Решение № 2-2111/2017 2-2111/2017~М-1714/2017 М-1714/2017 от 29 июня 2017 г. по делу № 2-2111/2017




Дело № 2 – 2111/17


РЕШЕНИЕ


Именем Российской Федерации

Ухтинский городской суд Республики Коми в составе судьи Аберкон И.В., при секретаре Шишикиной Т.И., рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ухте Республики Коми 29 июня 2017 года гражданское дело по иску ФИО1 к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ухта Республики Коми (межрайонное) об обязании включить периоды нахождения в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком в специальный стаж, учитываемый для установления повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии, обязании установить повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии в связи с работой в районах Крайнего Севера, с выплатой неполученных сумм пенсии,

установил:


ФИО1 обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ухте Республики Коми (межрайонное) (далее по тексту – Управление ПФР в г. Ухте РК) об обязании включить периоды нахождения её в отпуске по беременности и родам – с <...> г.1984г. по <...> г.1984г., в отпуске по уходу за ребенком – с <...> г.1984г. по 20.05.1985г. в стаж работы на Севере (МКС с последующим переводом РКС), дающий право при наличии требуемой по закону продолжительности стажа работы в районах Крайнего Севера (РКС) на установление повышенного фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости, с 01.01.2015г. – на повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии, в связи с работой в районах Крайнего Севера, обязании ответчика установить повышенный фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости в связи с работой в районах Крайнего Севера на период с 25 августа 2013года по 31 декабря 2014 года (с повышениями на индексы, установленные Правительством РФ) в соответствии с пунктом 7 статьи 14 Федерального закона №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» (в ред. Федерального закона от 24.07.2009 №213-ФЗ), обязании ответчика установить повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости по нормам ч.ч. 4, 6 статьи 17 Федерального закона №400–ФЗ «О страховых пенсиях» в связи с работой в районах Крайнего Севера на период с 01 января 2015 года по 31 июля 2016года (с повышениями на индексы, установленные Правительством РФ) с выплатой недополученных за этот период сумм пенсии, с 01 февраля 2017 года установить указанное повышение фиксированной выплаты бессрочно (с последующими повышениями на индексы, установленные Правительством РФ), с выплатой недополученных за период с 01.02.2017г. по день рассмотрения дела судом сумм пенсии.

В судебном заседании истица и её представитель ФИО3, допущенная к участию в судебном заседании по устному ходатайству истицы согласно ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, настаивали на удовлетворении иска, доводы иска поддержали, пояснив, что истица является получателем пенсии по старости, назначенной ей с 25.08.2013года по пп. 6 п. 1 ст. 28 Федерального закона №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ»; при установлении пенсии ответчик необоснованно не включил спорные периоды нахождения истицы в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы на Севере (МКС с последующим переводом в РКС), дающий право при наличии требуемой продолжительности страхового стажа и стажа работы в районах Крайнего Севера на установление повышенного фиксированного базового размера страховой части пенсии, что повлекло за собой снижение размера пенсии; в спорные периоды за истицей сохранялись место работы и должность в Производственном объединении « » (г. Ухта Республики Коми - МКС), с <...> г.2016г. ответчик самостоятельно включил спорные периоды в стаж работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера (МКС с последующим переводом в стаж работы в РКС), в связи с чем продолжительность стажа работы истицы в РКС составила более 15 лет, что дало право на установление повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии истицы в связи с работой в РКС по ч.ч. 4, 6 статьи 17 Федерального закона №400–ФЗ «О страховых пенсиях», действующего с 01.01.2015г.; в период с 01.08.2016г. по 31.01.2017г. истица получала страховую пенсию с учетом указанного повышения фиксированной выплаты, с 01.02.2017г. ответчик отменил данное повышение, до настоящего времени пенсия выплачивается истице без такого повышения.

Представитель ответчика по доверенности ФИО4 в судебном заседании исковые требования не признал в полном объеме, пояснив, что спорные периоды нахождения истицы в отпуске по беременности и родам и в отпуске уходу за ребенком действительно не учтены в подсчет стажа работы на Севере для установления повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по ч.ч. 4,6 статьи 17 Федерального закона №400–ФЗ «О страховых пенсиях», поскольку с 06.10.1992г. законодателем исключена возможность включения отпуска по уходу за ребенком в специальный стаж в случае назначения пенсии на льготных условиях; периоды отпуска по беременности и родам и отпуска по уходу за ребенком могут быть включены в стаж работы на Севере только при определении права на досрочное пенсионное обеспечение с учетом постановления Конституционного Суда РФ от 29.01.2004г. №2-П; ни для каких иных целей, в т.ч. для расчета стажа в целях установления повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии, данные виды отпусков не могут включаться в специальный стаж, при этом нормы ранее действовавшего законодательства не применяются; при таком подходе к исчислению стажа, стаж работы истицы в РКС с учетом работы в МКС составит менее 15 лет, в связи с чем право на повышенный фиксированный базовый размер страховой части пенсии согласно п. 7 ст. 14 ФЗ №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» (в ред. Федерального закона от 24.07.2009 №213-ФЗ), а с 01.01.2015г. – право на повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии по пп. 4 ст. 17 ФЗ №400-ФЗ у истицы не определяется.

Выслушав участвующих в деле лиц, исследовав материалы гражданского дела, пенсионного дела ФИО1, суд приходит к следующему выводу.

Как следует из материалов пенсионного дела, ФИО1, <...> г. года рождения, является получателем пенсии по старости, которая назначена ей с <...> г. по пп. 6 п. 1 ст. 28 Федерального закона №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», действующего на тот момент.

В соответствии с пунктом 7 статьи 14 Федерального закона №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» от 17.12.2001 (в ред. Федерального закона от 24.07.2009 №213-ФЗ) лицам (за исключением лиц, достигших возраста 80 лет или являющихся инвалидами I группы), проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера и имеющим страховой стаж не менее 25 лет у мужчин или не менее 20 лет у женщин, не имеющим на иждивении нетрудоспособных членов семьи, фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости устанавливается в сумме 3 843 рублей в месяц; лицам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, при определении количества календарных лет работы в районах Крайнего Севера в целях установления фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера.

С 01 января 2015 года вступил в силу Федеральный закон №400-ФЗ «О страховых пенсиях», за исключением частей 14 и 15 статьи 17 этого Федерального закона, которые введены в действие с 1 января 2016 года (п.п. 1,2 ст. 36 Федерального закона №400-ФЗ «О страховых пенсиях»). Со дня вступления в силу Федерального закона №400-ФЗ «О страховых пенсиях» Федеральный закон от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не применяется, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий в соответствии с настоящим Федеральным законом в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону. Федеральные законы, принятые до дня вступления в силу настоящего Федерального закона и предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей настоящему Федеральному закону, (пункты 3, 4 ст. 36 Федерального закона №400-ФЗ).

Из положений ч.4, ч.6, ч.7 ст.17 Федерального закона №400–ФЗ «О страховых пенсиях», вступившего в силу с 01.01.2015г., также следует, что лицам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера и имеющим страховой стаж не менее 25 лет у мужчин или не менее 20 лет у женщин, устанавливается повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности в сумме, равной 50 процентам суммы установленной фиксированной выплаты к соответствующей страховой пенсии. Лицам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, при определении количества календарных лет работы в районах Крайнего Севера в целях установления повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера. При установлении повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии, предусмотренного частями 4 и 5 настоящей статьи, применяется перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, действующий на дату установления соответствующего повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии.

Таким образом, лицам, имеющим смешанный стаж (периоды работы как в районах Крайнего Севера, так и в местностях, приравненных к ним), при наличии требуемого страхового стажа и стажа работы в РКС (с учетом МКС), устанавливается повышенный фиксированный базовый размер страховой части пенсии, а с 01.01.2015г. – повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости как лицам, работавшим в районах Крайнего Севера.

Как следует из материалов пенсионного дела, по состоянию на 25.08.2013г. продолжительность страхового стажа истицы составила 21 год 3 месяца 7 дней при требуемых по закону 20 годах для установления повышенного фиксированного базового размера страховой части пенсии, а с 01.01.2015г. – для повышения фиксированной выплаты в связи с работой в РКС. На 25.08.2013г. продолжительность стажа работы истицы в МКС составила 20 лет 0 месяцев 2 дня, работа в РКС с учетом МКС для права на повышенный ФБР 14 лет 3 месяца 15 дней (без включения спорных периодов).

Согласно сведениям о трудовом стаже в период с <...> г.1983г. <...> г.1983г. трудовая деятельность истицы протекала в г. Усинске Республики Коми (районе Крайнего Севера). С 01.08.2016года истице был увеличен размер страховой пенсии по старости засчет установления повышения фиксированной выплаты к пенсии по п. 4 ст. 17 ФЗ №400-ФЗ в связи с включением в стаж работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, с последующим переводом в стаж работы в районах Крайнего Севера, периодов ухода за детьми.

Решением УПФР по г. Ухте РК от 07.02.2017г. .... ранее установленное истице повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии отменено, с 01.02.2017г. произведен перерасчет размера пенсии на основании распоряжения УПФР по г. Ухте от 07.02.2017г. .....

Из материалов пенсионного дела также следует, что спорные периоды нахождения истицы в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком включены ответчиком в стаж работы на Севере (МКС) для определения права на пенсию. С 25.08.2013г. по 31.07.2016г. данные периоды не учитывались ответчиком в стаж работы в МКС для установления повышенного фиксированного базового размера страховой части пенсии, а с 01.01.2015г. – для установления повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по п. 4 ст. 17 ФЗ №400-ФЗ, и с 01.02.2017г. данные периоды вновь не учтены ответчиком в указанный стаж.

В ходе судебного разбирательства установлено и подтверждается архивной справкой, выданной ООО « » от 06.06.2017г. ....-м, что в период с <...> г.1984г. по <...> г.1984г. истица находилась в отпуске по беременности и родам, в период с <...> г.1984г. по <...> г.1985г. – в отпуске по уходу за ребенком – ФИО2, <...> г. года рождения, (в период с <...> г.1984г. по <...> г.1985г. – в отпуске по уходу за ребенком до 1 года, с <...> г.1985г. по <...> г.1985г. – в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 лет) (копия свидетельства о рождении в материалах дела представлена).

При этом, как следует из записей в трудовой книжке и представленных архивных справок, в течение спорных периодов за истицей сохранялись место работы и должность в Кустовом информационно-вычислительном центре Производственного объединения « ». До выхода в отпуск по беременности и родам и следующего за ним отпуска по уходу за ребенком истица работала в указанной организации оператором 2-ой категории Ухтинского бюро обработки информации на счетно-перфорационной технике, после выхода из отпуска по уходу за ребенком продолжила работу там же. Работа истицы до выхода в отпуск по беременности и родам и после выхода из отпуска по уходу за ребенком постоянно протекала в г. Ухте Республики Коми – местности, приравненной к районам Крайнего Севера (Постановление Совета Министров СССР от 10 ноября 1967 г. N 1029).

Согласно действовавшей в спорный период статье 165 Кодекса законов о труде отпуск по беременности и родам составлял семьдесят календарных дней до родов и семьдесят календарных дней после родов (дата рождения ребенка истицы - <...> г..); в представленной ответчиком таблице расчета стажа истицы период с <...> г.1984г. по <...> г.1984г. отмечен как «декрет», с <...> г.1984г. по <...> г..1985г. – «дети». По трудовому законодательству отпуск по беременности и родам не относится к ежегодным оплачиваемым отпускам. Основанием для его предоставления служит медицинское заключение о временной нетрудоспособности, а оплачивается он посредством выплаты пособия по государственному социальному страхованию по беременности и родам. Основанием для назначения пособия по беременности и родам является выданный в установленном порядке листок нетрудоспособности (Федеральный закон N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством").

В силу п. 2 п. 1 ст. 11 ФЗ №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» (в ред. Федерального закона от 24.07.2009 N 213-ФЗ), пп.2 п. ст. 12 ФЗ №400-ФЗ «О страховых пенсиях» в страховой стаж наравне с периодами работы и (или) иной деятельности засчитывается период получения пособия по обязательному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности. Согласно п.2 ст. 12 ФЗ №400-ФЗ «О страховых пенсиях» периоды, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, засчитываются в страховой стаж в том случае, если им предшествовали и (или) за ними следовали периоды работы и (или) иной деятельности (независимо от их продолжительности), указанные в статье 11 настоящего Федерального закона.

Согласно совместному письму Министерства труда и социального развития Российской Федерации N 7392-юл и Пенсионного фонда Российской Федерации N лч-25-25/10067 от 04.11.2002 период нахождения женщины в отпуске по беременности и родам следует рассматривать как период получения пособия по беременности и родам в период временной нетрудоспособности, и данный период включается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Пунктом 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. ст. 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 11.07.2002г. №516 (с последующими изменениями и дополнениями), действующих по настоящее время на основании п. 3 Постановления Правительства РФ от 16.07.2014 N 665, предусмотрено, что в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 26 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии", с учетом того, что в период нахождения женщины в отпуске по беременности и родам, предусмотренном в статье 255 Трудового кодекса Российской Федерации, ей выплачивается пособие по государственному социальному страхованию на основании листка нетрудоспособности, выданного по случаю временной нетрудоспособности, указанный период также подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

На этом основании суд приходит к выводу о возможности включения в стаж работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, для целей установления повышенного фиксированного базового размера страховой части пенсии, с 01.01.2015г. – для установления повышения фиксированной выплаты, периода нахождения истицы в отпуске по беременности и родам с <...> г.1984г. по <...> г.1984г.

Удовлетворяя исковые требования и в части включения в стаж работы в МКС (с последующим переводом в стаж работы в РКС) периода нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком, суд исходит из того, что в спорный период действовала ст. 167 Кодекса законов о труде, которая предусматривала включение отпуска по уходу за ребенком в специальный трудовой стаж.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22.01.1981 "О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей" были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

Согласно п.2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года N 677 «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей», с 1 декабря 1989 года продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения ребенком возраста трех лет; указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Пунктом 7 Разъяснений от 29 ноября 1989 года N 23/24-11 "О порядке предоставления женщинам частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет", утвержденных Государственным комитетом СССР по труду и социальным вопросам, Секретариатом ВЦСПС 29 ноября 1989 года N 375/24-11, было предусмотрено, что время дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет засчитывается как в общий, так и в непрерывный стаж работы и в стаж работы по специальности, в том числе при назначении государственных пенсий, при предоставлении льгот лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, а также в других случаях, когда от стажа зависит получение каких-либо льгот.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей, оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, было предусмотрено Законом СССР от 22.05.1990 года № 1501 – 1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи, и детства», которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденные Законом СССР от 15.07.1970 года; ст.71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

С принятием Закона РФ от 25.09.1992 года № 3543 – 1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» (вступил в силу 06.10.1992 года) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11.12.2012 N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии", период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до 06 октября 1992 года подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 29 января 2004 года № 2-П, статьи 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской Федерации по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано. Нормы Федерального закона №173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не могут служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, включая размер пенсии, на которые рассчитывало застрахованное лицо до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан им общий или специальный трудовой стаж полностью либо частично).

В соответствии с п. 8 ст. 13 Федерального закона N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", действующего с 01.01.2015г., при исчислении страхового стажа в целях определения права на страховую пенсию периоды работы и (или) иной деятельности, которые имели место до дня вступления в силу настоящего Федерального закона и засчитывались в трудовой стаж при назначении пенсии в соответствии с законодательством, действовавшим в период выполнения работы (деятельности), могут включаться в указанный стаж с применением правил подсчета соответствующего стажа, предусмотренных указанным законодательством (в том числе с учетом льготного порядка исчисления стажа), по выбору застрахованного лица.

Таким образом, поскольку спорный период нахождения в отпуске по уходу за ребенком имел место до 06.10.1992г., исковые требования ФИО1 о включении данного периода в стаж работы на Севере (МКС с последующим переводом в РКС), учитываемый для установления повышенного фиксированного базового размера страховой части пенсии, а с 01.01.2015г. – для установления повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии по п. 4 ст. 17 Федерального закона №400-ФЗ «О страховых пенсиях», обоснованны и подлежат удовлетворению. Находясь в отпуске по уходу за ребенком в период с 02.06.1984г. по 20.05.1985г. истица ориентировалась на действующие в тот момент законодательные акты, определяющие продолжительность специального стажа и порядок его исчисления в целях назначения пенсии на льготных основаниях, и рассчитывала на правовые последствия именно такого исчисления стажа.

Удовлетворяя исковые требования, суд считает необходимым отметить, что какие-либо основания для различного исчисления специального стажа при оценке права на досрочное назначение пенсии и права на получение повышенного фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости, с 01.01.2015г. – повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии, отсутствуют. Положения п. 7 ст. 14 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и пунктов 4,6 ст. 17 Федерального закона №400-ФЗ «О страховых пенсиях» каких-либо особых правил исчисления стажа в целях оценки соответствующих прав не содержат, а по общему правилу время нахождения в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за детьми подлежит включению в стаж работы в районах крайнего Севера.

Суждения ответчика, направленные на иное толкование норм закона, являются неправильными и не могут приниматься во внимание.

Поскольку при условии включения всех спорных периодов в стаж работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, продолжительность стажа работы истицы в районах Крайнего Севера с учетом работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, составит по состоянию на 25.08.2013г. более 15 лет (расчет представлен ответчиком), что соответствует требуемой по закону продолжительности стажа работы в РКС (15 лет), при наличии необходимого страхового стажа, имеются основания для удовлетворения иска и в части обязания ответчика к установлению истице с 25.08.2013г. повышенного фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии, определяемого в соответствии с пунктами 7,9 ст. 14 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», впоследствии – повышения фиксированный выплаты к страховой пенсии по ч.ч. 4, 6 ст. 17 ФЗ «О страховых пенсиях», с выплатой истице недополученных с указанного времени сумм пенсии (за исключением тех сумм, которые выплачивались ей в период с 01.08.2016г. по 31.01.2017г., когда выплата пенсии производилась с учетом указанного повышения).

Государственная пошлина, от уплаты которой истица была освобождена при подаче иска в суд, в соответствии с положениями ст. 103 ГПК РФ, подлежит взысканию с ответчика в доход бюджета МОГО «Ухта».

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:


Исковые требования ФИО1 удовлетворить.

Обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ухта Республики Коми (межрайонное) включить периоды нахождения ФИО1 в отпуске по беременности и родам – с <...> г..1984г. по <...> г.1984г., в отпуске по уходу за ребенком – с <...> г..1984г. по <...> г.1985г. в стаж работы истицы, дающий право на установление повышенного фиксированного базового размера страховой части пенсии, с 01.01.2015г. – на повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии в связи с работой в районах Крайнего Севера.

Обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ухта Республики Коми (межрайонное) установить ФИО1, <...> г..р., повышенный фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости в связи с работой в районах Крайнего Севера на период с 25 августа 2013года по 31 декабря 2014 года (с повышениями на индексы, установленные Правительством РФ) в соответствии с пунктом 7 статьи 14 Федерального закона №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» (в ред. Федерального закона от 24.07.2009 №213-ФЗ), с выплатой недополученных за указанный период сумм пенсии.

Обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Ухта Республики Коми (межрайонное) установить повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости ФИО1 по нормам ч.ч. 4, 6 статьи 17 Федерального закона №400–ФЗ «О страховых пенсиях», в связи с работой в районах Крайнего Севера, на период с 01 января 2015 года по 31 июля 2016года (с повышениями на индексы, установленные Правительством РФ) с выплатой недополученных за этот период сумм пенсии, с 01 февраля 2017 года установить указанное повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии бессрочно (с последующими повышениями на индексы, установленные Правительством РФ), с выплатой недополученных за период с 01.02.2017г. по 29.06.2017г. сумм пенсии и установлением с 30 июня 2017 года нового размера пенсии.

Взыскать с Государственного учреждения - Управление Пенсионного фонда РФ в городе Ухте Республики Коми (межрайонное) в доход бюджета МОГО «Ухта» государственную пошлину в размере 300 рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Республики Коми через Ухтинский городской суд Республики Коми в течение месяца со дня принятия.

Судья Ухтинского городского суда РК И.В. Аберкон



Суд:

Ухтинский городской суд (Республика Коми) (подробнее)

Истцы:

Исакова Е.В. (подробнее)

Ответчики:

управление Пенсионного фонда (подробнее)

Судьи дела:

Аберкон Инга Викторовна (судья) (подробнее)