Решение № 2-613/2020 2-613/2020(2-7130/2019;)~М-6706/2019 2-7130/2019 М-6706/2019 от 24 июля 2020 г. по делу № 2-613/2020




66RS0004-01-2019-009281-27

Дело № 2-613/2020 (2-7130/2019) (8)

Мотивированное
решение
изготовлено 24 июля 2020 г.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ Р. Ф.

г. Екатеринбург

Ленинский районный суд г. Екатеринбурга <адрес> в составе:

председательствующего судьи Смышляевой О.И.,

при секретаре Суслове А.А.,

с участием в судебном заседании истца ФИО1, представителя истца на основании ордера ФИО2, ответчика ФИО3, его представителя по доверенности ФИО4, представителя третьего лица ФИО5 – ФИО6, действующего на основании доверенности,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к ФИО3 о признании завещания недействительным , установлении факта принятия наследства по завещанию, признании права собственности, по заявлению Кузнецова Артёма Ю. как третьего лица с самостоятельными требованиями о восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на наследственное имущество,

УСТАНОВИЛ:


ФИО8 обратился в суд с иском к ФИО3 с требованиями о признании недействительным завещания , составленного ФИО9 в пользу ФИО3, удостоверенного нотариусом ФИО10, признании за ФИО8 права собственности на квартиру по адресу: г. Екатеринбург, <адрес> порядке наследования.

В обоснование иска указано на то, что умер брат истца – ФИО9 При жизни ФИО9 фактически принял наследство открывшееся после смерти матери ФИО11 в виде квартиры по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>. Однако юридически права не оформил, в наследство у нотариуса не вступил. При этом ранее решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от договор дарения, заключенный между ФИО11 и ФИО9 от был признан недействительным , применены последствия недействительности сделки ФИО11 признана собственником квартиры. После смерти брата истец обратился к нотариусу с заявлением о вступлении в наследство, заведено наследственное дело. При оформлении наследственных прав выяснилось, что умершим было составлено завещание на ФИО3 Истец считает, что при составлении завещания ФИО9 не мог понимать значение своих действий и руководить ими, поскольку в последние годы жизни постоянно злоупотреблял спиртными напитками, вел себя неадекватно, связался с «черными» риелторами. Квартира в которой проживал умерший находилась в непригодном для жизни состоянии, разбросаны бутылки, мусор пепел, в квартире была отключена электроэнергия ФИО9, внешне был не опрятен, не следил за собой. Согласно медицинскому свидетельству о смерти смерть ФИО9 произошла от алкогольной кардиомиопатии и отека легкого при болезни сердца, а также в силу психологических поведенческих расстройств, вызванных пагубным употребление алкоголя. Считая, что в момент составления завещания умерший не мог понимать значение своих действий и руководить ими, истец обратился в суд с настоящим иском.

Согласно уточненному исковому заявлению, принятому судом в судебном заседании , истец также просил установить факт принятия по завещанию наследства, открывшегося после смерти ФИО9 В обоснование уточенного искового заявления указано на то, что при своей жизни ФИО9 составил завещание в отношении принадлежащего ему имущества ФИО1 В связи с тем, что истец обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства на основании закона, при признании недействительным завещания от , наследование после смерти ФИО9 будет осуществляться по завещанию от

В судебном заседании истец и его представитель уточненные исковые требования не поддержали, поскольку завещание от было отменено ФИО9, о чем стало известно истцу при обращении к нотариусу.

В определении о возобновлении производства по делу после проведения судебной экспертизы к участию в деле в качестве третьего лица привлечен сын умершего ФИО9 – ФИО5

В судебном заседании к производству суда принято заявление ФИО9 о вступлении в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями. В своем заявлении ФИО9, с учетом уточнения, просит восстановить срок для принятия наследства после смерти ФИО9 и признать за собой права собственности на спорную квартиру.

В обоснование своих требований третье лицо указывает на то, что ФИО9 является его отцом, следовательно, он является наследником первой очереди после смерти отца. О смерти отца ФИО5 узнал, только в июне 2020 г. получив судебную повестку по настоящему гражданскому делу и копию искового заявления. После расторжения брака родители не стали проживать совместно, таким образом, с 1987 года отец не жил вместе с ним, участия в воспитании не принимал. Адреса места жительства своего отца не знал и не мог знать. По месту жительства третьего лица отец никогда не приходил, и вообще не появлялся в жизни третьего лица. ФИО5 с 2008 г. живет и работает в <адрес>, что подтверждается справкой с места работы. С отцом ФИО5 никогда не проживал и не знал его при жизни. Полных данных об отце он также не знал, что не позволяло ему найти отца через социальные сети.

Истец и его представитель ФИО2, действующая на основании ордера, просили исковые требования о признании недействительным завещания от удовлетворить, а также просили удовлетворить требования третьего лица ФИО5 о восстановлении срока для принятия наследства и признании за ним права собственности на наследственное имущество в виде квартиры, в случае отказа в удовлетворении требований третьего лица, считали подлежащими удовлетворению требования о признании за истцом права собственности на спорную квартиру.

ФИО12 и его представитель на основании доверенности ФИО4 просили в удовлетворении иска ФИО1 и требований ФИО5 отказать. Считали имеющееся в материалах дела в качестве доказательства заключение судебной экспертизы ненадлежащим доказательством, просили провести повторную экспертизы, в обоснование ходатайства, указывая на то, что в имеющемся заключении имеются противоречия в исследовании, проведенном экспертами и деланных выводах, в частности в данном заключении нет ни одного прямого объективного доказательства наличия у ФИО9 психических отклонений, что также подтверждается представленным ответчиком заключением специалиста ФИО13

Третье лицо ФИО5 в судебное заседание не явился, в суд представителем представлено ходатайство о рассмотрении гражданского дела в отсутствие третьего лица с участием представителя по доверенности ФИО6

Представитель по доверенности ФИО6 считал исковые требования ФИО1 о признании завещания недействительным подлежащим удовлетворению, в остальной части указал на то, что при признании недействительным завещания наследование будет осуществляться на основании закона. Наследником по закону первой очереди является ФИО9, в связи с тем, что третье лицо не знал о месте жительства отца и вообще о его существовании, он не мог знать и о смерти отца. Кроме того, третье лицо с 2008 г. постоянно проживает в <адрес>, где им в 2009 г. приобретена в собственность квартира. Поэтому просил восстановить срок для принятия наследства и признать за третьим лицом право собственности на спорную квартиру.

Третьи лица временно исполняющая обязанности нотариуса ФИО14 -Б. А.А. и нотариус ФИО15 в судебное заседание не явились, о судебном заседании извещены надлежащим образом, ходатайств об отложении судебного заседания не заявлено.

Заслушав лиц, участвующих в судебном заседании, исследовав обстоятельства дела, заслушав доводы сторон и представленные в материалы дела доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Согласно имеющейся в материалах дела копии свидетельства о смерти от ФИО9, года рождения, умер

Из представленных с материалы дела, а также имеющихся в материалах наследственного дела копии свидетельств о рождении, ФИО9 – умерший и истец ФИО1, являются родными братьями.

Из представленной актовой записи о рождении ФИО5 следует, что он является сыном ФИО9 (л.д. 18 том 2).

Согласно представленных по запросу суда копии материалов наследственного дела, после смерти ФИО9 с заявлением о принятии наследства обратился в качестве наследника по закону ФИО1, и в качестве наследника по завещанию ФИО3 (том 1 л.д. 93, 119).

Из представленного завещания от , удостоверенного нотариусом Б. А.А., временно исполняющей обязанности нотариуса города Екатеринбурга <адрес> ФИО14, следует, что ФИО9, года рождения, данным завещанием делает следующее распоряжение – завещает все имущество ФИО3, года рождения (том 1 л.д. 120).

Истец оспаривает действительность указанного завещания , указывая, что в силу злоупотребления спиртными напитками ФИО9 и наличием психических поведенческих расстройств ФИО9 при составлении завещания не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

В силу пункта 5 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

В силу ст. 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания , в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя.

Согласно п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от N 9 (ред. от ) "О судебной практике по делам о наследовании" завещания относятся к числу недействительных вследствие ничтожности при несоблюдении установленных ГК РФ требований: обладания гражданином, совершающим завещание, в этот момент дееспособностью в полном объеме (пункт 2 статьи 1118 ГК РФ), недопустимости совершения завещания через представителя либо двумя или более гражданами (пункты 3 и 4 статьи 1118 ГК РФ), письменной формы завещания и его удостоверения (пункт 1 статьи 1124 ГК РФ), обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании, удостоверении или передаче завещания нотариусу в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1126, пунктом 2 статьи 1127 и абзацем вторым пункта 1 статьи 1129 ГК РФ (пункт 3 статьи 1124 ГК РФ), в других случаях, установленных законом.

В связи с тем, что завещание является сделкой, к нему применимы общие нормы права о действительности либо недействительности сделок.

В соответствии с п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

С учетом изложенного неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным , поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания , степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

Таким образом, истец обладает правом на оспаривание завещания в силу наличия правовой заинтересованности по вышеуказанному правовому основанию. При этом суду необходимо представить доказательства наличия порока воли наследодателя при составлении завещания .

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда не обязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 названного Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

В ходе производства по настоящему гражданскому делу судом была назначена посмертная комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза, проведение которой было поручено экспертам отделения судебной- психиатрической экспертизы ГБУЗ <адрес> «Свердловская областная клиническая психиатрическая экспертиза».

Согласно выводам заключения комиссии экспертов от № ФИО9, года рождения, в момент составления завещания от страдал хроническим психическим расстройством, а именно: расстройством личности и поведения, связанным с употреблением алкоголя (по МКБ-10: F10.71). Об этом свидетельствуют такие диагностические критерии, как возникшие на фоне синдрома зависимости от алкоголя, то есть хронического алкоголизма (была нарушена способность контролировать длительность употребления алкоголя, отмечалось употребления алкоголя, несмотря на негативные последствия; ипрогрессирующее забвение других интересов, кроме употребления алкоголя) и стойко проявляющиеся нарушения психики со значительными изменениями поведения, выражающиеся преимущественно в сферах эмоций, потребностей, планирования и предвидения; существенным снижением целенаправленной деятельности; эмоциональной лабильностью с приступами злобы и агрессии, или апатией; стремлением удовлетворять свои потребности без учета социальных последствий и ограничений; когнитивными нарушениями; а также значительной социальной дезадаптацией и нарушением критических способностей.

Учитывая стойкость нарушений психики, нарушение критических способностей испособности к планированию и предвидению, нарушение способности к целенаправленнойпродуктивной деятельности; а также выраженность социальной дезадаптации, судебно- психиатрические эксперты пришли к выводу, что имеющееся у ФИО9 психическое расстройство лишало его способности понимать значение своих действий и руководить ими. (выводы судебно-психатрических экспертов).

Согласно выводам эксперта-психолога у ФИО9 к периоду юридически значимого события выявлялись такие индивидуально-психологические особенности, в том числе обусловленные психическим расстройством, как выраженное искажение эмоционально-личностной и потребностно-мотивационной сферы с деформацией системы ценностных установок, с преобладанием мотивации удовлетворения потребности в алкоголе и социально-бытовой дезадаптацией в виде сужения круга интересов до потребности в употреблении алкоголя, предпочтения круга знакомств с людьми, употребляющими психоактивные вещества, снижения потребности в соблюдении личной гигиены, чистоты и порядка своего жилья, потребительского, эгоцентричного поведения с полаганием на помощь и содержание себя другими, несамостоятельности при решении бытовых, юридических социальных вопросов, безответственности, попустительского отношения к обязанностям, снижении прогностических способностей с социально неприемлемым решением возникающих бытовых проблем, утраты чувства смущения и неловкости, эмоциональной и мотивационной неуетойчивости, слабой дифференцированности отношения к другим, зависимости от рядом находящихся значимых людей. Данные индивидуально-психологические особенности не позволяли ФИО9 понимать значение и руководить ими.

Из совместного интегративного вывода судебно-психиатрических экспертов и эксперта психолога следует, что ко времени совершения юридически значимых действий вследствие нарушения критических и прогностических способностей, деформации потребностно-мотивационной сферы на фоне злоупотребления спиртными напитками, существенного снижения способности к самостоятельной целенаправленной и продуктивной деятельности у ФИО9 была нарушена саморегуляция поведения на этапах оценки последствий и рисков своих действий, а также выбора альтернатив поведения. Поэтому ФИО9, года рождения, в момент составления завещания от и впоследствии в силу своего психического состояния не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от N 23 "О судебном решении" разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

С учетом изложенных норм права заключение экспертизы не обязательно, но должно оцениваться не произвольно, а в совокупности и во взаимной связи с другими доказательствами.

Выводы экспертов в изложенном заключении судебной экспертизы основаны на материалах дела и медицинских документах наследодателя. Экспертиза проводилась комиссией экспертов, имеющих специальное образование, достаточный стаж работы и соответствующие категории, что подтверждается дополнительно представленными пояснениями от экспертного учреждения и документами. Заинтересованность экспертов в исходе дела не установлена. В заключении экспертной комиссии подробно и последовательно изложены ход экспертного исследования; примененные методы исследования; анализ представленных материалов и медицинских документов.

Представленное ответчиком в противовес заключение специалиста не опровергает выводов судебных экспертов, и со своей стороны не подтверждает отсутствие у ФИО9 расстройства при составлении завещания .

Принимая во внимание приведенные обстоятельства, учитывая положения ст. ст. 67, ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не усматривает достоверных и достаточных оснований сомневаться в правильности и объективности выводов экспертов, поэтому приходит к выводу о допустимости данного доказательства и возможности его положения в основу принятого решения.

При этом в заключении дана соответствующая и совокупная оценка свидетельским показаниям, полученным в ходе судебного заседания, так и пояснениям сторон, которые указывали на обстоятельства жизни умершего, с учетом субъективной оценки происходящих событий исходя из выбранной правовой позиции.

Выводы экспертов основаны на системной, специализированной оценке как пояснений участников процесса, так и медицинской документации.

Установление же на основании имеющихся в деле данных факта наличия или отсутствия психического расстройства и его степени требует именно специальных познаний, каковыми, как правило, ни свидетели, включая удостоверившего завещание нотариуса, ни суд не обладают, соответственно, суд также во взаимосвязи с иными доказательствами руководствуется выводами экспертов, указавших на наличие пороков воли при составлении ФИО9 оспариваемого завещания .

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу о правомерности заявленного иска о признании завещания недействительным .

В соответствии со ст. 1111 Гражданского кодекса Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию, по наследственному договору и по закону.

Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В силу ст. 1141 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142 - 1145 и 1148 настоящего Кодекса.

Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, то есть если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (статья 1117), либо лишены наследства (пункт 1 статьи 1119), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства.

На основании ст. 1142, ст. 1143 Гражданского кодекса Российской Федерации наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. Если нет наследников первой очереди, наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери.

Согласно представленного истцом завещания от , составленного ФИО9, а также его распоряжения от , удостоверенного нотариально, суд находит необоснованными требования истца об установлении факта фактического принятия наследства на основании данного завещания .

Исходя из того, что других, не отмененных завещаний, оставленных ФИО9, не имеется, суд приходит к выводу о том, что наследование, имущества, оставшегося после смерти ФИО9, должно производится на основании закона в порядке соответствующей очередности.

При этом рассматривая требования третьего лица ФИО5 как наследника первой очереди о восстановлении срока для принятия наследства, суд исходит из следующего.

В силу пункта 1 статьи 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

В пункте 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 9 от "О судебной практике по делам о наследовании" разъяснено, что требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств: а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.; б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Из приведенных норм закона и разъяснений Пленума следует, что право восстановить наследнику срок принятия наследства предоставляется суду только в случае, если наследник представит доказательства, что он не только не знал об открытии наследства - смерти наследодателя, но и не должен был знать об этом по объективным, независящим от него обстоятельствам. Другой уважительной причиной пропуска срока принятия наследства, влекущей возможность его восстановления судом, являются обстоятельства, связанные с личностью истца.

При этом обстоятельства, связанные с личностью наследодателя, не могут служить основанием для восстановления наследнику срока для принятия наследства.

Как указал ФИО5 в своем исковом заявлении, поданном в суд , о смерти наследодателя ФИО9 (отца), наступившей , ему стало известно только после получения судебной повестки из суда в июне 2020 г. В заявлении третье лицо ссылался на то, что не поддерживал общение с отцом по причине развода родителей в 1987 году, отсутствия контактов по достижении третьим лицом совершеннолетия.

Сами по себе причины пропуска срока для принятия наследства, указанные ФИО5 в своем исковом заявлении, а именно: отсутствие сведений о жизни отца, отсутствие общения с отцом после расторжения между родителями брака, а также неуведомление родственниками и знакомыми ФИО9 о его смерти - не могут быть признаны уважительными, поскольку не лишали третье лицо возможности проявить внимание к судьбе наследодателя и при наличии такого интереса своевременно узнать о его смерти и, соответственно, реализовать свои наследственные права в предусмотренном порядке и в установленный законом срок.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих об объективной невозможности общения ФИО5 со своим отцом, а также обстоятельств, связанных с личностью (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), препятствующих ему обладать информацией о смерти ФИО9, не приведено и судом не установлено.

При этом суд принимает во внимание пояснения ответчика ФИО3, который пояснил, что наследодатель знал о месте жительства своего сына в микрорайоне г. Екатеринбурга – Пионерский поселок, кроме того, истец в судебном заседании также пояснял, что умерший при своей жизни алименты сыну не платил, какое-то время средства на содержание внука выплачивала мать ФИО16, то есть при должной осмотрительности и предупредительности ФИО5 имел возможность разыскать отца и поддерживать с ним отношения.

Таким образом, оснований для удовлетворения требований третьего лица ФИО5 суд не усматривает.

Подписанное в судебном заседании и приобщенное к материалам дела заявление от третьего лица и истца по фактическим обстоятельством не может быть принято во внимание в рамках настоящего гражданского дела с учетом противоречивой позиции истца, представитель которого в судебном заседании категорически возражал против удовлетворения требований третьего лица.

С учетом изложенного к наследованию подлежит призванию наследник второй очереди истец – ФИО1, который в установленный законом шестимесячный срок обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО9

Из представленных в материалы дела материалов регистрационного дела в отношении квартиры по адресу: г. Екатеринбург, <адрес> (том 1 л.д. 53-87), а также материалов наследственного дела после смерти ФИО11 – матери умершего ФИО9 и истца ФИО1 (том 1 л.д. 151-239), суд приходит к выводу о том, что на момент смерти ФИО9 принял наследство после смерти своей матери ФИО11 на основании завещания от в виде квартиры по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>.

В силу п. 2 ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Исходя и представленных доказательств и их оценки, суд приходит к выводу об удовлетворении требований ФИО1 о признании за ним права собственности на спорную квартиру в порядке наследования по закону.

В соответствии с п. 5 ч.2 ст. 14 Федерального закона от N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" вступившие в законную силу судебные акты являются основанием для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав.

На основании ч. 1 ст. 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрение дела.

Согласно ст. 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в частности, расходы на оплату услуг представителей, расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд.

В соответствии со ст.ст.98, 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить другой стороне все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч.2 ст.96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

С учетом указанных норм, а также удовлетворения исковых требований ФИО1 уплаченная им при обращении в суд с настоящим иском государственная пошлина в размере 23588 руб. 65 коп. подлежит взысканию с ответчика ФИО3

На основании изложенного, руководствуясь статьями 12, 98, 196199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:


Исковые требования ФИО1 к ФИО3 о признании завещания недействительным , признании права собственности удовлетворить.

Признать недействительным завещание от , составленное ФИО9, года рождения, в пользу ФИО3, удостоверенное временно исполняющей обязанности нотариуса города Екатеринбурга <адрес> ФИО14 А. Б. Анной А..

Признать за ФИО1 право собственности в порядке наследования по закону после смерти ФИО9 на квартиру по адресу: г. Екатеринбург, <адрес>.

Взыскать с ФИО3 в пользу ФИО1 государственную пошлину в размере 23588 (двадцать три тысячи пятьсот восемьдесят восемь) руб. 65 коп.

Исковые требования ФИО1 об установлении факта принятия наследства по завещанию оставить без удовлетворения.

Заявление третьего лица с самостоятельными требованиями Кузнецова Артёма Ю. о восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на наследственное имущество оставить без удовлетворения.

Настоящее решение является основанием для государственной регистрации права собственности ФИО1 на жилое помещение – <адрес> г. Екатеринбурга.

Решение суда может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме, с подачей апелляционной жалобы через Ленинский районный суд г. Екатеринбурга.

Судья подпись

Копия верна

Судья: О.И. Смышляева

Секретарь:



Суд:

Ленинский районный суд г. Екатеринбурга (Свердловская область) (подробнее)

Судьи дела:

Смышляева Оксана Ивановна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Оспаривание завещания, признание завещания недействительным
Судебная практика по применению нормы ст. 1131 ГК РФ

Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ

Восстановление срока принятия наследства
Судебная практика по применению нормы ст. 1155 ГК РФ

Исковая давность, по срокам давности
Судебная практика по применению норм ст. 200, 202, 204, 205 ГК РФ