГ ОРП на территории <адрес> СУ УМВД России по <адрес> возбуждено уголовное дело № по признакам состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, по факту того, что в неустановленное время, но не позднее ДД.ММ.ГГГГ неустановленное лицо в Левобережном районном суде <адрес>А) на основании заведомо подложных документов получило судебное решение о признании права собственности на земельный участок, на основании которого ДД.ММ.ГГГГ незаконно завладело земельным участком площадью 15 га, расположенного по адресу: <адрес>, на пересечении улиц Волгоградской и Просторной, кадастровый №, причинив тем самым Территориальному Управлению Росимущества в <адрес> ущерб в особо крупном размере на общую сумму 713922000 рублей.

В ходе расследования уголовного дела получена оперативная информация о том, что в жилище ФИО1 (<адрес>) могут находиться вещества и предметы, запрещенные к свободному гражданскому обороту на территории РФ, а также иные предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела.

С целью обнаружения предметов и документов, имеющих значение для полного и всестороннего расследования следователь ОРП на территории <адрес> СУ УМВД по <адрес> ФИО5, в производстве которого находится настоящее уголовное дело, с согласия руководителя следственного органа, обратился в суд с ходатайством о производстве обыска в жилище ФИО1 по адресу: <адрес>.

Обжалуемым постановлением разрешено производство обыска в жилом помещении, расположенном по адресу: <адрес>.

В апелляционной жалобе ФИО1, выражая несогласие с постановлением, считает его незаконным, необоснованным, подлежащим отмене по следующим основаниям. Указывает на то, что обращаясь в суд с ходатайством о производстве обыска в жилище следователь ОРП на территории <адрес> УМВД России по <адрес> мл. лейтенант юстиции ФИО5 намерено скрыл тот факт, что он работает адвокатом. У следователя не могло не быть такой информации, поскольку в отношении него проводились ОРМ и данные о личности устанавливались (л.д.17). Кроме того, в сети Интернет в открытом доступе введя «ФИО1» в любом поисковике выдается множество гиперссылок озаглавленных: «адвокат ФИО1»; «ФИО1, адвокат ВОКА»; «ФИО1/Адвокатская палата» и т.п. Судья же ФИО6 формально подошла к рассмотрению ходатайства и разрешению обыска в его жилище, в нарушение требований ч.1 ст.265 УПК РФ также не установила данные о личности, в которые включаются: выяснение места работы, род занятий и пр. В этой связи, в нарушение порядка производства обыска в отношении адвоката, установленного специальной нормой (ст.450.1 УПК РФ), было вынесено незаконное постановление, прямо нарушающее его конституционные (статьи 23, 25, 35 Конституции РФ) и профессиональные (ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») права. Уголовное дело возбуждено не в отношении него, он ни в каком качестве в нем не фигурирует и даже свидетелем не допрашивался. Ему вообще ничего не известно о событиях, происходивших в 1995- 1997гг. и 2008г. изложенных в постановлениях о возбуждении уголовного дела и о признании потерпевшим.

Кроме того, в нарушение ч. 1 ст. 182 УПК РФ у суда не имелось никаких оснований полагать, что в его жилище «могут находиться предметы и документы, имеющие значение для дела», поскольку в материалах дела ни он, ни адрес его проживания, ни разу нигде не упоминается. В деле имеется лишь справка ст. оперуполномоченного ОЭБ и ПК УМВД России по <адрес> майора полиции ФИО7, где голословно указано о якобы его причастности к совершению преступления. В приобщенных свидетельских показаниях и других документах сведений, подтверждающих его умозаключение, не имеется.

Постановление следователя ФИО5 о возбуждении перед судом ходатайства о производстве обыска в жилище от 06.10.2018г., должно было санкционировано в соответствии с п. 10 ч.1 ст.448 руководителем Следственного комитета по <адрес> ФИО8, но в нарушение установленного порядка вышеуказанное постановление подписал руководитель следственного органа - начальник ОРП на территории <адрес> СУ УМВД России по <адрес> подполковник ФИО9

Постановление судьи Левобережного районного суда <адрес> от 08.10.2018г., № не конкретизирует отыскиваемые в жилом помещении объекты. Тем самым прямо нарушены положения ч.2 ст.450.1, согласно, которых в постановлении судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки в отношении адвоката указываются данные, служащие основанием для производства указанных следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается, за исключением предметов и документов, изъятых из оборота. В ходе обыска, осмотра и (или) выемки в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запрещается изъятие всего производства адвоката по делам его доверителей, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов указанного производства.

В связи с неконкретностью судебного постановления при производстве обыска 09.10.2018г. оперативными сотрудниками и следователем помимо всего прочего были тщательно изучены его адвокатские делопроизводства, которые хранились в рабочем кабинете в шкафе с биркой «Производства адвоката». Также были досмотрены производства, хранящиеся в его компьютере, на котором также имелась бирка «компьютер адвоката». Указанными действиями была нарушена охраняемая Законом адвокатская тайна. Также были досмотрены его личные документы: о имеющихся в собственности объектах недвижимого имущества, налоговые, пенсионные, медицинские, семейные и прочие. Кроме того, незаконно было изъято удостоверение депутата <адрес> Совета народных депутатов V созыва 2013-2018гг. А также, когда он находился дома и писал замечания на протокол обыска в его отсутствие, были обысканы два автомобиля: Форд Мондео г/н № и SsangYong Actyon г/н №. Просит постановление судьи Левобережного районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ отменить.

Изучив поступивший на апелляционное рассмотрение материал, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнения сторон, суд апелляционной инстанции находит постановление суда подлежащим отмене.

Постановлением судьи Левобережного районного суда <адрес> ФИО2 от 08.10.2018г. было разрешено производство обыска в жилом помещении, принадлежащем ФИО1, расположенном по адресу <адрес> роща, <адрес>.

ФИО1, зарегистрирован и проживает с семьей по указанному адресу. С 27.11.1997г. и по настоящее время является действующим адвокатом (реестровый №) <адрес> коллегии адвокатов «Адвокатская консультация <адрес> № <адрес>», т.е. в силу п.8 ч.1 ст.447 УПК РФ – является спецсубъектом. Свою квартиру он используют и для осуществления адвокатской деятельности.

Обращаясь в суд с ходатайством о производстве обыска в жилище следователь ОРП на территории <адрес> УМВД России по городу Воронежу мл. лейтенант юстиции ФИО5 в своем постановлении не указал, что ФИО1 работает адвокатом, хотя у следователя не могло не быть такой информации, поскольку в отношении него проводились ОРМ и данные о личности устанавливались (л.д.17). Кроме того, в сети Интернет в открытом доступе введя «ФИО1» в любом поисковике выдается множество гиперссылок озаглавленных: «адвокат ФИО1»; «ФИО1, адвокат ВОКА»; «ФИО1 Адвокатская палата» и т.<адрес> обстоятельства представлены в суд апелляционной инстанции и были предметом исследования при рассмотрении апелляционной жалобы. Суд при рассмотрении ходатайства и разрешении проведения обыска в жилище ФИО1 в нарушение ч.1 ст.265 УПК РФ также не установил данные о личности, в которые включаются: выяснение места работы, род занятий и <адрес> требованиям ст.450.1 ч.1 УПК РФ обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности), включая случаи, предусмотренные частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса, производятся только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в порядке, установленном частью первой статьи 448 настоящего Кодекса, на основании постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки и в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну, члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся указанные следственные действия, или иного представителя, уполномоченного президентом этой адвокатской палаты.

В связи с изложенным, в нарушение порядка производства обыска в отношении адвоката установленного специальной нормой (ст.450.1 УПК РФ) было вынесено необоснованное, нарушающее его конституционные (статьи 23, 25, 35 Конституции РФ) и профессиональные (ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») права.

Кроме того, уголовное дело в отношении ФИО1 возбуждено не было, он в качестве свидетеля не допрашивался.

В соответствии с требованиями ст.182 ч.1 УПК основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

В нарушение ч.1 ст.182 УПК РФ у суда не имелось никаких оснований полагать, что в жилище заявителя «могут находиться предметы и документы, имеющие значение для дела».

В соответствии с п.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 19 "О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)» разрешая ходатайство о производстве следственного действия, судья обязан в каждом случае наряду с проверкой соблюдения требований уголовно-процессуального закона, предъявляемых к порядку возбуждения ходатайства, проверить наличие фактических обстоятельств, служащих основанием для производства указанного в ходатайстве следственного действия (например, при рассмотрении ходатайства о производстве обыска в жилище убедиться в том, что в материалах уголовного дела имеются достаточные данные полагать, что в указанном жилище могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела).

В материалах же дела имеется лишь справка ст. оперуполномоченного ОЭБ и ПК УМВД России по <адрес> майора полиции ФИО7 (л.д.16), в которой он утверждает о причастности ФИО1 к совершению преступления.

Как указано в п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 19 "О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)» В отношении лиц, указанных в части 1 статьи 447 УГ1К РФ, применяется особый порядок производства по уголовному делу (глава 52 УПК РФ), и разрешение на производство следственных действий, осуществляемых не иначе как на основании судебного решения, может быть дано с учетом положений части 5 статьи 450, статьи 450.1 УПК РФ.

Постановление судьи Левобережного районного суда <адрес> от 08.10.2018г., № не конкретизирует отыскиваемые в жилом помещении объекты. Тем самым прямо нарушены положения ч.2 ст.450.1. согласно, которых в постановлении судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки в отношении адвоката указываются данные, служащие основанием для производства указанных следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается, за исключением предметов и документов, изъятых из оборота. В ходе обыска, осмотра и (или) выемки в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запрещается изъятие всего производства адвоката по делам его доверителей, а также фотографирование, киносъемка, видеозапись и иная фиксация материалов указанного производства.

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Законным признается постановление, вынесенное в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Данное требование закона судом первой инстанции при вынесении постановления, не выполнено. При таких обстоятельствах постановление Левобережного районного суда от 08.10.2018г. нельзя признать законным, обоснованным и мотивированным, в связи, с чем оно подлежит отмене, а материал прекращению производством.

Исходя из вышеизложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ,

п о с т а н о в и л:


Постановление Левобережного районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, которым разрешено производство обыска в жилом помещении ФИО1, расположенном по адресу: <адрес>. отменить, материал производством прекратить.

Председательствующий: ФИО10



Суд:

Воронежский областной суд (Воронежская область) (подробнее)

Судьи дела:

Борисова Вера Павловна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

По мошенничеству
Судебная практика по применению нормы ст. 159 УК РФ