Апелляционное постановление № 22-5291/2019 22К-5291/2019 от 11 декабря 2019 г. по делу № 3/2-355/19




Судья Рыбаков А.В. Дело № 22-5291/2019


АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ


г. Владивосток 11 декабря 2019г.

Приморский краевой суд в составе

председательствующего судьи Щербак Т.Н.

при ведении протокола секретарем Брыжеватой Ю.С., помощником судьи Пыльновой И.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании в апелляционном порядке материал по апелляционной жалобе с дополнением адвоката Шурыгина С.Г. в интересах обвиняемого ФИО1 на постановление Фрунзенского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГг., которым

ФИО1, ДД.ММ.ГГГГг.р., уроженцу <адрес> края, гражданину Российской Федерации, зарегистрированному по адресу: <адрес>, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.272, ч.3 ст. 272, ч.3 ст. 272,ч.4 ст.274.1, ч.3 ст.272,ч.3 ст. 272, ч.1 ст. 222, ч.1 ст.228 УК РФ,-

продлён срок содержания под стражей на 1 месяц 29 суток, всего до 7 месяцев 29 суток, т.е. до ДД.ММ.ГГГГг. включительно с содержанием в ФКУ СИЗО-№ ГУФСИН России по <адрес>.

Заслушав доклад судьи Щербак Т.Н., выслушав пояснения обвиняемого ФИО1, полученные посредством системы видеоконференц-связи, мнение защитника адвоката Попова В.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы с дополнением и просивших постановление отменить, мнение прокурора Плотниковой О.В., полагавшей постановление подлежащим оставлению без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:


Как следует из материала, в производстве следственного управления УМВД России по <адрес> находится уголовное дело №, в рамках которого ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.272, ч.3 ст. 272, ч.3 ст. 272,ч.4 ст.274.1, ч.3 ст.272,ч.3 ст. 272, ч.1 ст. 222, ч.1 ст.228 УК РФ.

Срок предварительного следствия по уголовному делу продлён в установленном законом порядке, до ДД.ММ.ГГГГг. до 8 месяцев.

23.05.2019г. ФИО1 был задержан в порядке ст.ст.91,92 УПК РФ по подозрению в совершении указанного преступления.

24.05.2019г. Фрунзенским районным судом <адрес> ФИО1 избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 29 суток, т.е. до 21.07.2019г., срок которой продлевался до 6 месяцев, т.е. по ДД.ММ.ГГГГг.

В связи с невозможностью окончания расследования по делу до истечения срока содержания ФИО1 под стражей, следователь по особо важным делам отдела следственной части следственного управления УМВД России по <адрес> ФИО3, с согласия руководителя следственного органа ФИО4, обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей в отношении ФИО1 и просил о продлении ФИО1 срока содержания под стражей на 1 месяц 29 суток, всего до 7 месяцев 29 суток, т.е. до 21.01.2020г. включительно, т.к. по уголовному делу необходимо допросить представителя потерпевшего ...» (<адрес>), осмотреть серверное оборудование ...», с участием представителя потерпевшего осмотреть электронные сообщения электронного почтового ящика ...»; допросить представителя потерпевшего ООО ...» (<адрес>), осмотреть персональный компьютер ООО СП ...», с участием представителя потерпевшего осмотреть электронные сообщения электронного почтового ящика ООО ...», допросить в качестве свидетелей ФИО5, ФИО6 (<адрес>); допросить представителя потерпевшего ООО «...» (<адрес>), осмотреть сервер ООО ...», с участием представителя потерпевшего осмотреть электронные сообщения электронного почтового ящика ООО «...»; допросить представителя потерпевшего ООО МКК ... <адрес>» (<адрес>), осмотреть персональный компьютер ООО МКК ... <адрес>», с участием представителя потерпевшего осмотреть электронные сообщения электронного почтового ящика ООО МКК «... <адрес>», допросить в качестве свидетеля ФИО7; допросить представителя потерпевшего ООО «...»; выполнить с представителями потерпевших ООО «... <адрес>», ООО ...» требования ст. 198 УПК РФ; в случае необходимости назначить в отношении компьютерной техники ООО «... <адрес>», ООО ...» компьютерно-технические экспертизы; осмотреть 35 персональных компьютеров ООО ...» (<адрес>), в случае необходимости назначить компьютерно-техническую экспертизу в отношении указанных компьютеров; допросить в качестве свидетеля ФИО9 (<адрес>), установить полные анкетные данные, местонахождение и допросить сорок девять свидетелей; истребовать заключения экспертов по назначенным восьми компьютерно-техническим судебным экспертизам; выполнить с представителями потерпевших, обвиняемым ФИО14, его защитниками, обвиняемым ФИО1, его защитниками, требования ст. 198 УПК РФ; после получения заключений эксперта по компьютерно- техническим судебным экспертизам осмотреть в полном объеме изъятую компьютерную технику, средства мобильной связи, электронные носители информации и иные изъятые предметы и документы, по которым принять законное и обоснованное решение; выполнить комплекс мероприятий, направленных на проверку причастности ФИО1, ФИО14 к совершению аналогичных преступлений; выполнить иные следственные действия, направленные на принятие законного решения по уголовному делу, для выполнения которых потребуется дополнительный срок содержания обвиняемого под стражей.

В суде обвиняемый ФИО1 и его защитник адвокат Шурыгин С.Г. с ходатайством следователя не согласились, просили в удовлетворении ходатайства отказать, избрать меру пресечения домашний арест либо залог. Указали, что следователем не представлено доказательств, подтверждающих причастность обвиняемого к совершению инкриминируемых ему преступлений и свидетельствующих о том, что обвиняемый может воспрепятствовать расследованию. ФИО1 имеет стойкие социальные связи, постоянное место жительства, у его родственников имеются денежные средства для залога.

Постановлением Фрунзенского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГг. продлен срок содержания под стражей на 1 месяц 29 суток, всего до 7 месяцев 29 суток, т.е. до ДД.ММ.ГГГГг. включительно.

В апелляционной жалобе с дополнением адвокат Шурыгин С.Г. в защиту интересов обвиняемого ФИО1 с постановлением суда не согласен, просит его отменить, изменив ФИО1 меру пресечения на домашний арест по адресу: <адрес> или залог.

Считает, что судом нарушено требование уголовно-процессуального закона, выводы суда основаны на предположениях и документально не подтверждены материалом, предоставленным следователем в суд.

Указывает, что ФИО1 содержали под стражей 6 месяцев по обвинению в совершении преступления средней тяжести, которое он признал в полном объеме, раскаялся в содеянном, сотрудничает с органом следствия, что с учетом действующего закона, и правоприменительной практики является правовым нонсенсом. ФИО1 является социально адаптированным лицом, имеет в собственности жилье, в котором зарегистрирован и проживал до задержания, имеет полную семью, 3-х месячного сына ФИО1, 07.08.2019г.р., супругу ФИО11, которые нуждаются в его заботе и помощи, что говорит об отсутствии правовых оснований для применения в отношении ФИО1 максимально сурой меры пресечения в виде содержания под стражей.

Считает, что суд не проверил обоснованность обвинения, предъявленного ФИО1 по ч.4 ст.274.1 УК РФ, т.к. этот единственный состав из числа вмененных относится к тяжким, что позволило следствию ходатайствовать перед судом о продлении срока стражи свыше 6 месяцев.

В судебном заседании защита обращала внимание суда на то обстоятельство, что материал представлен следователем ровно в таком объеме, которым предыдущие пол года следствие обосновывало законность предъявленного обвинения по ч.3 ст.272 УК РФ. Иных новых документов в материале не присутствует, соответственно, следствие 19.11.2019г. не подтвердило суду обоснованность обвинения, предъявленного по ч.4 ст.274.1 УК РФ, судом данное нарушение уголовно-процессуального закона оставлено без внимания.

Отмечает, что в судебном заседании были перечислены по номерам и по наименованию документы, содержащиеся в материале, но фактически смысловое содержание данных документов не было изучено в судебном заседании. Данное обстоятельство подтверждается отсутствием ссылок в описательно-мотивировочной части постановления суда на листы дела, посредством изучения которых суд пришел к выводу о том, что ФИО1 может скрыться от органов следствии и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Указывает, что тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы до 7 лет не могут являться основаниями для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Обращает внимание на то, что ФИО1 имеет в собственности квартиру по адресу: <адрес>, в которой проживал до задержания, в связи с чем, имеются все условия для исполнения меры пресечения в виде нахождения под домашним арестом.

Также обращает внимание на то, что член семьи ФИО12, пасынком которой является ФИО1, изъявила желание внести залог в размере 1000000 рублей. ФИО12 была допрошена в судебном заседании 09.07.2019г. где подтвердила свое волеизъявление внести залог за ФИО1 в указанной сумме. Также охарактеризовала обвиняемого исключительно с положительной стороны как доброго и порядочного человека, который всегда готов помочь родным и близким.

Считает, что судом не была дана надлежащая оценка документам, приобщенным защитой к материалу по мере пресечения в судебном заседании 19.11.2019г., позволяющим применить более мягкую меру пресечения к обвиняемому ФИО1

Указывает на нарушение права обвиняемого ФИО1 на защиту. Так, по состоянию на 19.11.2019г. защиту ФИО1 на предварительном следствии в уголовном деле осуществляли два защитника: Попов В.Н. и он Шурыгин С.Г., сведения об этом имеются в материалах уголовного дела, также указанные сведения имелись и в распоряжении суда При рассмотрении ходатайства следователя по существу в судебном заседании адвокат Попов В.Н. отсутствовал по причине того, что не был уведомлен ни следователем ни судом о дате и времени судебного заседания, в котором решался вопрос по мере пресечения в отношении ФИО1 ФИО1 в судебном заседании возражал против рассмотрения ходатайства в отсутствие адвоката Попова В.Н., в связи с чем, он (адвокат Шурыгин С.Г.) ходатайствовал об отложении судебного заседания на другую дату и время, просил суд обеспечить явку Попова В.Н. в судебное заседание, чтобы не нарушать право обвиняемого ФИО1 на защиту. Данное ходатайство ФИО1 поддержал. Судом перед следователем был поставлен вопрос: «действительно ли адвокат Попов В.Н. защищает ФИО1, уведомлен ли он следователем о дате и времени судебного заседания и чем следователем может подтвердить уведомление?», на что следователь не смогла представить каких-либо документов. Следователь лишь пояснила, что связывалась с Поповым В.Н. по телефону. Затем судом, перед тем как разрешить заявленное ходатайство был объявлен перерыв в судебном заседании на 5 мин. для того, чтобы следователь изготовила задним числом телефонограмму своего разговора с Поповым В.Н. Фактически 19.11.2019г. в судебном заседании суд (по мнению защиты, чтобы скрыть допущенные нарушения уголовно- процессуального закона), предоставил возможность следователю задним числом изготовить документ, которого на момент рассмотрения судом ходатайства не существовало, тем самым предавая процессу продления меры пресечения видимость соблюдения уголовно-процессуального закона. Считает указанные действия являются недопустимыми, поскольку суд согласно требований уголовно-процессуального закона должен принимать решение объективно, беспристрастно по представленному следователем в суд материалу.

Ссылается на правовые позиции, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013г. №.

Письменные возражения на апелляционную жалобу с дополнением адвоката Шурыгина С.Г. не поступили.

Проверив материалы дела, выслушав мнение участников процесса, изучив доводы апелляционной жалобы с дополнением, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения постановления суда, исходя из следующего.

В соответствии с ч.2 ст.109 УПК РФ, в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения в виде заключения под стражу, срок содержания обвиняемого под стражей может быть продлен судом в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, в случае особой сложности дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения до 12 месяцев.

В силу ч.1 ст.110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст.ст. 97 и 99 УПК РФ.

При этом, согласно положению ст.99 УПК РФ при решении вопроса о мере пресечения и определении ее вида при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, должны учитываться тяжесть преступления, которое инкриминируется обвиняемому, сведения о его личности, возраст, состояние здоровья, семейное положение, род деятельности и другие обстоятельства.

Эти и другие требования уголовно-процессуального закона, регламентирующие условия и порядок применения такой меры пресечения как заключение под стражу, а также продления срока содержания под стражей по настоящему делу не нарушены.

Как следует из представленных материалов, ходатайство следователя по особо важным делам отдела следственной части следственного управления УМВД России по <адрес> ФИО3 о продлении обвиняемому ФИО1 срока содержания под стражей заявлено уполномоченным на то должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело, в рамках возбужденного уголовного дела, в установленные законом сроки и с согласия соответствующего руководителя следственного управления. Поданное ходатайство надлежащим образом мотивировано.

Из материла видно, что ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.272, ч.3 ст. 272, ч.3 ст. 272,ч.4 ст.274.1, ч.3 ст.272,ч.3 ст. 272, ч.1 ст. 222, ч.1 ст.228 УК РФ. Порядок привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированный главой 23 УПК РФ, соблюден.

Проверив представленные материалы, суд первой инстанции, не давая оценки собранным по делу доказательствам, их относимости и допустимости, а также, не разрешая вопрос о виновности и невиновности обвиняемого, обоснованно согласился с утверждением следователя о том, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания ФИО1 меры пресечения в виде заключения под стражу, до настоящего времени не изменились и не отпали. Наличие этих обстоятельств подтверждено представленными следствием доказательствами, совокупность которых была исследована в суде первой инстанции, и признана им достаточными для формирования вывода о наличии оснований для ФИО1 меры пресечения в виде содержания под стражей на досудебной стадии производства по делу.

Оснований для отмены или изменения ранее избранной в отношении ФИО1 меры пресечения по делу судом первой инстанции не установлено, и новых обстоятельств, свидетельствующих о необходимости применения иной, более мягкой меры пресечения, не возникло.

Из содержания оспариваемого постановления видно, что соглашаясь с доводами органов предварительного следствия о необходимости продления ФИО1 срока меры пресечения в виде содержания под стражей, суд исходил не только из тяжести предъявленного обвинения, но и из наличия достаточных оснований полагать, что оставаясь на свободе, ФИО1 может сокрыть или уничтожить доказательства, в том числе путем получения удаленного доступа к используемым в преступной деятельности мессенджерам и электронным почтовым ящикам, не установленным до настоящего времени, оказать давление на свидетелей, потерпевших, обвиняемого ФИО14 по уголовному делу с целью изменения ими своих показаний, может связаться с неустановленными соучастниками инкриминируемых ему преступлений, скрыться от следствия и суда, а также иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

При этом суд первой инстанции обоснованно принимал во внимание, что ФИО1 обвиняется в совершении ряда преступлений, относящихся, в том числе, к категории тяжких, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет, что указывает на высокую степень общественной опасности инкриминируемых преступлений; не работает и не имеет постоянного легального источника дохода, не судим; но ранее привлекался к уголовной ответственности по ст.ст.222, 228 УК РФ и административной ответственности; обладает специальными познаниями в современных информационных технологиях и имеет опыт удаленного доступа к компьютерной информации; все соучастники инкриминируемых ему преступлений не установлены; свидетель ФИО16 и обвиняемый ФИО14 опасаются давления со стороны ФИО1

Оснований для отмены или изменения ранее избранной в отношении ФИО15 меры пресечения по делу судом первой инстанции не установлено, и новых обстоятельств, свидетельствующих о необходимости применения иной, более мягкой меры пресечения, не возникло.

При продлении срока содержания обвиняемого ФИО1 под стражей судом первой инстанции также учтены положительные характеризующие обвиняемого сведения.

Доказательства наличия заболеваний, препятствующих нахождению ФИО1 в следственном изоляторе, либо свидетельствующих о невозможности содержания его в условиях изоляции от общества суду не представлены. Не представлены такие сведения и суду апелляционной инстанции.

Срок, о продлении которого ходатайствовал следователь, справедливо признан судом первой инстанции обоснованным и разумным с учетом объема запланированных процессуальных действий.

Решение принято судом в пределах своей компетенции, предусмотренная законом процедура рассмотрения вопроса о продлении срока содержания под стражей и вынесения по нему решения соблюдена.

Исходя из исследованных материалов, с учетом личности обвиняемого и конкретных обстоятельств дела, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что ходатайство органов предварительного следствия о продлении срока содержания под стражей подлежит удовлетворению, при этом руководствовался положениями ч.1 ст.97, ст.99, ст.109 УПК РФ. Суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для переоценки выводов суда.

Принимая во внимание как фактические обстоятельства, установленные в судебном заседании суда первой инстанции из представленных сторонами доказательств, поскольку стороны согласились рассмотреть дело без проверки доказательств судом апелляционной инстанции в соответствии с положениями ч.7 ст.38913 УПК РФ, апелляционный суд не усматривает оснований не соглашаться с выводами суда первой инстанции о необходимости сохранения ФИО1 меры пресечения в виде заключения под стражу, которые сомнений в своей обоснованности у суда апелляционной инстанции не вызывают.

Доводы адвокатов в апелляционной жалобе с дополнением и в заседании суда апелляционной инстанции, сводящиеся к утверждению об отсутствии в представленных суду материалах доказательств, которые бы свидетельствовали бы о наличии оснований и обстоятельств, для продления меры пресечения и невозможности применения меры пресечения не связанной с лишением свободы, безосновательны и направлены на иную оценку исследованных судом доказательств, оснований к чему не имеется, т.к доводы стороны защиты не содержат обстоятельств, которые опровергали бы выводы суда первой инстанции, в связи с чем, они не влияют на правильность итогового судебного решения.

Так, из представленного одновременно с ходатайством материала видно, что ФИО1 обвиняется в совершении ряда преступлений, одно из которых относится к категории тяжких, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет; не работает и не имеет постоянного легального источника дохода; ранее привлекался к уголовной ответственности по ст.ст.222, 228 УК РФ и административной ответственности; обладает специальными познаниями в современных информационных технологиях и имеет опыт удаленного доступа к компьютерной информации, учитывая, что не установлены все соучастники инкриминируемых ему преступлений, свидетель ФИО16 и обвиняемый ФИО14 опасаются давления со стороны ФИО1

Установленные судом первой инстанции обстоятельства, отраженные в оспариваемом постановлении, безусловно подтверждают выводы суда о том, что при изменении ФИО1 меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей, он может сокрыть или уничтожить доказательства по уголовному делу, не установленные к настоящему времени; оказать давление на свидетелей, потерпевших, обвиняемого ФИО14 с целью изменения ими своих показаний; связаться с неустановленными соучастниками инкриминируемых ему преступлений; скрыться от следствия и суда, а также иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Апелляционный довод адвоката о том, что приведенные в постановлении обстоятельства носят характер ничем не подтвержденных предположений, представляет собой субъективное мнение автора апелляционной жалобы с дополнением, тогда как у суда, с учетом вышеприведенных обстоятельств и исследованных материалов, имелись основания полагать обратное.

Таким образом, вопреки доводам стороны защиты, из содержания оспариваемого постановления видно, что суд мотивировал свое решение не только тяжестью преступления, в совершении которого обвиняется ФИО1, но и обстоятельствами их совершения, а также обстоятельствами, характеризующими личность обвиняемого на момент вынесения постановления и по имеющимся доказательствам. Таким образом, судом выполнены требования уголовно- процессуального законодательства Российской Федерации.

Поскольку, вопросы об обоснованности обвинения, виновности или невиновности в инкриминируемом преступлении, правильности предъявленного обвинения и квалификации действий обвиняемого, допустимости доказательств, не разрешаются судом при рассмотрении вопроса о мере пресечения, все доводы апелляционной жалобы с дополнением, касающиеся оспаривания вышеуказанных обстоятельств (суд не проверил обоснованность обвинения, предъявленного ФИО1 по ч.4 ст.274.1 УК РФ), как и дополнительные доводы адвоката Попова В.Н. в заседании суда апелляционной инстанции относительно оценки показаний обвиняемого ФИО2, апелляционным судом не оцениваются как не относящиеся к предмету настоящего апелляционного производства. Эти доводы могут быть оценены судом апелляционной инстанции только при апелляционном рассмотрении итогового решения, вынесенного по результатам рассмотрения уголовного дела по существу.

Утверждение стороны защиты о том, что материал представлен следователем ровно в таком объеме, которым предыдущие полгода следствие обосновывало законность предъявленного обвинения по ч.3 ст.272 УК РФ, безосновательно, и опровергается содержанием представленного материала, содержащего процессуальные документы и протоколы следственных действий с датами после ДД.ММ.ГГГГг, когда состоялось предыдущее продление срока содержания ФИО1 под стражей состоялось ДД.ММ.ГГГГг.( л.д. 97-100).

Вопреки апелляционным доводам, следователем представлены, а судом первой инстанции исследованы сведения о наличии доказательств, которые подтверждают обоснованность выдвинутого против ФИО1 обвинения в совершению инкриминируемых деяний, без вхождения в обсуждение вопросов, подлежащих разрешению при рассмотрении уголовного дела по существу.

Срок, о продлении которого ходатайствовал следователь, признан судом первой инстанции обоснованным и разумным с учетом объема запланированных процессуальных действий и особой правовой и фактической сложности уголовного дела, которая обусловлена совершением преступлений в сфере компьютерной информации с использованием сети Интернет и средств аннонимизации в указанной сети в условиях неочевидности, удаленностью нахождения потерпевших и свидетелей от места производства предварительного следствия.

Фактических данных, свидетельствующих о неоправданно длительном содержании обвиняемого под стражей из представленных материалов не усматривается. Данных о намеренном затягивании сроков предварительного следствия и судебного разбирательства, их неэффективности, нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства также не установлено.

Суд первой инстанции не усомнился в том, что срок, на который продлевается содержание обвиняемого под стражей, указанный в постановлении о возбуждении ходатайства, определен исходя из объема следственных и процессуальных действий, приведенных в этом постановлении.

Апелляционный суд не усматривает оснований для иного вывода, поскольку, сведений о том, что ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения одних и тех же следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, на что обращено внимание в апелляционной жалобе с дополнением, из представленного материала не усматривается.

Судом первой инстанции в полном объеме была учтена личность обвиняемого, по имеющимся доказательствам.

Все сведения указанные адвокатом Шурыгиным С.Г. в апелляционной жалобе с дополнением и адвокатом Поповым В.Н. в заседании суда апелляционной инстанции (вину в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.272 УК РФ признал в полном объеме, раскаялся в содеянном, сотрудничает с органом следствия, является социально адаптированным лицом, имеет в собственности жилье по адресу: <адрес>, в котором зарегистрирован и проживал до задержания, имеет полную семью, 3-х месячного сына ФИО1, 07.08.2019г.р. и супругу ФИО11, которые нуждаются в его заботе и помощи) были известны суду первой инстанции из представленных материалов, доказательств, приобщенных стороной защиты и пояснений обвиняемого и стороны защиты в ходе судебного заседания, а, следовательно, учитывались им и оценивались при принятии оспариваемого решения. Однако, по смыслу уголовно- процессуального закона указанные выше обстоятельства не являются безусловными основаниями, свидетельствующими о невозможности дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей, а также безусловными основаниями к отказу в удовлетворении ходатайства следователя о продлении её срока.

Сведения о наличии у обвиняемого заболеваний, препятствующих нахождению ФИО1 под стражей, либо свидетельствующих о невозможности содержания его в условиях изоляции от общества, подтвержденные заключением медицинской комиссии, составленного в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 14.01.2011г. № «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», судам первой и апелляционной инстанций представлены не были.

Таким образом, новых сведений о личности обвиняемого, влияющих на законность и обоснованность оспариваемого судебного решения, а также убедительных доводов о необходимости изменения меры пресечения, в апелляционной жалобе с дополнением и выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, не содержится.

Суд первой инстанции, проанализировав представленные следствием доказательства в обоснование ходатайства в их совокупности, обосновано пришел к однозначному выводу о невозможности изменения обвиняемому ФИО1 меры пресечения на любую иную, в том числе на домашний арест, либо денежный залог, как о том ходатайствовала сторона защиты в судебном заседании.

С учетом данных о личности обвиняемого, а также обстоятельств совершения инкриминируемых ФИО1 преступлений, вывод суда о невозможности изменения меры пресечения в отношении него на иную, более мягкую меру пресечения является обоснованным. Обстоятельств, опровергающих выводы суда первой инстанции, в ходе апелляционного разбирательства не выявлено, а, следовательно, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы с дополнением в данной части не имеется.

Несмотря на доводы стороны защиты о наличии у обвиняемого возможности для исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста по адресу: <адрес>, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для переоценки выводов суда о невозможности изменения меры пресечения обвиняемому на домашний арест по указанному адресу, поскольку, как видно из протокола допроса подозреваемого ФИО14 ( л.д. 54-61), он является сыном обвиняемого ФИО1, проживает по адресу: <адрес>, при этом согласно заявлению ФИО14 он опасается физического насилия со стороны ФИО1 в связи с дачей признательных показаний по уголовному делу (л.д. 75). С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции считает, что более мягкая мера пресечения, чем заключение под стражей, не будет способствовать обеспечению интересов правосудия, защите конституционных прав и законных интересов потерпевших, в связи с чем, оснований для удовлетворения ходатайства адвокатов Шурыгина С.Г. и Попова В.Н, поддержанных обвиняемым ФИО1 о применении меры пресечения в виде домашнего ареста, не имеется.

Не усматривает суд апелляционной инстанции и предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для изменения ранее избранной обвиняемому меры пресечения на денежный залог в сумме 1000000 рублей, о чем просит сторона защиты как в апелляционной жалобе с дополнением так и в заседании суда апелляционной инстанции, поскольку, ФИО12, заявленная стороной защиты в качестве залогодателя, ни в суде первой инстанции 19.11.2019г., ни в апелляционном суде, участия не принимала и не подтвердила с соблюдением требований ч.6 ст.106 УПК РФ готовность внести залог за ФИО1 в размере 1000000 рублей. Представленное стороной защиты суду первой инстанции заявление ФИО12, сведения о наличии на ее счете индивидуального предпринимателя в ПАО Сбербанк по состоянию на ДД.ММ.ГГГГг. необходимой денежной суммы, а также ссылка адвоката Шурыгина С.Г. на обстоятельства, установленные в судебном заседании 09.07.2019г. не могут быть расценены как соблюдение требований ч.6 ст. 106 УК РФ. Кроме того, само по себе желание ФИО12 внести денежный залог в обеспечение меры пресечения в отношении ФИО1 не является безусловным основанием для изменения меры пресечения

При указанных обстоятельствах, сохранение в отношении ФИО1 меры пресечения в виде заключения под стражу соответствует принципу разумной необходимости ограничения их права на свободу, предусмотренному ч.3 ст.55 Конституции РФ, а ходатайство адвоката Шурыгина С.Г., заявленное в апелляционной жалобе с дополнением, об изменении меры пресечения ФИО1 на домашний арест или денежный залог, поддержанное в судебном заседании суда апелляционной инстанции его подзащитным, удовлетворению не подлежат.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство проведено судом первой инстанции в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности. При рассмотрении ходатайства органов следствия суд первой инстанции оценил доводы всех участников процесса, предоставив сторонам обвинения и защиты равные возможности для реализации своих прав, при этом ограничений прав участников уголовного судопроизводства, допущено не было, в связи с чем, обстоятельств, указывающих на необъективность суда, не имеется.

Все доводы апелляционной жалобы (основной и дополнительной) адвоката Шурыгина С.Г., дополнительные апелляционные доводы адвоката Попова В.Н. о нарушении права на защиту обвиняемого ФИО1 при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей в связи с тем, что судебное заседание проведено в отсутствие адвоката Попова В.Н., который не был уведомлен ни следователем, ни судом о дате и времени судебного заседания, тогда как ФИО1 возражал против рассмотрения ходатайства в отсутствие его защитника адвоката Попова В.Н, несостоятельны, а потому не влияют на законность и обоснованность оспариваемого постановления.

По смыслу уголовно-процессуального закона, когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов.

Как видно из протокола судебного заседания, возражая против удовлетворения ходатайства стороны защиты об отложении судебного заседания в связи с неявкой адвоката Попова В.Н., следователь ФИО3, обратившийся с ходатайством, заявил о том, что 15.11.2019г. адвокат Попов В.Н. телефонограммой был уведомлен о дате и времени рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания под стражей ФИО1 и сообщил что принять участие в судебном заседании не сможет, т.к. находится не в городе, что после перерыва подтвердил, представив телефонограмму(л.д.196-197).

Как видно из содержания телефонограммы, сообщение было передано адвокату Попову В.Н. со стационарного телефона с абонентским номером <***> на абонентский №, указанный в ордере (л.д.156). Сведения, отраженные в телефонограмме в суде апелляционной инстанции документально не опровергнуты.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства адвоката Шурыгина С.Г. об отложении судебного заседания, поскольку адвокат Попов В.Н. уведомлен о дате и времени судебного заседания, а право на защиту обвиняемого нарушено не будет, поскольку имеется второй адвокат (л.д. 197).

Суд апелляционной инстанции также не усматривает оснований для вывода о нарушении права на защиту обвиняемого ФИО1, поскольку, из представленных материалов видно, что адвокат Попов В.Н. уведомлялся о дате и времени судебного заседания, в суде первой инстанции защиту обвиняемого осуществлял адвокат Шурыгин С.Г. на основании соглашения, до начала судебного заседания адвокат Шурыгин С.Г. ознакомился с представленным в суд материалами, в ходе судебного заседания поддерживал позицию своего подзащитного, активно участвовал в рассмотрении ходатайства следователя судом, представлял доказательства стороны защиты.

Обвиняемый ФИО1 от помощи адвоката Шурыгина С.Г. в суде первой инстанции не отказывался, ходатайств, связанных с тем, что защитник в судебном заседании ненадлежащим образом или, недостаточно эффективно, исполнял свои обязанности по защите его интересов, не заявлял.

Вопреки доводам адвокатов Шурыгина С.Г. и Попова В.Н. предоставление судом первой инстанции процессуального перерыва в целях обеспечения следователю возможности составить и представить суду телефонограмму об имевшем месте факте уведомления адвоката Попова В.Н. о дате и времени рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей не может быть расценено как нарушение норм международного права, Конституции Российской Федерации и УПК РФ, гарантирующих право обвиняемого на защиту.

Доводы апелляционной жалобы с дополнением о том, что в судебном заседании были перечислены по номерам и по наименованию документы, содержащиеся в материале дела, но фактически смысловое содержание данных документов не было изучено в судебном заседании, что подтверждается отсутствием ссылок в описательно-мотивировочной части постановления суда на листы дела, безосновательны. Согласно протоколу судебного заседания все представленные сторонами документы были исследованы в судебном заседании, а следовательно, их содержание было известно суду первой инстанции при принятии оспариваемого постановления. Отсутствие в тексте оспариваемого постановления ссылок на листы дела не свидетельствует о незаконности и необоснованности решения суда о продлении срока содержания обвиняемого ФИО1 под стражей и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Доводы адвоката Попова В.Н. в заседании суда апелляционной инстанции о том, что ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого ФИО1 под стражей представлено в суд с нарушением срока, установленного ч.8 ст.109 УПК РФ, безосновательны, т.к. из материала видно, что срок содержания ФИО1 под стражей истекал ДД.ММ.ГГГГг., ходатайство следователя датировано ДД.ММ.ГГГГг., каких-либо сведений о том, что ходатайство представлено в суд с нарушением указанной адвокатом нормы уголовно-процессуального закона в материле не имеется. Кроме того, указанные адвокатом обстоятельства сами по себе не свидетельствуют о незаконности и необоснованности обжалуемого судебного решения, и не влекут его безусловную отмену.

Нарушений Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуального законодательства Российской Федрации, а также нарушений прав, влекущих изменение или отмену обжалуемого постановления, суд апелляционной инстанции не усматривает.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что решение суда первой инстанции о продления срока содержания под стражей обвиняемому ФИО1, вопреки доводам апелляционной жалобы с дополнением адвоката Шурыгина С.Г. и дополнительным доводам адвоката Попова В.Н. в заседании суда апелляционной инстанции, является законным, обоснованным и мотивированным, принятым с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих разрешение судом данного вопроса, и оснований для удовлетворения апелляционной жалобы с дополнением, по изложенным в ней доводам, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 38915, 38920, 38923, 38933 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:


Ходатайство адвоката Шурыгина С.Г. об изменении меры пресечения обвиняемому ФИО1 с содержания под стражей на домашний арест или денежный залог, поддержанное обвиняемым ФИО1. и адвокатом Поповым В.Н., - оставить без удовлетворения.

Постановление Фрунзенского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГг. в отношении ФИО1, – оставить без изменения, апелляционную жалобу с дополнением адвоката Шурыгина С.Г., – без удовлетворения.

Апелляционное постановление вступает в законную силу с момента провозглашения и может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 471 и 481 УПК РФ.

Председательствующий

ФИО4

Справка: ФИО1 содержится в ФКУ СИЗО-№ ГУФСИН России по ПК.



Суд:

Приморский краевой суд (Приморский край) (подробнее)

Судьи дела:

Щербак Татьяна Николаевна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

Меры пресечения
Судебная практика по применению нормы ст. 110 УПК РФ