Решение № 2-2095/2019 2-245/2020 2-245/2020(2-2095/2019;)~М-1635/2019 М-1635/2019 от 28 июля 2020 г. по делу № 2-2095/2019




47RS0011-01-2019-002287-64

Дело № 2-245/2020


РЕШЕНИЕ


ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Ломоносов 28 июля 2020 года

Ломоносовский районный суд Ленинградской области в составе председательствующего судьи Яковлевой М.В.,

при секретаре Спренгель У.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» о взыскании заработной платы, компенсации морального вредя и обязании выдать документы и по встречному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Капитал Стройиндустрия» (ООО «Капитал стройиндустрия») к ФИО1 о взыскании убытков,

УСТАНОВИЛ:


ФИО1 обратился в Ломоносовский районный суд Ленинградской области с иском к ООО «Капитал стройиндустрия» о взыскании задолженности по заработной плате в размере 387770 рублей 80 копеек, компенсации морального вреда в размере 100000 рублей 00 копеек, а также об обязании ООО «Капитал стройиндустрия» уволить ФИО1 в связи с неисполнением работодателем условий трудового договора и произвести с ним полный расчет, выдать ему все полагающиеся при увольнении документы: трудовую книжку, справку 2-НДФЛ, приказ о расторжении трудового договора, трудовой договор, который при подписании работодатель удержал у себя и до сих пор не выдал истцу на руки.

В обоснование заявленных требований ФИО1 указал, что с 13 декабря 2018 года и по настоящее время истец работает в ООО «Капитал Стройиндустрия» в должности <данные изъяты>. С 1 мая 2019 года и по настоящее время истцу не выплачивают заработную плату.

Истец указал, что в период с 8 по 26 июля 2019 года он находился в отпуске. 24 июля 2019 года истец написал заявление в адрес работодателя, направив его по электронной почте, о приостановке трудовой деятельности (невыходе из отпуска) согласно статье 142 Трудового кодекса Российской Федерации до полного погашения задолженности перед ним.

В ответ 25 июля 2019 года на электронный адрес истца пришло письмо от ответчика с требованием явиться в офис по адресу: <адрес>, <адрес>, и отчитаться.

Истец указал, что 26 июля 2019 года он явился к месту работы, отчитался о тратах и повторил свои требования о полном расчете и приостановке трудовой деятельности. Однако, в отделе кадров отказались принимать данное заявление, потому истец направил его по адресам корпоративной почты, согласно приказу генерального директора ФИО5 № 19/19 от 25 января 2019 года, <данные изъяты>, однако, ответа не последовало. Тогда истец отправил заявление по почте в адрес офиса (<адрес>), указанный в требовании от 25 июля 2019 года, с указанием на конверте номера телефона генерального директора ФИО16.ФИО15. Заявление, спустя месяц, вернулось неполученным.

Помимо этого, истец пытался установить связь по телефону и электронной почте с сотрудником отдела кадров ФИО6 по номерам № и № и с генеральным директором ФИО5 по номеру №, однако, указанные лица в контакт с истцом не вступали, при этом, охране бизнес-центра по адресу: Белоостровская, 22 было дано указание не допускать истца в офис.

12 сентября 2019 года истец написал заявление об увольнении, направив его по адресу электронной почты, однако, ответа не получил, при этом, в телефонном разговоре его просили подождать, откладывали увольнение. По состоянию на 12 октября 2019 года истец так и не получил ни расчет, ни трудовую книжку, ни иные документы, полагающиеся при увольнении.

Истец также обратился с заявлением в полицию, в отделение ОМВД г. Ломоносов, сообщив о сложившейся ситуации, КУСП №12747 от 7 октября 2019 года.

По мнению истца, работодатель не выполняет одну из своих основных обязанностей, предусмотренных законодательством и условиями трудового договора, по выплате заработной платы.

Средняя заработная плата истца за месяц составила 71925 рублей 23 копейки (с учетом удержания подоходного налога). С мая 2019 года по день обращения в суд (11 октября 2019 года) заработная плата составила 387770 рублей 80 копеек (71925,23*5 + 71925,23/23*9).

ФИО1 также указал, что незаконными действиями работодателя ему причинен моральный вред, который выразился в том, что в течение 5 месяцев истец не получает причитающуюся ему заработную плату. Работодатель не увольняет истца и не выдает документы, препятствует его дальнейшему трудоустройству. Причиненный ему моральный вред истец оценил в 100000 рублей 00 копеек.

Впоследствии ФИО1 изменил исковые требования и в окончательной редакции заявления просил считать его обязанность отчитаться перед ответчиком (бывшим работодателем) по подотчетным деньгам выполненной (согласно предъявленной расписке от главного бухгалтера Свидетель №1 от 29 июля 2019 года, взыскать с ответчика заработную плату за период с 1 мая 2019 года по 19 декабря 2019 года, согласно рассчитанной средней заработной платы в размере 71925 рублей 23 копейки (с учетом удержания подоходного налога), в сумме 549247 рублей 20 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 150000 рублей 00 копеек, обязать ответчика исправить запись в трудовой книжке и уволить истца в связи с неисполнением работодателем условий трудового договора и произвести с истцом полный расчет, выдать истцу все полагающиеся при увольнении документы: справку 2-НДФЛ, приказ о расторжении трудового договора и трудовой договор, который при подписании работодатель удержал у себя и до сих пор не выдал истцу на руки. Измененное исковое заявление принято судом в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В обоснование измененных исковых требований ФИО1 указал, что в судебном заседании 20 декабря 2019 года ФИО1 была вручена представителем ответчика трудовая книжка, в которой содержится запись об увольнении истца по статье 81 Трудового кодекса Российской Федерации от 19 декабря 2019 года. Также истец указал, что в возражениях ответчика содержится информация о задолженности истца перед ответчиком в размере 237205 рублей 87 копеек

Ранее ФИО1 выдвигалось требование выплатить заработную плату по 11 октября 2019 года (день направления искового заявления, так как дата увольнения была не определена). В связи с тем, что ответчик определился с датой увольнения – 19 декабря 2019 года, выдал истцу трудовую книжку 20 декабря 2019 года, истец требует произвести полный расчет по 19 декабря 2019 года.

С положением об оплате труда № 01-01/2016 от 11 января 2016 года, на которое ссылается ответчик, истец не был ознакомлен (положение было принято до трудоустройства истца и к ознакомлению истцу не предлагалось). Трудовой договор на руки не выдавался, дополнительное соглашений истец не подписывал.

Кроме того, истец не согласен с причиной увольнения. Ответчик в своих возражениях признает, что не выплачивал истцу заработную плату, начиная с мая 2019 года. Таким образом, отказ истца от выхода на работу после отпуска, с 29 июля 2019 года, был обоснован, так как заработная плата не выплачивалась более 2 месяцев. О своем невыходе на работу из-за невыплаты заработной платы истец ответчику сообщил. Факт получения заявления ответчик не отрицает. Довод ответчика о фальсификации заявления истец считает необоснованным, поскольку ответчик направил ответ на указанное заявление – требование от 25 июля 2019 года, по которому истец явился и лично подтвердил свои намерения.

Также ответчик подтверждает получение справки-вызова из университета, согласно которой истец был вызван в учебное заведение для прохождения обучения с 12 июля по 26 июля 2019 года.

Все отправления заявлений происходили с личной электронной почты истца, известной ответчику. Все письма истца, направленные в период с 25 июля 2019 года по 12 сентября 2019 года, остались без ответа со стороны ответчика. Общество прислало требование от 25 июля 2019 года и после этой даты в переписке с истцом не участвовало.

Ответчик утверждает, что уволил истца 19 декабря 2019 года, так как посчитал прогулом отсутствие работника после окончания отпуска, с 22 июля 2019 года по 24 июля 2019 года. Однако, как признает сам ответчик, 25 июля 2019 года им было получено заявление о приостановке трудовой деятельности по факту невыплаты заработной платы, а также получена справка-вызов из университета об учебном отпуске с 12 по 26 июля 2019 года, объясняющая отсутствие работника.

Истцом по электронной почте, в ответ на заявление о приостановке трудовой деятельности, 25 июля 2019 года было получено требование от работодателя о необходимости отчитаться о подотчетных деньгах, указанное требование не содержало информации о необходимости дать объяснения о прогулах.

По мнению истца, ответчик необоснованно утверждает о том, что 26 июля 2019 года им был составлен акт об отсутствии истца на рабочем месте, однако, 26 июля (дата, изложенная в требовании) и 29 июля 2019 года истец находился в офисе работодателя, где истец встречался со всем руководством компании, отчитался о подотчетных переводах (на сумму 270000 рублей), истцу была выдана расписка от главного бухгалтера (на сумму 282000 рублей, то есть на 12000 рублей превышающую ранее выданную сумму). Никаких дополнительных требований о даче объяснений о причинах отсутствия на рабочем месте с 22 по 24 июля 2019 года истцу предъявлено не было.

29 июля 2019 года главный бухгалтер Свидетель №1 выдала истцу расписку о получении ею расходного отчета за ранее выданные деньги. В тот же день расписка была направлена руководству ответчика, в том числе и генеральному директору ФИО17. Однако 20 сентября 2019 года работодателем был издан приказ № 75-1/19, из которого следует, что истец не отчитался за подотчетные средства. Приказ подписан главным бухгалтером Свидетель №1 и генеральным директором ФИО18, которые были ознакомлены с отчетом истца о расходовании средств.

Истец также указал, что удержание выплат на протяжении 5 месяцев и увольнение по статье 81 Трудового кодекса Российской Федерации за несовершенный поступок 5-месячной давности неправомерно.

Ответчик, ООО «Капитал стройиндустрия», не согласившись с иском ФИО1, обратилось со встречным исковым заявлением, в котором просило взыскать с ФИО1 сумму задолженности размере 237205 рублей 87 копеек и расходы по оплате государственной пошлины в сумме 5572 рубля 00 копеек.

В обоснование встречных исковых требований ответчик указал, что между ООО «Капитал стройиндустрия» и ФИО1 был заключен срочный трудовой договор № 904 от 8 декабря 2017 года, срок действия которого определен сторонами с 13 декабря 2017 года по 28 декабря 2019 года. Дополнительным соглашением № 1 от 28 декабря 2018 года срок действия трудового договора продлен до 31 декабря 2019 года. Ответчик по встречному иску принят на работу в общество на должность производителя работ (пункт 1.1 трудового договора).

Согласно пункту 2.3 договора, работник обязуется добросовестно выполнять обязанности в соответствии с должностной инструкцией, бережно относиться к имуществу работодателя, соблюдать конфиденциальность, не разглашать информацию и сведения, являющиеся коммерческой тайной работодателя.

В соответствии с пунктом 5.1 договора, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения работником своих обязанностей, указанных в договоре, нарушения трудового законодательства, правил внутреннего трудового распорядка организации, а также причинения работодателю материального ущерба, он несет дисциплинарную, материальную и иную ответственность согласно действующему законодательству РФ. Работник несет материальную ответственность как за прямой действительный ущерб, непосредственно причиненный им работодателю, так и за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам (пункт 5.3 договора).

Согласно пункту 5.3 должностной инструкции ФИО1, последний несет ответственность за причинение материального ущерба в пределах, установленных действующим трудовым, уголовным и гражданским законодательством Российской Федерации.

Ввиду отсутствия ФИО1 без уважительных причин на рабочем месте с 22 июля 2019 года, работодателем было принято решение об увольнении работника, о чем был издан соответствующий приказ № 98 от 19 декабря 2019 года и сделана запись в трудовой книжке работника. Таким образом, ФИО1 уволен из ООО «Капитал стройиндустрия» 19 декабря 2019 года. Суммы, подлежащие выплате работнику и начисленные за период с 1 мая 2019 года по 21 июля 2019 года (за вычетом НДФЛ) составляют: 25000 рублей 00 копеек (заработная плата за май 2019 года), 25056 рублей 00 копеек (заработная плата за июнь 2019 года), 5446 рублей 87 копеек (заработная плата за июль 2019 года), 32235 рублей 26 копеек (отпускные начисления за период с 8 по 21 июля 2019 года).

Истец по встречному иску указал, что задолженность работодателя на дату расторжения трудового договора перед работником составляет 32794 рубля 13 копеек.

Кроме того, с работником был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности от 13 декабря 2017 года, согласно которому ФИО1 является материально ответственным лицом и принимает на себя полную материальную ответственность за необеспечение сохранности вверенных ему работодателем материальных ценностей.

В период действия трудового договора, платежными поручениями (№ 3720 от 22 августа 2018 года на сумму 25000 рублей 00 копеек, № 4118 от 3 октября 2018 года на сумму 50000,00 рублей, № 4544 от 13 декабря 2018 года на сумму 155000 рублей 00 копеек, № 336 от 18 февраля 2019 года на сумму 40000 рублей 00 копеек) истцу были перечислены денежные средства на общую сумму в размере 270000 рублей 00 копеек с назначением платежа «под отчет».

В связи с тем, что работник по предоставленным денежным средствам не отчитался и в соответствии с договором о полной материальной ответственности работодатель издал приказ № 75-1/19 от 20 сентября 2019 года, которым из заработной платы работника были удержаны денежные средства, выданные под отчет, в размере 270000 рублей 00 копеек.

С учетом имеющейся задолженности работодателя перед работником по заработной плате, размер суммы, подлежащий возврату работником работодателю, составляет 237205 рублей 87 копеек (из расчета 270000 рублей 00 копеек – 32794 рублей 13 копеек). Указанную сумму общество оценило в качестве убытка.

Впоследствии ООО «Капитал стройиндустрия» изменило исковые требования и в окончательной редакции заявления просило взыскать с ФИО1 сумму задолженности в размере 213688 рублей 30 копеек и расходы по уплате государственной пошлины в размере 5572 рубля 00 копеек. Измененное встречное исковое заявление принято судом в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В обоснование измененных исковых требований истец по встречному иску указал, что суммы, подлежащие выплате работнику и начисленные за период с 1 мая 2019 года по 21 июля 2019 года (за вычетом НДФЛ) составляют: 16424 рубля 51 копейка (заработная плата за июнь 2019 года), 3268 рублей 52 копейки (заработная плата за июль 2019 года), 13101 рубль 19 копеек (отпускные начисления за период с 13 декабря 2017 года по 12 декабря 2018 года), 23517 рублей 57 копеек (отпускные начисления за период с 13 декабря 2018 года по 21 июля 2019 года).

Задолженность работодателя на дату расторжения трудового договора перед работником составляет 56311 рублей 70 копеек.

Размер убытков истец по встречному иску оценил в сумме 213688 рублей 30 копеек (из расчета 270000,00 рублей – 56311,70 рублей).

Истец ФИО1 и его представитель ФИО2, в судебном заседании заявленные требования поддержали по доводам и основаниям, изложенным в иске, с учетом изменения, встречные исковые требования не признали.

Представитель ответчика, ООО «Капитал стройиндустрия» ФИО3, в судебном заседании поддержала встречные исковые требования по доводам и основаниям, изложенным во встречном иске, в удовлетворении первоначальных исковых требований просила отказать.

Внешний управляющий ООО «Капитал стройиндустрия» ФИО4, привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, в судебное заседание не явился, о дате, месте и времени судебного разбирательства извещен надлежащим образом, об уважительных причинах неявки суду не сообщил, об отложении рассмотрения дела и рассмотрении в его отсутствие не просил, возражений на иск не представил.

С учетом надлежащего извещения участников процесса, суд находит возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, в порядке статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, выслушав участников процесса, оценив показания свидетелей ФИО7 и Свидетель №1, а также представленные доказательства по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности, суд приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что между ФИО1 и ООО «Капитал стройиндустрия» 8 декабря 2017 года заключен трудовой договор № 904, в соответствии с которым истец с 13 декабря 2017 года по 28 декабря 2018 года был принят на работу в общество в должности производителя работ (т. 1 л.д. 78-79).

8 декабря 2017 года истец был ознакомлен с должностной инструкцией производителя работ.

13 декабря 2017 года с истцом был заключен договор о полной материальной ответственности (т. 1 л.д. 107-108).

Дополнительным соглашением от 28 декабря 2018 года к указанному трудовому договору срок договора был продлен до 31 декабря 2019 года (т. 1 л.д. 80).

В период осуществления ФИО1 трудовой деятельности ответчиком в его пользу произведены перечисления платежными поручениями № 4118 на сумму 50000 рублей 00 копеек, № 4544 на сумму 155000 рублей 99 копеек, № 3720 на сумму 25000 рублей 00 копеек, № 336 на сумму 40000 рублей 00 копеек, всего на сумму 270000 рублей 00 копеек, с назначением платежа «перечисление денежных средств под отчет» (т. 1 л.д. 109-112).

Согласно протоколу осмотра доказательств, выполненному 16 июня 2020 года ФИО9, ВРИО нотариуса нотариального округа Санкт-Петербург ФИО10, 25 июля 2019 года в 8 часов 28 минут истцом в адрес руководителя ответчика и иных лиц было направлено электронное письмо, содержащее заявление от 25 июля 2019 года с просьбой предоставить истцу ежегодный оплачиваемый отпуск, указанием на наличие задолженности по заработной плате и уведомлением о приостановлении работы до полного погашения задолженности. К указанному письму также была приложена электронная копия справки-вызова № 31 от 12 июля 2019 года, выданной Волжским политехническим институтом (филиалом) ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный политехнический университет» (т.1 л.д. 7).

В соответствии с табелем учета рабочего времени за период с 1 по 31 июля 2019 года, представленным ответчиком, с 22 июля 2019 года истец не выходил на работу (т. 1 л.д. 118).

26 июля 2019 года и 13 сентября 2019 года ответчик составил и направил в адрес истца акты об отсутствии на работе с предложением представить объяснения по фактам отсутствия работника (т. 1 л.д. 123, 127).

Приказом № 241/3 от 19 декабря 2019 года трудовой договор с истцом был расторгнут по инициативе работодателя в связи с однократным грубым нарушением работником трудовых обязанностей (подпункт «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации).

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22 февраля 2020 года по делу № А56-58832/2019 в отношении ООО Капитал стройиндустрия» введена процедура внешнего управления, внешним управляющим утвержден ФИО11.

ФИО1 ставит вопрос о незаконности его увольнения по инициативе работодателя, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда, указывая на то, что выполнение трудовых обязанностей было правомерно приостановлено им в связи с наличием перед ним задолженности по оплате труда.

ООО «Капитал стройиндустрия», в свою очередь, ставит вопрос о взыскании суммы подотчетных средств, выданных истцу и не возвращенных им работодателю.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьями 56, 136 и 142 Трудового кодекса Российской Федерации трудовым договором признается ???????????????????????????????????????????????????????????????????J????????????????J???????????????J???????????J?J?J?J???????????J?J?J???????????J?J?J?J???????????J?J?J????????J?J?J???????????J?J?J??????????????????????????????????????????????????"???"??????????"???????"??????"????D???????"????????"??$??"?????

Заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца. Конкретная дата выплаты заработной платы устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором или трудовым договором не позднее 15 календарных дней со дня окончания периода, за который она начислена.

В случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы. В соответствии с абзацем 8 данной статьи, в период приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте.

Из материалов дела следует, что последняя выплата заработной платы ответчиком в пользу ФИО1 произведена 21 мая 2019 года в размере 69891 рубль 63 копейки с назначением платежа «перечисление з/пл за апрель 2019г.», при этом, ответчик не оспаривал, что заработная плата за май и июнь 2019 года выплачена истцу не была.

Таким образом, к 25 июля 2019 года имелись условия для приостановления истцом работы в связи с наличием задолженности по оплате труда.

Суд отклоняет довод ответчика о ненадлежащем характере направления уведомления о приостановлении работы в связи со следующим.

По мнению суда, обмен сообщениями по электронным каналам связи следует признать соблюдением требуемой письменной формы уведомления при условии, что такие сообщения позволяют установить сроки их отправки, содержание переписки и ее участников. Материалами дела подтверждается, что в период, предшествовавший дате направления уведомления о приостановлении работы, электронный почтовый ящик shirinkin_1975@mail.ru использовался истцом для направления рабочей документации сотрудникам ответчика по адресам электронной почты в домене capstroy.ru, который используется в соответствии с приказом общества №19/19 от 25 января 2019 года в качестве официального доменного имени ООО «Капитал стройиндустрия». Кроме того, суд отмечает, что в день направления истцом уведомления о приостановлении работы, в 15 часов 9 минут, с адреса электронной почты parfenova@capstroy.ru на адрес shirinkin_1975@mail.ru было направлено требование, адресованное ФИО1, о предоставлении объяснений по фактам расходования подотчетных средств.

, как письменного уведомления ФИО1, поскольку сложившаяся практика взаимоотношений сторон спора допускала такой способ обмена информацией.

Вместе с тем, суд отмечает, что в период с 22 по 24 июля 2019 года ФИО1 не было принято мер к извещению ответчика о приостановлении работы, что нельзя признать соответствующим трудовому договору и должностной инструкции.

Однако, суд в этой связи руководствуется следующим.

В соответствии с абзацем 3 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации, дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

При таких обстоятельствах, дисциплинарное взыскание за прогул в период с 22 по 24 июля 2019 года не могло быть применено ответчиком позднее 24 августа 2020 года при очевидном наличии у ответчика сведений о невыходе ответчика на работу, тогда как с 25 июля 2019 года в действиях истца нарушения дисциплины отсутствуют, ввиду правомерного приостановления им работы.

Поскольку дисциплинарное взыскание применено ответчиком только 19 декабря 2019 года (что подтвердила представитель ООО «Капитал стройиндустрия»), то есть с существенным пропуском срока для его применения к проступкам, совершенным не позднее 24 июля 2019 года, суд находит, что увольнение по инициативе работодателя было произведено незаконно.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в пункте 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» по заявлению работника, увольнение которого признано незаконным, суд может ограничиться вынесением решения о взыскании в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула и об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию (части третья и четвертая статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, требование ФИО1 о внесении изменений в его трудовую книжку в части формулировки причины увольнения подлежат удовлетворению, при этом, суд полагает, что восстановит права истца указание судом на внесение формулировки об увольнении по собственному желанию, поскольку такое основание для увольнения, как неисполнение работодателем условий трудового договора законом не предусмотрено.

В соответствии с абзацем 9 статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации, на период приостановления работы за работником сохраняется средний заработок.

Период приостановления работы определен судом с 25 июля 2019 года по 19 декабря 2019 года, в связи с чем, за весь указанный период ответчик обязан произвести выплату среднего заработка.

Согласно абзацу 3 статьи 139, статье 394 Трудового кодекса Российской Федерации при любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

В случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

По заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может ограничиться вынесением решения о взыскании в пользу работника указанных в части второй настоящей статьи компенсаций.

В случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

В случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировками настоящего Кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи настоящего Кодекса или иного федерального закона.

Если увольнение признано незаконным, а срок трудового договора на время рассмотрения спора судом истек, то суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора.

Если неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения в трудовой книжке или сведениях о трудовой деятельности (статья 66.1 настоящего Кодекса) препятствовала поступлению работника на другую работу, суд принимает решение о выплате ему среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Основываясь на имеющихся в материалах дела сведениях о фактически начисленной истцу заработной плате, суд пришел к выводу о том, что средний месячный заработок истца составил 80180 рублей 87 копеек, а общий размер подлежащего взысканию заработка с 1 мая 2019 года по 31 декабря 2019 года (срок окончания действия трудового договора) составил 641446 рублей 96 копеек.

Суд отмечает, что, в соответствии с частью 1 статьи 24 Налогового кодекса Российской Федерации налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с данным кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

В этой связи, суд полагает, что сумма подоходного налога, исчисленная с присужденной суммы среднего заработка, подлежит удержанию непосредственно ответчиком, как налоговым агентом в рамках исполнения им своих публично-правовых обязанностей, в связи с чем, у суда отсутствует основание для уменьшения взыскиваемой суммы на размер подлежащего исчислению и удержанию налога.

Суд также находит необоснованным произведенное ответчиком удержание заработной платы истца, поскольку такое удержание осуществлено с нарушением требований абзаца 2 статьи 137 и статьи 138 Трудового кодекса Российской Федерации.

В части требований ФИО1 о взыскании с общества компенсации морального вреда суд приходит к следующему.

В соответствии абзацем 4 статьи 3 Трудового кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями, приведенными в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Поскольку судом установлены факты нарушения ответчиком по отношению к истцу требований трудового законодательства, суд находит обоснованным по праву требование о взыскании компенсации морального вреда, при этом, снижает размер компенсации до 5000 рублей 00 копеек.

В части требований о выдаче истцу полагающихся при увольнении документов, в частности, справки 2-НДФЛ, приказа о расторжении трудового договора и трудового договора, суд пришел к следующему.

В соответствии со статьей 80 Трудового кодекса Российской Федерации в последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку или предоставить сведения о трудовой деятельности (статья 66.1 настоящего Кодекса) у данного работодателя, выдать другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

Из содержания трудового договора с ФИО1, представленного в материалы дела, следует, что в нем имеется отметка работника о вручении ему экземпляра договора, в связи с чем, требование в данной части не подлежит удовлетворению.

Требование ФИО1 об обязании работодателя выдать справку 2-НДФЛ и приказ о расторжении трудового договора суд полагает подлежащими удовлетворению, поскольку указанные документы являются сведениями о трудовой деятельности у данного работодателя. Суд отмечает, что истребованию от ответчика подлежит также приказ об увольнении от 31 декабря 2019 года, поскольку судом была изменена дата и формулировка основания увольнения ФИО1

Применительно к доводам встречного иска, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьей 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Из материалов дела следует, что ответчиком истцу под отчет были выданы денежные средства в общей сумме 270000 рублей 00 копеек.

Истцом, в свою очередь, не представлено доказательств возврата указанных средств ответчику, либо осуществления затрат в объеме указанной суммы.

Суд отклоняет ссылку истца на факт выдачи ему расписки главным бухгалтером компании-ответчика, принявшим расходы истца в указанном в ней объеме, поскольку из данной расписки невозможно установить, по каким именно суммам ФИО1 предоставил отчет, кроме того ФИО1 не была соблюдена форма отчетности за выданные подотчетные денежные средства. Указанные обстоятельства были также подтверждены допрошенным в судебном заседании свидетелем – главным бухгалтером Свидетель №1, которая показала, что чеки, представленные ФИО1 в подтверждение расходования подотчетных денежных средств не были приняты, поскольку содержали траты на личные нужды и не имели подтверждения расходования их по назначению, кроме того, некоторые чеки уже представлялись ранее в отчет другим сотрудником компании.

При таких обстоятельства, учитывая недоказанность возврата или использования подотчетных средств, суд находит требование о возмещении убытков обоснованным и подлежащим удовлетворению в размере 270000 рублей 00 копеек, полагая расчеты ООО «Капитал стройиндустрия» основанные на неверном толковании норм права, поскольку удержания из заработной платы работника могут производиться только в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами (статья 137 и 138 Трудового кодекса Российской Федерации, Федеральный закон от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Удержание возможно при условии, что работник не оспаривает его оснований и размеров. Для удержания из заработной платы работодатель должен получить письменное согласие работника. При отсутствии согласия на удержание вопрос о спорных суммах может быть разрешен только в судебном порядке.

Одновременно с этим, по основанию недоказанности подлежат отклонению и требования истца по первоначальному иску о признании выполненной его обязанности отчитаться перед ответчиком (бывшим работодателем) об использовании подотчетных средств.

ООО «Капитал стройиндустрия» заявлено также требование о взыскании с ФИО1 судебных расходов по оплате государственной пошлины.

В соответствии с пунктом 1 статьи 88 и пунктом 1 статьи Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

По общему правилу стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Учитывая установленные судом обстоятельства и указанные нормы права, суд приходит к выводу о том, что с ООО «Капитал стройиндустрия» в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина от оплат которой был освобожден ФИО1 в размере 9914 рублей 47 копеек (9614 рублей 47 копеек за требования имущественного характера и 300 рублей 00 копеек за требование о компенсации морального вреда), в свою очередь, учитывая что требования ООО «Капитал стройиндустрия» также были удовлетворены судом с ФИО1 подлежит взысканию государственная пошлина в пользу ООО «Капитал стройиндустрия» в размере 5572 рубля 00 копеек и в доход местного бюджета 328 рублей 00 копеек.

Руководствуясь статьями 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:


Исковое заявление ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» о взыскании задолженности по заработной плате, изменении записи в трудовой книжке и компенсации морального вреда – удовлетворить частично.

Признать увольнение ФИО1 19 декабря 2019 года на основании подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации – незаконным.

Обязать общество с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» изменить формулировку увольнения ФИО1 на пункт 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации и внести запись об увольнении ФИО1 от 31 декабря 2019 года по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации; выдать ФИО1 справку 2-НДФЛ, Приказ о расторжении трудового договора.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» в пользу ФИО1 задолженность по заработной плате за период с 1 мая 2019 года оп 31 декабря 2019 года в размере 641446 рублей 96 копеек, а также компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей 00 копеек, а всего 646446 (шестьсот сорок шесть тысяч четыреста сорок шесть) рублей 96 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» - отказать.

Исковые требования общества с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» к ФИО1 о взыскании задолженности - удовлетворить.

Взыскать с ФИО1 в пользу общества с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» задолженность по подотчетным денежным средствам в размере 270000 рублей 00 копеек, а также расходы по оплате государственной пошлине в размере 5572 рубля 00 копеек, а всего 275572 (двести семьдесят пять тысяч пятьсот семьдесят два) рубля 00 копеек.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Капитал стройиндустрия» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 9914 рублей 47 копеек.

Взыскать с ФИО1 в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 328 рублей 00 копеек

Решение может быть обжаловано в Ленинградский областной суд через Ломоносовский районный суд Ленинградской области в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Мотивированное решение составлено 31 июля 2020 года.

Судья М.В. Яковлева



Суд:

Ломоносовский районный суд (Ленинградская область) (подробнее)

Судьи дела:

Яковлева Мария Владимировна (судья) (подробнее)


Судебная практика по:

По восстановлению на работе
Судебная практика по применению нормы ст. 394 ТК РФ

Трудовой договор
Судебная практика по применению норм ст. 56, 57, 58, 59 ТК РФ

Увольнение, незаконное увольнение
Судебная практика по применению нормы ст. 77 ТК РФ

Судебная практика по заработной плате
Судебная практика по применению норм ст. 135, 136, 137 ТК РФ