Решение № 2-486/2017 от 18 сентября 2017 г. по делу № 2-486/2017

Тутаевский городской суд (Ярославская область) - Гражданские и административные



Мотивированное
решение
составлено 18 сентября 2017 года Дело № 2-486/2017

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

12 сентября 2017 г. г. Тутаев, Ярославская область

Тутаевский городской суд Ярославской области в составе:

председательствующего судьи Д. М. Бодрова,

при секретаре А. Е. Ярошенко,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к ФИО2 о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

установил:


ФИО1 в лице представителя по доверенности ФИО3 обратился в суд с иском к ФИО2 о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере 176600 рублей, расходов на оплату услуг оценщика в размере 5000 рублей.

В обоснование требований указано, что 18.06.2016 г. в 21 час. 15 мин. в районе <адрес> произошло ДТП с участием автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО2 и автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО1

В результате данного дорожно-транспортного происшествия причинены механические повреждения автомобилю истца.

Согласно постановлению о прекращении производства по делу об административном правонарушении от 19.08.2016 г.. в действиях участников ДТП отсутствует состав административного правонарушения, восстановить объективную картину произошедшего и установить, кто из участников нарушал правила дорожного движения не представляется возможным. Однако, по мнению истца, виновником дорожно-транспортного происшествия является ФИО2, нарушивший п. 6.2 Правил дорожного движения.

Согласно проведенной по инициативе истца оценке, стоимость восстановительного ремонта автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № без учета износа составляет 176700 рублей, с учетом износа – 97800 рублей.

Истец ФИО1, будучи надлежаще извещенным о слушании дела, в судебное заседание не явился. Ранее в судебных заседаниях исковые требования поддержал, пояснил, что приобрел автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № по договору купли-продажи в 2016 г., на регистрационный учет в органах ГИБДД его не ставил. Также пояснил, что на перекресток он выехал на мигающий зеленый или на желтый сигнал светофора при совершении маневра поворота налево, после чего с ним произвел столкновение автомобиль под управлением ответчика, который выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора.

В судебном заседании представители истца по доверенности ФИО3 исковые требования уточнила, просила взыскать с ответчика в счет возмещения причиненного ущерба 176700 рублей в соответствии с экспертным заключением, в остальной части заявленные требования поддержала в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Ответчик ФИО2 в судебное заседание не явился, о дате и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом. Ранее в судебных заседаниях возражал против удовлетворения исковых требований по основаниям, изложенным в письменных возражениях. Пояснил, что на перекресток он выехал на мигающий зеленый сигнал светофора, правил дорожного движения он не нарушал. Также пояснил, что собственником автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № является ЗАО «Европлан», которое передало данный автомобиль по договору лизинга ООО «ВПК РИМ», которое, в свою очередь, передало данный автомобиль по доверенности ему. На момент ДТП он не состоял в трудовых отношениях с ООО «ВПК РИМ». Кроме того, полагал сумму причиненного ущерба завышенной, пояснил, что не был извещен истцом о проведении оценки стоимости восстановительного ремонта автомобиля.

Привлеченные судом к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ЗАО «Европлан», ООО «ВПК РИМ», САО «ВСК», ФИО4, надлежащим образом извещенные о дате и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явились, своих представителей не направили.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, заслушав свидетельские показания, исследовав материалы дела, представленные письменные доказательства, оценив представленные по делу доказательства в их совокупности, сопоставив доводы участников процесса с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, приходит к следующим выводам.

18 июня 2016 года в 21 час 15 минут около д. 73 по <адрес> произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО2 и автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО1 В результате ДТП оба автомобиля получили повреждения.

Согласно постановлению инспектора ГИАЗ ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по Ярославской области ФИО5 от 19.08.2016 г., производство по данному делу было прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности. Кроме того, в данном постановлении указано на отсутствие состава административного правонарушения в действиях участников ДТП и на невозможность получения иных сведений относительно обстоятельств ДТП, восстановления объективной картины произошедшего.

В результате дорожно-транспортного происшествия транспортному средству истца были причинены механические повреждения.

Гражданская ответственность владельцев обоих транспортных средств в момент дорожно-транспортного происшествия не была застрахована. Указанные обстоятельства подтверждаются сведениями Российского союза автостраховщиков от 21.04.2017 г. и сторонами не оспаривались (л.д. 83).

Учитывая, что полис обязательного страхования гражданской ответственности на момент дорожно-транспортного происшествия у каждого из его участников отсутствовал, при разрешении вопроса о возмещении ущерба суд руководствуется общими положениями гражданского процессуального законодательства.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно п. 2 ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине, то есть, указанная статья, устанавливая презумпцию вины причинителя вреда, предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший при этом представляет доказательства, подтверждающие факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ, обязанность по возмещению вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

При возложении ответственности по правилам ст. 1079 ГК РФ следует исходить из того, в чьем законном фактическом пользовании находился источник повышенной опасности в момент причинения вреда. При этом под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, которые используют его на законных основаниях.

Таким образом, из смысла действующего законодательства следует, что для возложения ответственности за причинение вреда при взаимодействии источников повышенной опасности, необходимо наличие следующих условий: факт причинения вреда, доказанность его размера, противоправность действий и вина причинителя вреда, причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими у истца неблагоприятными последствиями.

Согласно пункту 1.3 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090, (далее - ПДД) участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

В силу п. 6.2 ПДД круглый зеленый сигнал светофора разрешает движение; зеленый мигающий сигнал разрешает движение и информирует, что время его действия истекает и вскоре будет включен запрещающий сигнал (для информирования водителей о времени в секундах, остающемся до конца горения зеленого сигнала, могут применяться цифровые табло); желтый - запрещает движение, кроме случаев, предусмотренных пунктом 6.14 Правил, и предупреждает о предстоящей смене сигналов; желтый мигающий сигнал разрешает движение и информирует о наличии нерегулируемого перекрестка или пешеходного перехода, предупреждает об опасности; красный сигнал, в том числе мигающий, запрещает движение.

Пунктом 6.13 ПДД предусмотрено, что при запрещающем сигнале светофора (кроме реверсивного) или регулировщика водители должны остановиться перед стоп-линией (знаком 6.16), а при ее отсутствии на перекрестке - перед пересекаемой проезжей частью (с учетом пункта 13.7 Правил), не создавая помех пешеходам; перед железнодорожным переездом - в соответствии с пунктом 15.4 Правил; в других местах - перед светофором или регулировщиком, не создавая помех транспортным средствам и пешеходам, движение которых разрешено.

В соответствии с пунктом 6.14 ПДД водителям, которые при включении желтого сигнала или поднятии регулировщиком руки вверх не могут остановиться, не прибегая к экстренному торможению в местах, определяемых пунктом 6.13 Правил, разрешается дальнейшее движение.

Пункт 10.1 Правил дорожного движения РФ предусматривает, что выбранная водителем скорость движения должна обеспечивать ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения им требований Правил.

Судом установлено, что 18.06.2016 г. в 21 час 15 мин. на регулируемом перекрестке <адрес> произошло столкновение автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО2 и автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО1, в результате чего транспортные средства получили механические повреждения.

Из материалов дела, пояснений участников ДТП, схемы ДТП, видеозаписи с места ДТП следует, что перекресток <адрес> оборудован светофорными объектами, перед которыми имеется дорожная разметка стоп-линии, в связи с чем движение через перекресток водители должны были осуществлять, руководствуясь сигналами светофора.

Оценив собранные по делу доказательства в совокупности, суд приходит к выводу, что причиной произошедшего 18.06.2016 года дорожно-транспортного происшествия явилось несоблюдение требований Правил дорожного движения обоими водителями-участниками ДТП.

Водитель ФИО1, двигаясь по левой крайней полосе движения по <адрес>, не предпринял мер к снижению скорости и остановке транспортного средства перед перекрестком (<адрес>), несмотря на предупреждение о скором включении запрещающего сигнала светофора вопроеки требованиям п. 6.2 ПДД.

Как следует из видеозаписи, при приближении к перекрестку с <адрес> движущегося по <адрес> автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО1, завершился зеленый мигающий сигнал светофора, (информирующий водителей, что время его действия истекает и вскоре будет включен запрещающий сигнал) и включился желтый сигнал, запрещающий движение, кроме случаев, предусмотренных пунктом 6.14 Правил, и предупреждающий о предстоящей смене сигналов. Пересечение стоп-линии автомобилем «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № происходило при включенном желтом сигнале светофора.

Из видеозаписи также следует, что автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак №, не снижая скорости, пересек стоп-линию, расположенную перед светофором и выехал на перекресток с включенным левым сигналом поворота и стал совершать маневр поворота налево (<адрес>). При этом в момент его выезда на пересечение проезжих частей уже был включен запрещающий движение красный сигнал светофора.

В этот же момент при включенном красном сигнале светофора, на перекресток выехал автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № под управлением ФИО2, двигающийся по <адрес> направлению в сторону <адрес>, то есть во встречном направлении по отношению к автомобилю «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № при его движении по <адрес> до начала им маневра поворота налево на <адрес>. Согласно указанной видеозаписи, столкновение транспортных средств произошло на перекрестке <адрес>.

Кроме того, как усматривается из показаний допрошенного судом в качестве свидетеля ФИО6, являвшего очевидцем указанного ДТП, а также из его письменных объяснений от 18.06.2016 г. и от 18.07.2016 г., автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № осуществлял поворот на ул. Громова на разрешающий зеленый сигнал светофора. При этом выезд автомобилей на перекресток он не видел, однако, автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № двигался на запрещающий сигнал светофора.

К показаниям данного свидетеля в части его показаний относительно того, что автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № выезжал на перекресток на разрешающий сигнал светофора суд относится критически, они опровергаются материалами дела, видеозаписью, показаниями очевидца ДТП ФИО7

Так согласно письменным объяснениям ФИО7 от 14.07.2016 г., последний 18.06.2016 г. около 20-30 час. двигался на автомобиле «Лада <данные изъяты>» по <адрес> со стороны окружной дороги в сторону <адрес> На пересечении с <адрес> занял левый ряд для осуществления маневра поворота налево. Когда для автомобилей на <адрес> загорелся красный сигнал светофора, они остановились, а ФИО7 стал заканчивать маневр, увидел, что по <адрес> в сторону окружной дороги на большой скорости на запрещающий сигнал движется автомобиль – иномарка черного цвета. При проезде перекрестка автомобиль, который двигался со стороны <адрес>., выехал уже на запрещающий сигнал, после чего начал поворачивать на <адрес> в сторону <адрес>. Поскольку сам ФИО7 заканчивал маневр поворота на запрещающий красный сигнал светофора, то полагал, что оба автомобиля также двигались на красный сигнал.

В письменных объяснениях ФИО2 от 18.06.2016 г. и от 11.07.2016 г. изложены те же обстоятельства ДТП, что и в его письменных возражениях на иск и устных пояснениях в судебном заседании.

Из письменных объяснений ФИО1 от 18.06.2016 г. и от 11.07.2016 г. усматривается, что подъезжая к перекрестку с <адрес> со скоростью около 50 км/ч, где намеревался повернуть налево, был включен мигающий зеленый сигнал светофора. Не желая применять экстренное торможение, увеличил скорость, выехав за стоп-линию на желтый сигнал. После выезда не перекресток убедился, что для встречного транспорта включен красный сигнал, стал завершать маневр поворота, после чего произошло столкновение автомобилем «Ниссан <данные изъяты>».

Сопоставив действия водителей, зафиксированные на видеозаписи, с их пояснениями в судебном заседании, письменными объяснениями, а также с объяснениями очевидцев ДТП и свидетельскими показаниями, суд приходит к выводу, что оба водителя начали пересечение перекрестка при запрещающем сигнале светофора.

В силу пункта 10.1 Правил дорожного движения, водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Суд приходит к выводу, что в нарушение требований пункта 10.1 выбранная ФИО1 скорость движения не обеспечила ему возможность после оповещения зеленым мигающим сигналом о предстоящем включении запрещающего сигнала, остановиться перед перекрестком, не применяя экстренного торможения.

Между тем видеозаписью с места ДТП подтверждается, что при приближении к перекрестку и включении зеленого мигающего сигнала, а затем желтого и красного сигналов ФИО1 мер к снижению скорости не принял, а при переключении с желтого сигнала на красный, он продолжил движение, выехав на перекресток на запрещающий сигнал светофора.

Кроме того, указанной видеозаписью и письменными объяснениями ФИО7 также подтверждается, что и ФИО8, управляя автомобилем «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак №, выехал на перекресток на запрещающий красный сигнал светофора.

При этом, суд отклоняет доводы истца о соответствии его действий положениям пункта 6.14 ПДД, поскольку при приближении к перекрестку и включении зеленого мигающего сигнала светофора водителю надлежало быть готовым к включению запрещающего сигнала, что предполагало готовность к снижению скорости и остановке транспортного средства без применения экстренного торможения.

В соответствии с положениями пункта 1.5 Правил дорожного движения, участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

Проанализировав действия участников ДТП на основе представленных в материалы дела доказательств, в том числе исследовав административный материал по факт ДТП, суд приходит к выводу, что в сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель ФИО2 в своих действиях должен был руководствоваться требованиями пунктов 1.3, 6.2, ПДД РФ, а именно совершить проезд перекрестка на разрешающий сигнал светофора.

При этом положения п.п. 13.7. и 13.8 ПДД РФ в данной ситуации не подлежит применению, поскольку каждый из водителей выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора.

В свою очередь, водитель автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № ФИО1 должен был руководствоваться требованиями пунктов 1.3, 6.2 и 10.1 ПДД РФ, а именно, выезжать на перекресток на разрешающий сигнал светофора и при возникновении опасности принять возможные меры к снижению скорости движения транспортного средства, вплоть до остановки, в то время как он, согласно его письменным объяснениям, намеренно увеличил скорость при проезде перекрестка.

При наличии зеленого мигающего сигнала, каждый из водителей-участников ДТП должен был снизить скорость движения и иметь возможность при включении запрещающего движение сигнала светофора остановиться перед стоп-линией.

Согласно заключению эксперта № 31-493 от 08.09.2016 г., ответить на поставленные вопросы относительно обстоятельств данного ДТП не представилось возможным.

Таким образом, суд считает, что столкновение транспортных средств произошло в связи с нарушением вышеуказанных пунктов Правил дорожного движения обоими участниками ДТП, а именно водитель автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № ФИО1, выбрал скорость движения, не позволяющую контролировать обстановку, не снизил скорость при подъезде к перекрестку при мигающем зеленом сигнале светофора, продолжил движение через перекресток с последующим совершением маневра поворота налево на запрещающий красный сигнал светофора, а водитель автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № ФИО2, совершил проезд перекрестка на запрещающий красный сигнал светофора. В связи с указанными обстоятельствами, суд устанавливает обоюдную вину водителей в дорожно-транспортном происшествии и определяет степень вины ФИО1 и ФИО2 в ДТП каждого в размере 50 %.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Определяя размер убытков, подлежащих взысканию в пользу истца, суд принимает во внимание экспертное заключение № 116/12/16 от 09.12.2016 года, составленное экспертом-техником ФИО9, согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак №, с учетом износа составила 176700 рублей, без учета износа – 97800 рублей (л.д. 12-19).

Оснований не доверять указанному заключению у суда не имеется, поскольку эксперт-техник ФИО9, составивший заключение, обладает специальными познаниями в области оценочной деятельности в отношении транспортных средств, включен в государственный реестр экспертов-техников, что подтверждается соответствующей выпиской из реестра от 21.09.2015 г. Заключение выполнено экспертом-техником в соответствии с положениями единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной положением Банка России от 19 сентября 2014 года № 432-П. К заключению приложен акт осмотра транспортного средства от 09.12.2016 года с указанием повреждений транспортного средства и способами их устранения. Кроме того, к заключению приложены фотографии транспортного средства, подтверждающие указанные экспертом-техником повреждения. Повреждения автомобиля, определенные экспертом, соответствуют повреждениям, указанным в справке дорожно-транспортного происшествия.

Ответчиком каких-либо доказательств в подтверждение иного размера стоимости восстановительного ремонта автомобиля истца, суду представлено не было.

Согласно пояснениям ответчика, на момент дорожно-транспортного происшествия автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № находился под его управлением и в его владении на основании доверенности, выданной ему ООО «ВПК РИМ».

Кроме того, 15.06.2013 г. между ООО «ВПК РИМ» и ФИО2 был заключен договор аренды транспортного средства – автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак №, который ФИО8 принял во временное владение и пользование для использования по своему усмотрению, без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации (л.д. 135-138). Согласно доверенности от 01.06.2015 г., ФИО8 вправе представлять интересы ООО «ВПК РИМ» в УГИБДД по Ярославской области и любых других компетентных органах по всем вопросам, связанным с управлением автомашиной «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № (л.д. 134).

Согласно справке РЭО ГИБДД МО МВД России «Тутаевский» от 22.06.2017 г., собственником автомобиля «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № является ЗАО «Европлан» (л.д. 118).

По договору лизинга № 1229808-ФЛ/ЯРЛ-15 от 25.03.2015 г., ООО «ВПК РИМ» обязуется приобрести в собственность у выбранного ЗАО «Европлан» (лизнгополучателем) продавца автомобиль «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак № во временное владение и пользование для предпринимательских целей на срок и на условиях, определенных договором (л.д. 128-131).

Учитывая изложенное, суд полагает установленным факт владения ФИО2 в момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем «Ниссан <данные изъяты>», гос.рег.знак №, на законных основаниях, в связи с чем указанное лицо является надлежащим ответчиком по заявленным требованиям.

В силу п. 2 ст. 15 ГК РФ в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Истец должен будет понести расходы на приобретение запасных частей, требующих замены, оплату материалов и стоимости ремонтных работ. Стоимость ремонтных работ и требуемых запасных частей подтверждается имеющимся в деле заключением эксперта-техника ФИО9 от 09.12.2016 г.

Из материалов дела усматривается, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца без учета износа заменяемых узлов и деталей составляет 176700 рублей. Таким образом, с ответчика подлежит взысканию именно сумма восстановительного ремонта без учета износа соответственно степени его вины в ДТП, определенной судом.

Оснований для снижения размера ущерба в соответствии с п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд не усматривает.

С учетом степени вины ответчика в причинении материального ущерба истцу, суд считает необходимым взыскать с ФИО2 в пользу истца в счет компенсации материального ущерба, причиненного повреждением транспортного средства истца в результате ДТП в размере 88350 рублей. Подлежат также возмещению истцу и расходы по оплате услуг оценщика в размере 50%, а именно в сумме 2500 рублей, поскольку данные расходы находятся в прямой причинно-следственной связи с дорожно-транспортным происшествием, вызваны необходимостью, связаны с рассмотрением настоящего дела, подлежат взысканию с ФИО2 в указанном размере.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:


Исковые требования ФИО1 удовлетворить частично.

Взыскать с ФИО2 в пользу ФИО1 материальный ущерб в размере 88350 рублей, расходы по оплате услуг оценщика в размере 2500 рублей.

В остальной части исковые требования ФИО1 оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ярославский областной суд через Тутаевский городской суд Ярославской области в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Д. М. Бодров



Суд:

Тутаевский городской суд (Ярославская область) (подробнее)

Истцы:

Воронцов С.С. (подробнее)

Ответчики:

Бачаев Ю.Е. (подробнее)


Судебная практика по:

Упущенная выгода
Судебная практика по применению норм ст. 15, 393 ГК РФ

Ответственность за причинение вреда, залив квартиры
Судебная практика по применению нормы ст. 1064 ГК РФ

Источник повышенной опасности
Судебная практика по применению нормы ст. 1079 ГК РФ

Возмещение убытков
Судебная практика по применению нормы ст. 15 ГК РФ